Чудо  - Рациональность - Наука - Духовность
Если вам понравился сайт, то поделитесь со своими друзьями этой информацией в социальных сетях, просто нажав на кнопку вашей сети.
 
 

Клуб Исследователь - главная страница

ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ - это путь исследователя, постигающего тайны мироздания

Библиотека

Библиотека "ИССЛЕДОВАТЕЛЬ"

ГлавнаяБиблиотека "ИССЛЕДОВАТЕЛЬ"

Адепты, Мастера и Махатмы

 

                                         Посвящается с любовью САМОСОЗНАЮЩЕЙ СУЩНОСТИ, пребывающей в каждом человеке.

                                                                    Хэролд Персиваль

 

Предисловие

 

Мы приветствуем читателей "Дельфиса"! Благодаря редактору журнала и переводчику, книга Хэролда У.Персиваля впервые выйдет на русском языке - языке богатейшей духовной традиции, включающей в себя помимо всего прочего и такие выдающиеся работы, как "Тайная доктрина" Е.П.Блаватской и "Агни Йога" Елены и Николая Рерихов.

 

Книга "Адепты, Мастера и Махатмы" была опубликована первоначально в июле 1909 - сентябре 1910 в ежемесячном журнале "Слово" (The Word), который редактировал и издавал сам Персиваль. Его журнал имел хождение во многих странах мира и был посвящен изучению философии, науки, религии, теософии и созданию универсального Братства Человечества. Журнал "Слово" выходил с 1904 по 1917 год, и каждый из его выпусков открывался вдохновенной редакторской статьей Персиваля.

Как о том более детально рассказывалось в статье Л.Зубковой (Бычихиной), напечатанной в "Дельфисе" №3 за 1996 год, Персиваль, испытав однажды состояние "осознания высшего Сознания", был способен впоследствии получить знание о любом предмете в процессе особого рода ментальной деятельности, какую он называл "реальным мышлением". Хотя Персиваль никогда не бывал в состоянии транса, его тело, пока он мыслил, должно было находиться в абсолютном покое, поэтому его высказывания записывали под диктовку помощники.

В 1986 году фонд "Слово" (The Word Foundation, Inc.) начал снова издавать журнал "Слово" (как то предсказывал Персиваль в 1917 году). Это ежеквартальное издание предоставляет свои страницы для лучших статей Персиваля и других выдающихся мыслителей и писателей того же направления. Фонд "Слово" издает и переиздает книги Персиваля, владея авторским правом на все им написанное.

Нам приятно вступить в сотрудничество с журналом "Дельфис", и мы искренне надеемся, что непреходящие истины, сообщенные миру Персивалем в книге "Адепты, Мастера и Махатмы", будут способствовать тому, что начнет сбываться следующие предсказание великого ясновидящего Америки, Эдгара Кейси (1877-1945), сделанное им 22 июня 1944 года: "В России заключена надежда мира, не та, которую порой обозначают словом "коммунистическая" или "большевистская"; нет. Но - свобода, свобода! Когда каждый человек будет жить для другого человека! Этот принцип уже рожден. Потребуются годы, прежде чем он кристаллизуется, но из России исходит опять надежда мира. Что будет проводником? Дружба с нацией, которая даже на своих денежных купюрах пишет "В Бога Веруем" (т.е. США)".

На той же волне мы шлем любовь и наилучшие пожелания нашим братьям и сестрам в России, надеясь, что вы позволите Персивалю учить вас тому, как в процессе мышления можно обогащать и облагораживать свою жизнь ­равно как и жизни остального человечества - все более и более. С сердечным приветом

Арнольд Е.Мензе, Президент The Word Foundation, Inc.

1. Введение. Определение Адепта, Мастера и Махатмы

Адепты, Мастера, Махатмы (в российской духовной традиции чаще других встречается "Учитель" - Л.З.) - эти термины общеизвестны. Первые два пришли из латыни, третий - из санскрита. Слово "Адепт" широко и

поразному употреблялось в разных столетиях. В специфическом смысле оно применялось средневековыми алхимиками для обозначения ученика, получившего доступ к тайным  знаниям  и  преуспевшего  в  алхимической практике.  В обычном смысле оно относилось к каждому, кто достиг опре­деленного уровня в искусстве или профессии.  Термин "Мастер" также из­вестен  с давних пор.  Будучи производным от латинского "Магистр",  то есть повелитель, он употреблялся как титул, указывая на власть его но­сителя над другими людьми - подданными или слугами,  на главенствующую роль в семье или на роль учителя.  В терминологии алхимиков и  розенк­рейцеров средневековья этот термин занимал особое место, обозначая то­го,  кто сделался мастером в их деле,  и кто был способен направлять и наставлять других.

Термин "Махатма" - великая душа произошел тысячелетия назад от санскритских слов "маха" (великий) и "атма" (душа) ".-" Махатмами называют в Индии людей, продвинувшихся в духовном развитии, например, факиров или йогов. На Западе это слово применимо к личности, находящейся на высшей ступени духовного совершенства и мастерства. В нынешнем веке эти давно известные термины обрели новый смысл и значимость.

Данному факту много способствовала Е.П.Блаватская, основательница Теософского Общества (Нью-Йорк, 1875), которая несколько изменила сферу употребления духовных терминов. Она говорила, что Адепты, Мастера и Махатмы поручили ей создание Общества с целью просвещения мира относительно определенных учений о Боге, Природе и Человеке ­учений, миром забытых либо им неосознаваемых. По утверждению Блаватской, Адепты, Мастера и Махатмы - это личности, наделенные высшей мудростью, владеющие знанием законов жизни и смерти, способные контролировать силы природы и вызывать необычайные явления, причем натуральным образом и по своему желанию. Блаватская говорила, что инструктировавшие ее Адепты, Мастера, Махатмы пребывали где-то на Востоке, но могли существовать где угодно, хотя и неведомом для человечества в целом. Далее, она поясняла, что все Адепты, Мастера и Махатмы когда-то были или все еще остаются людьми, которые в течение многих веков путем беспрерывных усилий добились того, что могли усмирять, направлять и контролировать свою низшую природу, и оказались способны действовать соответственно обретенным знаниям и высшей мудрости.

В томах "Теософиста" и "Люцифера", предшествовавших 1892 г., Блаватская много писала об Адептах, Мастерах и Махатмах. С тех пор обширная литература, созданная в русле Теософского движения, часто использовала эти термины. Но главным авторитетом, свидетельствовавшим перед миром о существовании подобных существ, была Блаватская, "..." и все, кто узнал и принял ее доктрину, кто говорил и затем писал об Адептах, Мастерах и Махатмах, получили знание исключительно через нее. Это она, посредством своих лекций и писаний, открыла людям некоторые источники знания, из которых пришли учения, называемые теософскими.

Когда Блаватская и ее последователи писали об Адептах,  Мастерах и Ма­хатмах,  они не уточняли ни значений терминов, ни различий между ними, ни положения,  занимаемого этими существами в духовной эволюции  мира, Благодаря Блаватской и Теософскому обществу, означенные три слова были восприняты многими людьми, которые, так же как теософы, употребляют их теперь в качестве синонимов, часто путая одно с другим. Таким образом, имеется возрастающая необходимость в информации относительно того, что эти термины означают и зачем,  где, в какое время, как именно функцио­нируют обозначаемые ими существа.

Если существуют Адепты, Мастера, Махатмы, то они должны занимать опре­деленные место и ступень в эволюции, каковые можно обнаружить в каждой системе или плане,  имеющих дело с Богом,  природой и человеком.  Есть система,  данная нам природой, план которой находится в человеке. Этот план (система) именуется зодиаком.  Мы говорим не о небесном  зодиаке, хотя  12 созвездий символизируют наш зодиак.  Мы также не имеем в виду зодиак современных астрологов.

Мы изображаем зодиак, в виде окружности (см. рис.), что в свою очередь является отражением сферы. Окружность разделена надвое горизонтальной чертой; верхняя часть представляет собой непроявленную вселенную, нижняя - проявленную. Проявленной вселенной соответствуют семь нижних знаков, от Рака до Козерога. Знаки поверх черты соответствуют вселенной непроявленной.

Проявленная вселенная с семью знаками подразделяется на четыре мира, либо сферы, а именно (начиная снизу); физическую, астральную (психическую), ментальную и духовную. Эти сферы-миры можно рассматривать с инволюционной и эволюционной точек зрения.

Первая из возникающих сфер или миров - это сфера духа, которая расположена ниже линии Рак-Козерог и является в инволюционном аспекте дыханием мира, что воплощено в Раке. Затем следует мир жизни: Лев, далее - мир форм: Дева и, наконец, низший из миров - физический: Весы. Это план инволюции.. Дополнение к этим сферам, их завершение кроется в эволюционном плане и осуществляется знаками: Скорпион, Стрелец и Козерог. Скорпион: желание позволяет достичь предела в мире форм; Стрелец: мысль осуществляет контроль над миром жизни; Козерог: индивидуальность совершенствует дыхание, духовный мир. Духовный, ментальный и астральный миры уравновешиваются относительно друг друга, благодаря Весам, то есть физическому миру.

Каждый мир располагает определенного рода существами, которые осознают свою принадлежность именно тому миру, в котором они живут. В инволюционном плане существа, населяющие мир дыхания, мир форм или физический, знают свой собственный мир, но обычно не признают наличия иных классов существ, принадлежащих иным мирам. Например, сугубо физический человек не осознает ни форм астральных, что в нем присутствуют и его окружают, ни сферы жизни, в которой он живет и которая в нем пульсирует, ни дыхания высшего мира, благодаря чему он наделен способностью к различению и совершенствованию. Все эти миры и принципы находятся внутри и вокруг физического мира. Цель эволюции заключается в том, чтобы все эти миры и доминирующие в них принципы были уравновешены и слаженно взаимодействовали при посредстве физического тела человека так, чтобы человек сознавал наличие всех проявленных миров и был бы способен действовать разумно в любом из них или во всех них, не покидая однако своего физического тела.

Дабы неукоснительно следовать данной цели, человек должен создать себе иные тела для иных сфер существования; каждое тело должно быть сделано из материала того мира, где человеку надлежит разумно действовать. В настоящей стадии эволюции человек носит в себе принципы, названные выше, то есть он является духовным существом - дыханием, проникающим вибрации жизни, причем в определенной форме, присущей его физическому телу, которое действует в физическом мире. Но он осознает лишь свое физическое тело и лишь низший, физический мир, поскольку он не построил себе иного, вечного тела. Он осознает физический мир и свое физическое тело, поскольку он функционирует в физическом теле здесь и сейчас. Он осознает свое физическое тело до тех пор, пока оно живо, и не долее; так как физический мир и физическое тело есть средоточие равновесия и гармонии, он не способен построить такое физическое тело, которое бы преодолело временной предел. Он продолжает одно за другим строить физические тела для бесчисленных жизней, в которых он существует короткое время, и после каждой из смертей удаляется на сон или отдых в мир форм, либо в мир мыслей, так и не сумев привести в равновесие свои принципы, так и не найдя себя. И будет приходить опять в физический мир до тех пор, пока не построит тело или тела, отличные от физического, в которых он сможет жить постоянно, находясь в физической оболочке либо вне ее.

Человечество пребывает сейчас в своем физическом естестве и осознает лишь физический мир. В будущем люди будут продолжать жить в физическихтелах, но они перерастут физический мир и осознают все иные миры, создадут тело или покров, посредством чего смогут действовать в этих мирах.

Термины "Адепт", "Мастер", "Махатма" представляют собой стадии, или уровни каждого из иных миров. Эти стадии могут быть помечены соответственно их уровню знаками или символами универсального плана зодиака.

Адепт есть тот, кто научился использовать внутренние чувства, аналогичные чувствами физическим, и кто может действовать посредством внутренних чувств в мире форм и желаний. Разница в том, что человек руководствуется своими чувствами в физическом мире и воспринимает вещи, реальные для физического восприятия, Адепт же использует зрение, слух, вкусовые ощущения, обоняние и осязание в мире форм и желаний. Тогда как физическое тело не способно видеть формы и желания, Адепт может, культивируя и развивая особого рода внутренние чувства, воспринимать и препарировать желания, действуя через форму, в которой желания понуждают физическое тело к движению.

Адепт как таковой действует в теле или форме, аналогичных физическим, но соответствующих природе желаний, что известно всем, кто способен действовать разумно на астральных планах. Как любой мыслящий человек может распознать расу, статус и уровень культуры другого физического человека, так и Адепт может узнать природу и уровень эволюции любого другого Адепта, встретившегося ему в мире формы-желания. Но если один живущий в физическом мире может обмануть другого относительно своей расы и положения, то в мире формы-желания никто не может обмануть Адепта относительно своей природы или уровня. В физической жизни физическое тело сохраняет свою целостность благодаря форме, содержащей материю, и эта физическая, оформленная материя приходит в движение благодаря желаниям. В физическом человеке форма определена и детерминирована, желание - нет. Адепт построил свое тело желания, каковое может проявлять себя через его астральную форму либо самостоятельно в качестве тела желания, которому Адепт придал форму. Обычный человек физического мира имеет много желаний, но эти желания есть слепая сила. Адепт создал для слепой силы форму, придав ей смысл и чувства, соответствующие телу формы, которое действует через физическое тело.

Адепт, таким образом, - это тот, кто может использовать и генерировать желания в теле формы, отдельно либо независимо от физического тела. Сфера или мир, в которых действует Адепт, есть астральный, психический мир формы на плане формы-желания: Дева-Скорпион; но действует он из точки Скорпиона-желания. Адепт поднялся до полного воплощения желания. Он сам есть тело желания, действующее в форме, отдельно от физического тела. Адепт характерен тем, что он имеет дело с "феноменами", такими как сотворение форм, изменение форм, вызывание форм к жизни, приведение форм в движение, - все под контролем силы желания, поскольку он воздействует из точки желания на формы и вещи чувственного мира.

Мастером является тот, кто постиг и сбалансировал сексуальную природу физического тела, кто овладел своими желаниями и материей мира формы и кто контролирует и направляет материю мира жизни на плане Льва-Стрельца из своей точки Стрельца, посредством силы мысли. Мастер усмирил свои физические аппетиты - силу желания, он держит под контролем потоки жизни, благодаря силе мысли и своей позиции в ментальном мире мысли. Он - хозяин, мастер жизни, построивший тело мысли, и он может пребывать в этом теле мысли чистым и свободным от тела желания и от физического тела, хотя может также жить и действовать в каждом из них или в обоих сразу.

Физический человек оперирует объектами; Адепт оперирует желаниями, Мастер оперирует мыслью. Каждый исходит из своего собственного мира. физический человек имеет чувства, которые привлекают его к объектамфизического мира; Адепт перенес план своих действий в иную сферу, но еще имеет внутренние чувства, соотносящиеся с чувствами физическими. Мастер же преодолел и те и другие, поднялся до идеалов жизни, по отношению к которым чувства, желания и их объекты в физическом мире есть не более чем бледная тень. Как объекты в физическом мире, желания в мире формы, так и мысли пребывают вечно в мире жизни. Идеалы в ментальном мире мысли играют ту же роль, что желания в мире формы и объекты - в физическом. Как Адепт видит желания и формы, невидимые для физического человека, так Мастер видит мысли и идеалы, которые Адепт не постигает, хотя предчувствует, подобно тому как физический человек чувствует желание и форму нематериального происхождения. Как желание, не определенное формой в физическом человеке, определено в Адепте ­так и мысль, нс различимая в Адепте, составляет отдельно тело Мастера. Как Адепт полностью располагает и оперирует желанием вне физического мира, что нс доступно физическому человеку - так Мастер совершенно подчиняет себе движение и силу мысли в своем теле мысли, которого Адепт лишен, Характерной особенностью Мастера является то, что он имеет дело с жизнью и с идеалами жизни. Он направляет и контролирует потоки жизни соответственно идеалам. Он относится к жизни как Мастер Жизни, действуя в теле мысли и силой мысли.

Махатма - это тот, кто преодолел, превзошел, прожил, оставил позади сексуально значимый мир физического человека, мир формы-желания Адепта, мир жизни мысли Мастера, и действует свободно в духовном миредыхании, как все осознающая, бессмертная личность, обладающая правом существовать совершенно свободно и отдельно от тела мысли, тела желания и физического тела, либо находиться с ними в связи, либо действовать через них. Махатма - это совершенная и завершающая стадия эволюции. Дыхание было началом эволюции проявленных миров, необходимым для наставления и совершенствования разума. Самосознающая сущность ­конечная точка эволюции и совершенство разума. Махатма есть такое полное и всестороннее развитие разума, которое воплощает конец и высший итог эволюции.

Махатма представляет собой индивидуализированный разум, свободный от необходимости дальнейших контактов с любым из миров ниже духовного мира-дыхания. Махатма имеет дало с дыханием, владея законом, по которому все вещи из непроявленной вселенной становятся явленными, то есть вдохновляются на жизнь, и затем втягиваются обратно в непроявленную вселенную в результате вдоха-выдоха. Чувственный мир конечен, он появляется и исчезает. Махатма имеет дело с идеями, вечными истинами, реальностью идеалов. Как объекты и сексуальность в физическом мире, или чувства в мире желания вызывают реакцию со стороны находящихся там существ, так идеи, вечные законы побуждают к соответственным действиям Махатм, пребывающих в духовном мире-дыхании.

Адепт несвободен от перерождений-реинкарнаций, потому что он не подчинил себе желание и не освободился от Девы и Скорпиона. Мастер преодолел желании, но не может однако быть свободным от необходимости перевоплощения, потому что он, хотя и держит под контролем свое тело и желания, не выработал еще всей кармы, связанной с его прошлыми мыслями и поступками; и если Мастер не успеет в своем настоящем, физическом облике выработать нажитой в прошлом кармы, он будет обязан перевоплощаться в таком количестве тел и в таких условиях, чтобы полностью и окончательно освободиться от цепи перерождений, в соответствии с законом. Махатма отличается от Адепта и Мастера тем, что Адепт должен перевоплощаться, так как он, хотя и не наживает более кармы, должен выработать нажитое ранее. Но Махатма, прекративший наживать карму и выработавший всю свою карму, совершенно свободен от какой бы то ни было необходимости реинкарнации "...".

2. Возражения против существования Адептов, Мастеров и Махатм

Много возражений относительно существования Адептов, Мастеров и Махатм возникает в умах тех людей, кто слышит о предмете в первый раз, и тех, кто, будучи с ним знаком, считает это абсурдом либо обманом с корыстными целями. Возражающие, соответственно различиям в их характере, мягко критикуют эту идею или клеймят ее с горячностью как поклонение ложным богам, либо пытаются низложить ее при помощи иронии, упражняя свое остроумие. Но есть люди, которые, услышав про это в первый раз или обдумав идею всесторонне, верят естественным образом и объявляют ее не только разумной, но необходимой для вселенской эволюции.

Одно из предъявляемых возражений - это почему Адепты, Мастера, Махатмы сами не приходят в мир, а в лучшем случае посылают кого-то для подтверждения идеи об их существовании? В ответ можно сказать, что Махатма как таковой - существо не из физического, а из духовного мира и ему не пристало самому доставлять свое послание, каковое может быть доставлено кем-то от мира сего. Аналогично тому, как властелин большой страны не может напрямую сообщать свои законы ремесленникам или торговцам и делает это через посредников - так и Махатма, проводник Универсального Закона, не идет сам к людям мира пропагандировать принципы правильного действия, но посылает к ним эмиссара для советов и напоминания о законах, по которым строится жизнь "...".

Характер правителя или личность Махатмы имеют вторичное значение по отношению к сути послания. Правителя можно увидеть, потому что он физическое существо. Но Махатма увиден быть не может, он существо не материального, а духовного плана, хотя он и может обладать физическим телом. Правитель может доказать свою идентичность, поскольку это зафиксировано документами и засвидетельствовано физическими людьми. Случай с Махатмой иной - не потому, что отсутствуют документы и свидетельства, но потому, что сведения об эволюции на уровне Махатмы внематериальны и не могут быть восприняты человеком, находящимся в физическом теле.

Другое возражение: если Махатмы существуют и обладают теми знаниями и властью, какие им приписывают, то почему они не решают важных социальных, политических и религиозных проблем, каковые беспокоят и ужасают сегодня мир? Ответ: по той же причине, по какой школьный учитель не решает тотчас трудную задачку ученика, но помогает в ней разобраться, указывая на правила и принципы, с помощью о которых ее можно решить "..." Махатма не дает готовых решений нашим проблемам, ибо эти проблемы и есть уроки, с помощью которых человечество учится и обретает ответственность. Подобно тому, как учитель дает совет ученику, который находится в трудной, критической стадии решения задачи, так Адепты, Мастера и Махатмы дают совет человечеству, пользуясь соответствующими средствами, когда какой-либо народ или раса выражают серьезное желание овладеть занимающей их проблемой. Ученик зачастую отказывается внять совету учителя, отказывается трудиться как следует. Так и нация, народ могут не захотеть работать над проблемой в соответствии с определенными законами или принципами жизни, предложенными Адептом, Мастером, Махатмой через своих посредников. Учитель человечества в таком случае не будет настаивать, но подождет, пока люди, которым адресован совет, сами не захотят научиться. Если бы Махатма учредил определенного типа правительство или государство или общество, в соответствии со своим идеалом, но вне людского понимания, ему бы пришлось понуждать людей совершать действия и исполнять функции, полезность которых они не могут сознавать. Поступая так, Махатма действовал бы против Закона, в то время как его намерение ­научить людей жить в соответствии с ним.

Человечество находится на важной стадии своего развития. Оно трудится над жизненными проблемами, как ребенок над уроками. В этот важный момент истории Махатмы предложили людям определенные правила и принципы жизни, могущие помочь в решении неотложных задач. Время покажет, будут ли люди, подобно умному ученику, действовать на основании данных принципов и советов или отвергнут совет, продолжая блуждать в смущении и растерянности.

Следующее возражение сводится к тому, что если существа, называемые Махатмами, будь то факт или вымысел, будут возвышены до соответствующего плана, то они как бы займут место божества, и с верой в истинного Бога будет покончено. Подобный аргумент может исходить лишь от того, кто верит, будто его божество есть единственно истинный Бог. Махатмы, о которых мы говорим, не нуждаются в людском почитании. Они более совершенны, чем любое божество, требующее поклонения приверженцев. Истинного Бога вселенной нельзя низвергнуть с занимаемого им места, и никакой Махатма не пожелал бы этого, даже если б и была возможность. Махатмы, о которых мы говорим, не являются воочию людям, потому что это внесло бы смятение в жизнь человеческих существ и побудило бы их к поклонению ему, вне понимания самого объекта поклонения. Эти Махатмы не вступают в соревнование за поклонение или любовь человеческих существ, в отличие от богов различных религий, каждая из которых, соответственно своей теологии, требует для своего бога статус единственного и истинного. Тот, кто "поклоняется" определенному божеству, демонстрирует тем самым, что не имеет понимания о проницающем все и вся единосущем Боге.

Адепты, Мастера и Махатмы - необходимые связующие звенья в схеме эволюции. Каждый имеет свое место на различных планах существования. Каждый есть разум, работающий сознательно в астральном, ментальном и духовном мирах. Адепт - это преисполненный Сознания связной между физическим и ментальным планами, он живет осознанно в астральном мире. Мастер - преисполненный Сознания связной между астральным и духовным мирами, он живет осознанно в ментальном мире, или мире мысли. Махатма - преисполненный Сознания связной между ментальным миром и миром непроявленным. Он "..." живет осознанно и разумно в духовном мире. Если б не носители Сознания, именованные здесь Адептами, Мастерами и Махатмами, каждый из которых работает осознанно над внесознательными силами, материей, существами своего собственного мира, было бы невозможно тому, что пока не проявлено, стать проявленным для чувств в физическом мире, равно как и тому, что сейчас проявлено, низойти обратно в область непроявленного.

Адепты, Мастера и Махатмы, каждый действуя из своего собственного мира, являются разумными агентами универсального закона. Адепты имеют дело с формами и желаниями и их превращениями. Мастер имеет дело с жизненным процессом и мыслями и возникающими на их основе идеалами. Махатма имеет дело с идеями, с реальностями идей.

Адепты, Мастера, Махатмы есть логическое следствие и результат повторяющихся перерождений. Тот, кто считает реальной реинкарнацию духа в физическом теле человека, не может серьезно предполагать, что это будет происходить безотносительно к накоплению знания о жизни и законах жизни. Он не может не увидеть, как в ходе перерождений дух, эго обретает большее знание вследствие своей тяги к познанию. Такое знание будет использовано как средство для роста вне ограничений тела. В результате появляется Адепт. Если Адепт продолжает совершенствоваться в знании, контролировать свои желания и трансформировать низшие формы в высшие, он обретает еще большее знание жизни и чудесные возможности мысли. Он вступает сознательно в ментальный мир и становится Мастером, учителем жизни и мысли. Продолжая совершенствоваться, он поднимается до духовного мира и становится Махатмой-бессмертным, самосознающим и индивидуализированным разумом. Адепты, Мастера и Махатмы необходимы не только для того, чтобы помогать отдельным представителям человечества, но и чтобы работать с первичными силами во всей природе. Они служат человеку как связующие звенья, посредники, передатчики, интерпретаторы божественного и природного.

В истории отсутствуют свидетельства о существовании Адептов, Мастеров и Махатм, коль скоро речь заходит о хронике жизни и характеров создателей истории. Хотя Адепты, Мастера и Махатмы могли принимать участие в исторических событиях и даже быть историческими личностями, они не хотели обнаруживать себя или казаться отличными от других. Они редко позволяли кому-то использовать по отношению к себе данные здесь либо подобные обозначения. В сущности те, кто допускал обращение к себе как к Адепту, Мастеру или Махатме, в наименьшей степени заслуживали данный титул и власть, с ним связанную, за исключением случаев с основателями великих религий или выдающихся личностей, вокруг которых великие религии строились.

Хотя история не содержит абсолютно достоверных записей о таких личностях, она упоминает о жизни и учениях некоторых из них в выражениях, позволяющих предположить, что это были существа высшей природы; что они обладали знанием, намного превосходящим человеческое; что они были от Бога и сознавали это; и что божественность сияла через них и проявлялась в их жизнях. Приведем по одному примеру из каждого класса таких существ. Аполлоний из Тианы был Адептом. Он обладал знанием элементарных сил и мог контролировать некоторые из них. История того времени отмечает, что он мог появляться в двух местах одновременно; что он много раз являлся в собрании людей, никто из которых не видел его входящим, и что он исчезал столь же непонятным образом.

Пифагор из Самоса был Мастером. Он знал и держал, как Мастер, под контролем силы и стихии, которыми оперирует Адепт. Будучи Мастером, он имел дело с жизнью, мыслями, идеями человечества. Он основал школу, в которой обучал учеников законам и формам мысли, демонстрируя средства, помогающие им контролировать свои мысли, воплощать идеалы и достигать поставленные цели. Он знал законы, регулирующие поведение человека и приводощие мысли в гармонию, и помогал ученику, желающему стать мастером своих мыслей и жизни. Пифагор произвел своим великим знанием такое сильное влияние на мировую мысль, что мир использовал себе на благо его учебные теории и будет продолжать получать от них выгоду, пропорционально своей способности к осознанию тех важных вещей, которым Пифагор, пытался научить людей. Его система политической организации и его философия чисел, движений тела и движений вселенной освоены пропорционально степени величия ума тех, кто пытается работать над подсказанными им проблемами.

Гаутама из Капилавасту был Махатмой. Он не только знал и контролировал первичные силы, не только перестал наращивать карму, которая принудила бы его к новому перевоплощению, но через свое физическое тело в этой жизни отработал все долги, оставшиеся от предыдущих перерождений. Он мог осознанно, разумно и по своей воле перейти в любой из проявленных миров или познать их все. Он жил и действовал в мире физическом; он мог входить в мир астральный и контролировать его силы; он направлял мысли и идеалы ментального мира; он знал и осуществлял идеи духовного мира, и был способен действовать осознанно в каждом из них. Как индивидуализированный разум, Гаутама прошел через все фазы в эволюции универсального разума и, приобретя совершенное знание всех этих фаз, поднялся до универсального разума и стал поэтому Махатмой.

Все трое: Аполлоний-адепт, Пифагор-мастер и Гаутама-махатма, ­известны истории по своему физическому обличию, своим действиям в мире и влиянию над миром и людьми. Их можно познать при помощи иных средств и способностей, чем физические чувства. Но пока мы не овладеем такими средствами и не разовьем такие способности, мы не сможем узнать о них иначе, как оценивая их поступки, физический человек материален вследствие материальности своего тела; Адепт является Адептом тоже благодаря своему телу, которое позволяет ему работать в невидимом астральном мире, так же как физическое тело оперирует физическими вещами; Мастер есть Мастер благодаря определенному позитивному телу, наделенному природой и качеством мысли, с которой он имеет дело; Махатма таков, как он есть, благодаря определенной и бессмертной индивидуальности своего разума, которым он познает и исполняет Закон в гармоническом соответствии с абсолютной истиной и бытием.

Текущая история, отражающая лишь явления физического плана, не фиксирует присутствие в мире таких сущностей. Свидетельства даются нам в событиях, обусловленных оказанным ими влиянием на мысли и цели какой-то нации, а также в отпечатках их влияния на жизни отдельных людей. Такие свидетельства мы находим в философиях и религиях, основанных вышеозначенными великими личностями, или в движении вокруг завещанных ими человечеству учений. Адепт, Мастер или Махатма предлагает какому-либо народу философию или религию, которые тот в наибольшей степени готов воспринять. Когда люди перерастают учение или этическую доктрину, им преподанные, или когда их развившийся ум требует иной презентации пусть даже тех же самых истин, тогда Адепт, Мастер, Махатма предоставляют учение, какое лучше всего соответствует естественной эволюции людей, или религию, в которой они нуждаются.

Одним из первых вопросов, возникающих в голове человека, слышащего или желающего узнать что-либо об Адептах, Мастерах и Махатмах, является: если они существуют, то где пребывают физически? Легенды и мифы говорят, что мудрые люди оставляют людские скопища и удаляются в горы, леса, пустыни и иные малодоступные места. Е.П.Блаватская говорила, что многие из них обитают в Гималаях, в пустыне Гоби, в самых уединенных местах земли. Слыша об этом, рядовой человек, даже и смотрящий положительно на предмет, может впасть в сомнения и скепсис и начать иронизировать "..." И чем острее будет его ум, чем шире будет его взгляд на мир, тем сильнее он будет сомневаться в здравомыслии либо честности собеседника или группы людей, которые рассуждают о необычайных существах и их чудесных способностях.

Среди тех, кто говорит об Адептах, Мастерах и Махатмах, есть обманщики, также как среди священников и проповедников. Светский человек и материалист всегда их распознают. Но материалист не понимает силы, управляющей сердцем религиозного человека, понуждающей его искать прибежища в религии, а не в обрывках научных знаний. И умудренный жизнью человек не понимает, почему людям нужно верить в Адептов, Мастеров и Махатм, удалившихся так далеко вместо того, чтобы жить в местах доступных. В сердце религиозного человека есть нечто, притягивающее его к религии, как магнит притягивает железо; и есть нечто в сердце человека, искренне верящего в Адептов, Мастеров и Махатм, что его подвигает, даже неосознанно для него самого, на путь сочувствия и знания, проложенный ими как средоточие идеала.

Не все Адепты, Мастера, Махатмы обитают в недоступных местах, но если они там обитают, то не без причины. Адепты могут вращаться и жить среди людей, даже среди городского шума и сутолоки, потому что обязанности Адепта часто ввергают его в водоворот человеческой жизни. Мастер не станет жить в шуме и толчее большого города, хотя он может находиться поблизости, поскольку его работа связана не с вихрем желаний и форм, а с более утонченной жизнью, с идеалами и мыслями людей. Махатма не должен и не может жить на рыночной площади или проезжей дороге мира, потому что его работа - с высшими реальностями, вне борьбы и путаницы, вызываемых желаниями или переменой идеала, она проходит в области постоянного и истинного.

Стоит только задуматься над природой Адептов, Мастеров, Махатм и местом в эволюции, какое им надлежит собою заполнить, если они действительно существуют, - как возражения относительно недоступности их местопребывания покажутся несущественными для внимательного ума "..."

Существует не меньше свидетельств о существовании Адептов, Мастеров, Махатм, чем о существовании врачей, учителей, астрономов; но чтобы увидеть эти свидетельства, нужно признать их за таковые, когда они встречаются.

Вселенная - это огромная машина. Она состоит из определенных частей, каждая из которых исполняет функцию в общей системе действий. Чтобы эта машина работала исправно, нужны компетентные машинисты и инженеры, искусные химики, интеллигентные писцы и способные математики. Тот, кто бывал в типографии и видел большие линотипные машины в работе, не станет утверждать, будто это происходит само собой. Это замечательные машины; но вселенная или человеческое тело куда более замечательны, чем любой сложный и слаженный механизм, изобретенный человеческим разумом. Если мы не верим, что линотип или печатный пресс могут производить книги без участия человека, почему тогда допускаем, что вселенная возникла просто из хаоса и достигла своего сегодняшнего состояния без водительства высшего разума; или что тела, движущиеся в небесном пространстве в гармоничном, ритмическом порядке и соответственно определенному, непреложному Закону, могли бы это делать без того, чтобы высший разум направлял физическую, не наделенную разумом материю?

Природа способна на более чудесные действия, чем печатание книги. Она создает различные типы минералов с определенной закономерностью, неизвестной человеку. Она заставляет расти травинку и цвести лилию, а те радуют нас цветом и запахом, вянут, умирают, воспроизводят себя, в соответствии с закономерностью, регулируемой временем года и местностью и недоступной для человеческого разумения... Наш мир вращается в пространстве, движимый собственной энергией и иными энергиями, о каких человек знает очень мало; и силы тепла, света, притяжения, электричества становятся более чудесными и таинственными по мере их изучения, причем их внутренний закон остается непонятым. Если разум и вмешательство человека необходимы для создания и слаженной работы линотипа или печатного пресса, то сколь более необходимы должны быть Адепты, Мастера и Махатмы как носители высшего разума, которые исполняют различные функции в системе природы и действуют соответственно законам, управляющим вселенной. Адепты, Мастера, Махатмы должны по необходимости существовать в настоящем, как они существовали в прошлом, чтобы организм природы содержался в порядке и работал без перебоев; чтобы не иссякала сила, приводящая этот механизм в движение; чтобы неоформленные элементы приобретали форму; чтобы грубая материя получала обработку в конечных продуктах; чтобы эволюционировали животные виды; чтобы неуправляемые желания и мысли человека могли претворяться в высшие устремления. И чтобы человек, который живет и умирает и снова приходит в жизнь, мог стать одним из бессмертных, помогающих осуществлять Закон в каждом элементе природы и жизни человечества.

(Продолжение следует)

Перевод с английского Л.В.Зубковой (Бычихиной)

Комментарий редакции:

Е.П.Блаватская о Махатмах

В журнале "Теософист" за июль 1884 года Е.П.Блаватская определила Махатму следующим образом: "выдающаяся личность, развившая путем специальных упражнений и обучения те высшие способности, достигшая того духовного знания, какие обычные люди обретут, лишь пройдя через длинный ряд перерождений в соответствии с космической эволюцией... Настоящий Махатма - это не его физическое тело, но высший Манас, нераздельно связанный с Атмой и ее проводником (6-й принцип) - союз, осуществляемый Махатмой в сравнительно краткий период времени, в процессе самосовершенствования, который получил выражение в оккультной философии. Когда, следовательно, люди выражают желание "увидеть Махатму", они вряд ли действительно понимают, чего просят. Как они могут надеяться увидеть физическим зрением то, что находится за пределами зрения? Жаждут ли они узреть тело - всего лишь оболочку, маску? Предположим, они увидят тело Махатмы. как они узнают, что за этой маской скрыта высшая сущность? По каким стандартам будут они судить, отражает ли воспринимаемая ими иллюзия-Майя образ истинного Махатмы или нет? И кто скажет, что физическое не есть Майя? Вещи высшей природы могут быть восприняты лишь чувством, им подобающим. И поэтому кто бы ни пожелал увидеть настоящего Махатму, он должен использовать свое интеллектуальное зрение. Он должен также возвысить свой Манас так. чтобы восприятие очистилось и снялись все завесы, порожденные Майей. Его зрение тогда станет ясным, и он увидит Махатм, где бы ни находился; ибо, пресуществляясь в шестом и седьмом принципах, что соответствует вездесущности и повсеместности, Махатмы как бы пребывают всюду. Но в то же время, подобно тому, как мы, стоя на вершине горы, могли бы иметь у себя перед глазами всю долину и однако не различать какого-то отдельного дерева или места, поскольку с этой высокой точки все внизу кажется почти идентичным, и наше внимание могла бы привлечь лишь деталь, существенно отличная от окружающего фона, - таким же образом Махатмы, хотя в поле их ментального зрения находится все человечество, не могут брать на заметку каждое человеческое существо, если только оно не привлечет к себе их специального внимания своими особыми действиями. Высший интерес человечества в целом - их особая забота, ибо они идентифицировали себя с Универсальной Душой, которая пронизывает человечество; поэтому тот, кто хочет привлечь их внимание, должен действовать через Душу, наполняющую собой все".

Совет Мастера ученику-чела

В письме к С.Рамасвамияру, вступившему в Теософское Общество в 1881 году, наставляющий его Мастер характеризует Ученичество как "приобщение к знанию и одновременно испытательный срок, который лишь по воле самого чела может закончиться достижением уровня Адепта либо провалом. Слишком часто ученики-чела из-за ошибочного представления о Нашем мире лишь наблюдают да ждут приказаний, теряя драгоценное время, которое должно быть отдано личным усилиям роста. Это мнение обусловлено имеющимися у Нас вопросами. Вы предлагаете свои услуги; хорошо. Вы готовы тратить свое время, входить в материальные расходы, подвергаться риску ради НАШЕГО дела. Ну, это есть и цель человечества, цель истинной религии, образования, просвещения и духовного развития ­естественно. Для этого дела нужны миссионеры, приверженцы, доверенные лица, возможно, и мученики. Но нельзя понуждать человека становиться кем-нибудь из них. Если он сам выбирает этот путь - хорошо, хорошо для мира и для него самого. Ибо работа для человечества - великая работа, награда за нее простирается за пределы данного краткого сна жизни в другие перерождения. Ну, так делай выбор и хватай свою судьбу".

Цит. по "Indian Chelas of the Masters", The Theosophical Society, Adyar, Madras, 1992, pp. 41-42.

 

3. Причины для уединения

Махатмы пребывают вдали от людей не потому, что ими пренебрегают, но потому, что не терпят суеты, какая царит на базарных площадях жизни. Местопребывание Мастера также удалено от сутолоки и вожделений больших городов, поскольку его работа - не со стихией желаний, довлеющих над физическим бытием, но с упорядоченными системами мысли. И Адепт старается не попадать в котел физической жизни, потому что его занятия требуют тишины, хотя при необходимости он заглядывает в этот котел и может прожить целую жизнь, занимаясь исключительно проблемами мира. Адепт имеет дело с формами и желаниями, людскими обычаями и жизненными переменами; поэтому он должен временами находиться в мире.

Адепты, Мастера и Махатмы выбирают себе физическое обиталище в тех точках земли, какие наилучшим образом пригодны для их работы. На выбор места или центра, из которого они действуют, влияют многие факторы, среди них: сила магнитных полей, свобода от низших стихий либо, наоборот, их преобладание, чистота либо сгущенность атмосферы, положение земли относительно солнца и луны, влияние лунного и солнечного света.

Расы и цивилизации возникают и сходят на нет, распространяясь по поверхности земли в ограниченных зонах, Путь, проходимый центром цивилизации, похож на след змеи.

Существуют такие географические центры, которые раз за разом служили

главной сценой для трагикомедии жизни. Среди извивов пути цивилизации лежит зона продвижения человечества вперед, и те, кто не принадлежит к соответствующей эпохе, могут жить на границах этой зоны или вне ее. Адепты, Мастера, Махатмы выбирают себе место, сообразуясь с прогрессом человека и с путем цивилизации. Они живут в таких точках, откуда могут лучше всего сообщаться с нужными им людьми. Чаще всего это леса, пещеры, горы и пустыни.

Пустыни бывают иногда предпочтительнее по нескольким причинам: они, как правило, свободны от демонических и враждебных влияний; опасность путешествия по пустыне держит на расстоянии любопытных и праздных; песок или низлежащий грунт предоставляют нужные для их работы условия, также климатические преимущества. Великие пустыни не подвластны произволу низших сил, поскольку были одно время океаническим дном. Вода очистила атмосферу, в которой прежде разыгрывалась драма древних цивилизаций. Когда волны океана обрушились на землю, они уничтожили не только астральные тела существ, которые там обитали, но и тела-желания населявших эту местность людей. В атмосфере же тех стран Европы, что не погружались под воду многие тысячелетия, производя на свет семью за семьей, представителей старых рас, все еще присутствуют питаемые и хранимые мыслью народа тела-мысли многих героев, живших там прежде, сражавшихся и умерших. Над этими странами витают образы прошлых эпох, которые могут стать зримыми для тех, кто наиболее тесно соприкоснется с прошедшим. Присутствие подобных сил задерживает прогресс, подавляя сознание людей картинами прошлого. Пустыня чиста и свободна от подобных влияний.

Важные точки земли - это такие, где стояли или поныне стоят древние города, где лежали или поныне пролегают русла великих рек, где спят или извергаются вулканы. Это места, где обитают Адепты, Мастера и Махатмы. В таких центрах невидимые миры и космические силы соприкасаются с нашей жизнью, входят в землю, выходят из ее недр либо проходят сквозь нее.

Адепты, Мастера и Махатмы могут существовать в вышешеупомянутых местах в своем физическом теле. Они не живут в беспорядке и хаосе. Никакой Мастер или Махатма не будет соседствовать с неправедными людьми, постоянно нарушающими Закон. Никакой Мастер или Махатма не будет жить среди суетных и нечистых физических тел.

Наивно думать, что кто-то является Адептом потому лишь, что он удаляется от мира. Многие странные с виду личности живут в упомянутых местах. Житье в пустыне или на горе не сделает никого Махатмой. Случайные "гибриды" человеческой породы, побочные продукты эволюции тоже попадаются среди обитателей удаленных мест. Люди, не удовлетворенные положением дел в мире, озлобленные, обиженные на своих ближних, уходили и уходят в безлюдные места, становясь отшельниками. Разного рода религиозные маньяки скрываются в мрачных пещерах, где доводят до крайности свой фанатизм, налагают на себя суровую епитимью, истязают себя телесно. Люди с пытливым умом могут выбрать пустынную местность или глухой лес как подходящее для научных занятий место. Однако никто из них не является Адептом, Мастером или Махатмой. Если в пустыне или на горе, в лесу или пещере мы встречаем старожила или путника, то ни его заросшее лицо и странная речь, ни, наоборот, приятность лица или речи, ни сама местность не могут указывать на его принадлежность к высшим сущностям. Проходя через лабораторию в медицинской школе, можно встретить многих студентов в белых халатах, но, пока мы не увидим их в деле, не услышим инструкций, ими даваемых, мы не отличим их от присутствующих там ассистентов, профессоров или просто посетителей. Таким же образом Адепты по своей физической внешности или манерам будут неотличимы от других людей.

Как же мы можем встретить и распознать Адепта, Мастера, Махатму, и будет ли прок от такой встречи?

Как уже указывалось, Адепт неравнозначен своему физическому телу; он живет и двигается сознательно в астральном или психическом мире. Мастер неравнозначен физическому телу, в коем пребывает; он мыслит и действует в ментальном мире. Махатма решительно отличается от физического тела, в котором пребывает, и существует и обладает знанием в мире духовном. Каждый из них может находиться в своем физическом теле, но последнее слишком мало говорит о воплощенной сущности.

Чтобы узнать Адепта так же, как мы узнаем физическое тело человека, мы должны иметь возможность войти в психический мир и там увидеть Адепта в его собственном мире. Адепт может сделать себя видимым как астральное тело и позволить до себя дотронуться. Существа астрального мира появлялись в человеческом виде, давали себя обнаружить при помощи зрения и осязания в физическом мире и "таяли" в воздухе, исчезали, даже будучи кем-то обнаружены; причем те, кто их якобы осязал, не могли впоследствии толком ничего рассказать.

Когда предмет из невидимого астрального мира перемещается в мир физический, человек, чье восприятие ограничено физическими чувствами, не может выразить астральное явление иначе как в физических терминах; это касается и сопутствующих явлению феноменов, если таковые случаются. Чтобы узнать астральное существо, феномен или Адепта, человеку нужно как-то войти в астральный мир или посмотреть на него сверху. Мастер может обозревать астральный мир со своего места в ментальном мире и знать все, что там делается. Адепт в астральном мире может и будет знать другого Адепта из того мира; но обычный человек не может по-настоящему узнать Адепта как астральное существо, потому что он лишен соответствующего тела. Чтобы войти в астральный мир свободным от физических ограничений, необходимо знать, какие вещи и силы физического мира соответствуют элементам, силам и существам астрального мира. Медиум входит в астральный мир и часто описывает увиденные явления, но знает о них не более, чем ребенок, видящий картину, знает о различиях ландшафтов или ценности использованных в живописи материалов.

Тело или форма Мастера не могут быть ни узнаны какими-либо физическими чувствами, ни познаны при помощи внутренних астральных чувств. Мастер не имеет дела напрямую с формами астрального мира, как Адепт. Мастер имеет дело, главным образом, с мыслями; когда он работает с желанием, то обращает его в мысль. Мастер доводит желание до уровня мысли и направляет поток жизни при помощи мысли, но не так, как это бы делал обычный мыслитель. Мыслитель имеет дело с жизнью и обращает желание в форму в процессе мышления. Но он всего лишь ребенок в детском саду, строящий игрушечные домики, в сравнении с профессиональным мастером-строителем, способным проектировать и создавать здания, шахты, мосты и тому подобное.

Тело Махатмы не может быть воспринято физическим телом человека, как, к примеру, безвоздушное пространство. Тело Мастера тоже требует от воспринимающего утонченных качеств ментального или иного внефизического типа. Махатма работает с духовной природой человека. Он действует с позиций знания в духовном мире и сообщается с умами людей, когда те готовы узнавать о духовном мире, войти в него и жить, руководствуясь его законами, заключающими в себе все иные проявленные миры. Работа Мастера - учить людей правильно мыслить; работа Адепта ­инструктировать их в области трансмутации, превращения форм.

Бесполезно поэтому гадать, является ли та или иная личность Адептом или Мастером. Бессмысленно пускаться на "охоту за Махатмами". Глупо также верить в их существование лишь на основании утверждений /другого человека, хотя бы и своего доверенного лица, называющего кого-то Адептом, Мастером или Махатмой. Никакой авторитет, помимо собственного знания, не будет достаточен. Если существование Адептов, Мастеров и Махатм не кажется рациональным человеку, подошедшему к проблеме непредвзято и тщательно ее обдумавшему, нельзя обвинять его в скепсисе. Никто не обязан верить в них, пока сама жизнь не предоставит такие факты и условия, какие позволили бы ему признать, что он чувствует и видит необходимость существования этих носителей высшего разума.

Принимать на веру Адептов, Мастеров или Махатм, подчиняясь чьему-то авторитету, верить в кого-то, верить в якобы сказанное Адептом, Мастером, Махатмой и действовать помимо собственного разумения - было бы возвращением в темные века невежества и предрассудков. Это привело бы к возникновению социального неравенства, при котором человеческий рассудок подавляется, обрекается на страх и инфантилизм. Не гадание, или хотение, или слепая вера, но серьезное и бескорыстное желание знания, стремление к божественному, равно как и действия, сообразованные со знанием своей лучшей природы и высшей сути, сознательные и непрерывные усилия по контролю за своими низшими желаниями и замещению их высшими, осторожные, терпеливые, но беспрестанные попытки понять и направлять собственные мысли, вкупе с чувством единства жизни во всех вещах, с искренним желанием истины и любви для человечества, без надежды на вознаграждение, - только эти средства могут помочь соприкоснуться с Адептами, Мастерами и Махатмами, узнавать их, доказывать их существование.

Человек может найти Адепта или же сам Адепт его найдет, если человек разовьет внутри себя нечто от природы Адепта, то есть контролируемое желание. Человек может встретить и распознать Мастера, когда будет способен думать и жить осознанно в ментальном мире и создаст тело, предназначенное для чистой, мыслительной жизни в нем. Человек узнает Махатму, только постигнув собственную индивидуальность и узнав себя как Я-есть-Я, отличное от всех других вещей.

Можно найти Адепта при помощи сокрытых в каждом внутренних чувств. Встретить и распознать Мастера поможет ищущему собственная сила мысли, а также особая способность жить в мыслительном или идеальном мире. Мыслительное тело имеется у каждого; человек использует его во время сна, в мире грез, если сон его осмыслен и не детерминирован реакциями физического тела. Если он способен действовать в своем теле грез сознательно и интеллектуально во время бодрствования, он будет в состоянии постичь, узнать и подтвердить существование Мастера.

Каждый человек имеет тело знания. Это есть его индивидуальность, которая не всегда для него самого очевидна, вследствие путаницы, вызванной в его сознании всевозможными чувствами и желаниями. Никакими иными средствами, помимо тела знания, отличного от просто думания и чувствования, нельзя узнать Махатму. Наше тело знания соответствует природе тела Махатмы и сродни ему.

Мы все ощущаем прямо или смутно, предполагаем наличие в нас различных принципов, корреспондирующих с телами Адепта, Мастера и Махатмы. Астральное тело, которое держит в форме физическую материю, связанную с возникающими в теле формы желаниями, позволит нам распознать Адепта - но лишь в той мере, в какой мы можем почувствовать и воспринять свое тело формы и управлять заключенными в нем желаниями! Если мы не способны ощутить свое собственное тело формы, не способны направлять и контролировать свои желания, то не сможем и распознать в ком-то Адепта, даже если у нас перед глазами материализуются предметы, извергнутые им из астрального мира. Мы сумеем встретить и признать Мастера как такового, когда научимся пребывать сознательно в мире грез, в периоды бодрствования, когда вполне осознаем свое физическое тело.

Мы в своем физическом теле получим возможность узнать Махатму как такового при помощи нашего тела знания, превосходящего физическое и мыслительное тела. Тело знания - то, что продолжает действовать осмысленно во время нашего глубокого сна, вызывающего забвение физического тела, и тела формы, и тела мысли. Тогда мы, единственно как тело знания, существуем в мире духа.

Все тела и способности есть, по сути, процессы или степень становления и достижения. Физическое тело состоит из грубой материи и действует в физическом мире; чувственное (или астральное) тело действует через физическое, оно ощущает физический мир в элементах и формах. Полное и совершенное развитие этого тела чувства-формы есть Адепт. Мыслительное тело (или тело жизни) - то, при помощи которого осмысляются силы и элементы, действующие через физическое тело, а также их комбинации и взаимоотношения. Мыслительное тело присуще только человеку. Это результат познанного в течение бесчисленных жизней, в каждой из которых силы, повелевающие формами и желаниями, преодолеваются при помощи возрастающей способности человека думать правильно, направлять и контролировать своей мыслью различные желания и формы. Полное и совершенное развитие этой способности в человеке есть мыслительное тело Мастера. Тело знания - то, посредством чего познается все сущее. Это не умственный процесс, способствующий познанию мира, а способность всеведения. Совершенное тело знания не обязано участвовать в процессе познания и реинкарнации, оно соответствует или тождественно телу Махатмы.

Человек становится Адептом, когда научается двигаться и действовать сознательно на астральном уровне и работать с вещами астрального мира, как он способен действовать в своем физическом теле в физическом мире. Сознательное вхождение в астральный мир подобно рождению в физическом мире, но рожденный в астральном мире Адепт, пусть и не сразу оснащенный всеми средствами для работы с астральными вещами, способен там жить и двигаться, в то время как физическому телу человека, рожденному в физическом мире, требуются годы роста и большая помощь извне, прежде чем оно будет в состоянии само о себе позаботиться в физическом мире.

Человек становится Мастером после того, как он познал законы собственной жизни и в дальнейшем живет в соответствии с ними, полностью контролируя свои желания; когда он входит в ментальный мир, сознательно живет и действует там в своем ментальном теле. Вхождение человека как Мастера в ментальный мир подобно второму рождению. Вхождение совершается, когда он сам или при чьей-то помощи, открывает себя как ментальное тело, двигающееся свободно в ментальном мире, где разум мыслящего человека способен лишь блуждать, с трудом пытаясь нащупать путь во тьме.

Мастер становится Махатмой, когда он полностью выработал всю свою карму, определенную законами и условиями его присутствия в физическом, астральном и ментальном мирах, когда полностью изжита необходимость перерождения или появления в одном из этих миров. Тогда он входит и обретает бессмертие, то есть получает вечное тело-индивидуальность, какое будет пребывать и в проявленных и в духовном мирах, покуда те существуют.

Человек должен стать Адептом, Мастером или Махатмой, пока его физическое тело еще живо. Нельзя посмертно стать кем-то из них либо обрести бессмертие. Пройдя стадию Адепта, став Мастером или Махатмой, можно в соответствии с классом и степенью посвящения оставаться вдали от мира либо вернуться обратно и действовать на физическом плане. Адепты часто работают в мире, хотя мир не знает их как Адептов. Мастера редко присутствуют в суетном мире; Махатмы только при очень серьезных обстоятельствах входят в контакт с людьми мира. Кроме специальной миссии, которую Адепт, Мастер или Махатма может взять на себя, бывают и другие случаи их появления среди людей, когда они становятся известны, хотя и не по означенным титулам, но по их делам.

Их присутствие или появление в мире определяется циклической закономерностью, фиксирующей желания, мысли и достижения человечества; она начинает действовать, когда приходит время помочь рождению новой расы или становлению нового (восстановлению прежнего) порядка вещей. Закономерность, с какою Адепты, Мастера и Махатмы являются, сменяя друг друга, для участия в делах мира, схожа с регулярностью смены времен года.

Один из видимых признаков того, что Адепт, Мастер или Махатма уже где-то появился или вскоре появится, - притязания многих людей на подобные роли. Но сами эти притязания, заявления, советы, наставления не доказывают приход или присутствие истинных Адептов, Мастеров, Махатм, однако они свидетельствуют о томлении человеческого сердца, о стремлении людей к достижению высшего внутри себя, того, что и является Адептом, Мастером или Махатмой. Как перемещение солнца в определенный знак зодиака предвещает начало нового сезона, так предвещает приход Адепта, Мастера или Махатмы наше сердце, когда оно стремится достичь пределов, где обретаются эти высшие сущности.

Адепты, Мастера и Махатмы приходят не только в связи с желаниями и стремлениями людей, они появляются в определенные сроки и предъявляют миру результаты совершенной ими работы. Когда кто-то становится Адептом, Мастером или Махатмой, он, согласно закону свободы воли и из любви к человечеству, приходит в мир и приносит дар, указывающий на путь, проделанный им во время трудного путешествия, на опасности и препятствия, какие ему пришлось преодолеть, совершая работу. Это делается с целью облегчить путь последователям. Эти дары миру - все равно что указатели на перекрестках дорог, и дело путника - выбрать маршрут.

Когда Адепты, Мастера и Махатмы являются в своем физическом теле, то стараются привлечь так мало внимания, как позволяет цель их визита. Если они появляются перед какой-либо расой, это происходит обычно в наиболее подходящем для этой расы физическом обличье.

Адепты, Мастера и Махатмы ведут работу с миром в группах, и каждый получает поддержку всех участвующих в общей работе.

Никакая часть планеты не может обойтись без водительства таких наставников разума, как Адепт, Мастер или Махатма: так, правительство какой-то страны не может функционировать без направляющего участия его главы. Но подобно смене главы правительства меняется и вразумляющий предводитель нации или расы. Выбор главы правительства выражает волю не нескольких, а большинства людей. То же верно для сущностей, наставляющих нации и расы. Однако Адепты, Мастера и Махатмы не похожи на политиков, которые злоупотребляют доверием людей, заискивают, льстят, раздают обещания и тем добиваются избрания. Им чужды тиранические наклонности, присущие многим сильным мира сего. Они не стараются перехитрить государственный закон, поломать его или заменить новым. Они - администраторы высшего Закона, определяемого потребностями людских сердец, и они отвечают этим потребностям согласно циклической закономерности.

4. Их обязанности, школы, пища

Обязанность, долг значит несравнимо больше для Адептов, Мастеров, Махатм, чем для простых смертных. Долг человека важен для него в той мере, в какой он способен ощущать ответственность перед самим собой, своей семьей, страной, человечеством, природой и перед божественным принципом в природе. Этот долг он исполняет или не исполняет в период своей непродолжительной жизни. Обязанности Адептов, Мастеров и Махатм лежат в той же плоскости, но они видят дальше людей. В отличие от обычного видение вразумляющих наставников не ограничено сроком одной жизни, но охватывает, соответственно степени посвященности каждого из них, длительный период времени, вплоть до срока существования мира. Круг обязанностей Адепта включает землю, вместе с различными элементами и силами, которые окружают или пронзают ее и которые являются непосредственной причиной всех физических перемен и феноменов. Адепт управляет элементами и силами, не видимыми для человека. Как горшечник лепит глину, так и Адепт придает форму материалу в виду предстоящей цели. Его обязанности состоят в производстве феноменов, зачастую странных для чувств человека, и в предъявлении материала невидимого мира, где он живет и сознательно действует, видимому физическому миру человека. Он нуждается в физическом теле и использует его для дальнейшего роста, а также для соотнесения невидимого мира с видимым.

Благодаря своим обязанностями некоторые Адепты стали известны миру как маги, хотя не все те, кто считаются магами, являются Адептами. Адепт несет службу в мире в определенные периоды. Тогда он производит феномены, которые невежды считают чудесами, а ученые с ограниченным кругозором объявляют шарлатанством или вовсе отрицают. Адепт-маг производит феномены согласно природным законам, еще не известным ученым данного периода. Он может обнаруживать в видимом мире присутствие вещей, обычно не видимых, совершать с ними трюки, вызывать или прекращать бури, пожары, наводнения - любые природные явления, вызывать левитацию физических объектов, заставлять звучать музыку без инструментов, материализовывать физические объекты, заставлять хромого ходить, незрячего - видеть, лечить больного, сказав тому несколько слов или прикоснувшись рукой.

Адепт-маг помогает миру, когда он работает с любым из этих феноменов, ведя человечество в соответствии с Законом, подчиняясь приказам стоящих выше разумных сущностей. Но если он будет производить феномены из желания возвеличить свою власть, из самолюбования и гордости или любого эгоистического побуждения, то неизбежно будет наказан потерей своей власти, подвергнется контролю со стороны претворяющих Закон высших сущностей; и в конце концов подобная деятельность приведет его к краху. Легенды и античная история дают бесчисленные примеры Адептов-магов.

То, что в одну эпоху казалось невероятным и невозможным, становится в последующем естественным и обычным. Блестящие изобретения и достижения науки двадцатого века сто лет назад были просто немыслимы. Чудеса современной технологии сегодня мало удивляют нас. Если бы кто-нибудь осмелился предсказать эти чудеса некоторое время назад, его посчитали бы мечтателем либо обманщиком, желающим привлечь внимание.

Адепт-маг следует законам невидимого мира и достигает результата с той же уверенностью и определенностью, с какой работает современный исследователь, следуя известным ему законам физического мира. Материализация драгоценных камней и других предметов из воздуха или левитация составляют для Адепта-мага не больше труда, чем, например, для химика - получение воды из кислорода и водорода при помощи электрической искры или для физика поднятие металлического предмета с земли посредством магнита. Химик получает воду благодаря знанию свойств химических элементов. Адепт-маг получает предмет тоже благодаря знанию свойств элементов, его составляющих, и способности сложить из них форму, которую Адепт держит как представление в своем уме. Элементы или составные части всех вещей, которые присутствуют в физическом мире, содержатся в определенном состоянии в атмосфере земли. Химик или физик может создать из них форму, пользуясь подручными материальными средствами и физическими законами. Адепт-маг получает сходные результаты иным путем. Физик использует магнит, чтобы поднять железный брусок. Адепт-маг для поднятия своего физического тела тоже использует магнит, но иной, не физической природы. Этот магнит есть его собственное, невидимое тело формы, являющееся центром притяжения для его физического тела; и когда это невидимое тело поднимается, оно действует как магнит, притягивая к себе физическое тело.

Когда законы невидимого мира будут познаны, они покажутся не более и не менее чудесными, чем законы, управляющие физическим миром и его феноменами.

Человек, который притязает на статус Адепта, используя данное или какое-то другое наименование, обманывает себя и других; если же он является Адептом и вслух об этом заявляет, он тотчас отзывается со своего поста, теряет статус и власть, лишается водительства тех

Мастеров, которые действуют по законам справедливости, на благо людей. При инициации-вступлении в любой орден, превосходящий обычный человеческий миропорядок, новому члену запрещается упоминать о своем статусе. Следовательно, чем громогласнее заявления нарушающего это правило, тем меньше его реальная сила.

Мастера не являются среди людей в своем физическом теле так часто, как Адепты. Если Адепт воздействует на людей через желания (желания принадлежат к физическому миру, и контакт должен иметь место там же), то Мастер может общаться с людьми через мысли, сообразуясь со своим ментальным потенциалом и силой; и поэтому ему редко бывает нужно присутствовать физически среди людей. Обязанности Мастера по отношению к человечеству лежат в области активного человеческого разума. Разум человека действует на плане Льва-Стрельца, что есть его ментальный мир, и ниже, между Девой-Скорпионом и Весами, то есть между миром формы-желания и миром физическим, и выше, в духовном мире, на плане Рака-Козерога. Ум человека привлекают психический и физический миры внизу и духовный мир наверху.

Когда индивидуум или раса готовы получить инструкции от Мастера, или Мастеров, мысли индивидуума или расы появляются в ментальном мире, и это становится сигналом для получения инструкции от Мастера. Умы, получающие инструкции, вначале не сознают существования Мастеров, ни того факта, что они получают инструкции от существ высшего порядка, из какого-то другого мира, отличного от мира чувств, к которому они привыкли. Мастер выдвигает идеал, или идеалы, перед индивидуумом или расой и устремляет их мышление в соответствующем направлении, точно так же, как учитель в школе приводит примеры, объясняя предмет, и затем помогает ученикам выучить урок и решить задачи. Мастера поддерживают усилия индивидуума или расы по достижению ими своих идеалов, как хорошие учителя поощряют хорошую учебу. Мастера не заставляют ум пройти сквозь ментальный мир; они указывают путь, сообразуясь со степенью развитости ума и его способностью путешествовать. Никакой Мастер, или группа Мастеров, не будут настаивать на продолжении ментальных усилий индивидуума или расы, если те не хотят или не могут идти дальше. Когда люди начинают мыслить и желают совершенствовать свой ум, они получают от Мастеров помощь, соответствующую природе их желаний и стремлений.

Мастера обучают отдельных людей и человечество в целом через их мысли и идеалы в определенных слоях ментального мира. Человечество всегда получало подобные уроки. Мастера воодушевляют и ведут расы земли вперед, от одного морального достижения к другому, через все стадии и степени жизненного прогресса, хотя человечеству неведом источник, откуда приходит вдохновение, побуждающее его подниматься на более высокие уровни. Тому, кто не ограничен, не зажат или заперт, вследствие узости кругозора, рамками чувственной, смертной жизни, не покажется странным то, что в ментальном мире должны быть школы или что там должны учить Мастера, так же как в обычных наших школах.

Обязанность Махатмы перед человеком - привести его к практическому знанию своей духовной сущности. Человек несет в себе идею; Махатма раскрывает ее перед человеком. Мастер демонстрирует перед людьми идеалы и указывает путь к абсолютной идее. Махатмы, живущие в духовном мире, дают законы, которым следуют Мастера. Они во все времена присутствуют в мире, но не в физическом теле; поэтому мир не может их знать.

Вопрос о питании всегда беспокоил умы тех, кто стремился развить психические способности и достичь духовных целей. Пища - наиболее важная и трудная для человечества тема; но Адепт, Мастер или Махатма не испытывают затруднений в выборе и добывании пропитания.

Обитатели каждого царства природы используют в пищу тех или иных представителей нижестоящих царств. Первичные элементы есть материал, из которого создана земля. Земля - грубая пища, благодаря которой формируются и растут растения. Растения - материал, используемый как пища в построении тела животного. Животные, растения, земля и элементы - все это идет на формирование тела человека. Человеческое тело ­пища, благодаря которой растет и тучнеет желание. Желание - материал, преобразующийся в мысль. Мысль - пища ума. Ум - материал, из которого возникает бессмертная индивидуальность, или совершенный разум.

Адепт выбирает такую пищу, которая даст ему сильное и здоровое физическое тело. Ее тип определяется в основном условиями, в которых он работает, и окружением. Он может есть мясо и фрукты, овощи, орехи и яйца, пить молоко, воду или напитки. Он может есть и пить что-то одно или все понемногу; но что бы он ни выбрал для своего физического тела, делается это не ради какой-то прихоти, но ради практической пользы для тела, в котором он должен пребывать и работать. Само же физическое тело для него как для Адепта является материалом, при помощи которого он совершенствует себя как тело желания-формы.

Пища Мастера не сводится только к питанию его физического тела. Пища физического тела Мастера более утонченная, чем земная пища физического тела Адепта. Мастер следит, чтобы его физическое тело было здорово и крепко, но при определенных обстоятельствах поддерживает его лишь питьем воды и вдыханием свежего воздуха. Мастер употребляет свое физическое тело для более высоких целей, нежели Адепт - свое. Он поднимает низшее желание до уровня высшего и, сублимируя желания, питает ими мысль. Мысли являются, в свою очередь, пищей или материалом для построения его ментального тела. Мастеру как таковому нет необходимости есть и пить, как людям, он живет и наращивает мощь при помощи и в процессе мышления.

Физическое тело Махатмы требует самой изысканной пищи. Питание его не зависит от продуктов земного происхождения. Самое необходимое для него - дыхание. Однако это не тот воздух, которым дышит физический человек; это дыхание жизни, чем живы все тела и что умеет воспринимать и усваивать лишь физическое тело Махатмы. физическое тело Адепта не может использовать это дыхание жизни, потому что не может его удержать, хотя бы и вдохнув. Физическое тело Махатмы - высшего порядка. Его нервная организация магнетически сбалансирована и способна отражать и удерживать поток жизни, вдыхаемый физическим телом Махатмы. Но пища собственно Махатмы - духовной природы, она состоит в знании.

Все физические тела - даже существ высшего плана - нуждаются в сне. Адепты, Мастера и Махатмы знают, в какое время дня или ночи их тела лучше всего отдыхают или работают. Они могут по желанию выходить из физического тела, могут предотвращать влияние на него вредных сил либо использовать магнитный поток для возмещения причиненного ему ущерба. Благодаря совершенному знанию преобладающих влияний (в частности, луны и солнца) и знанию телесных нужд, их физические тела за краткий миг отдыха получают более пользы, чем обычные люди в продолжение ночного сна.

Адепт как таковой, помимо своего физического тела, не нуждается в сне; сознание не покидает его во время сна, хотя периодически он отдыхает и восстанавливает себя, что аналогично сну. Мастер, вне своего физического тела, не знает сна в смысле бессознательного состояния. Мастер пребывает в сознании всегда, в течении всей инкарнации. Но существует период в начале инкарнации, когда он находится в состоянии, близком к дреме, пока не пробудится как Мастер в своем физическом теле. Махатма обладает непреходящим, бессмертным сознанием; иначе говоря, он постоянно пребывает в стадии сознательного бодрствования, независимо от перемен и условий, сопутствующих всему периоду эволюции, в котором он действует, - до тех пор, пока он не решит в какой-то момент в конце эволюции перейти в состояние, известное как нирвана.

 

5. СООБЩЕСТВА АДЕПТОВ, МАСТЕРОВ И МАХАТМ;

ТРУДНОСТИ И ОПАСНОСТИ НА ПУТИ;

ПРЕОДОЛЕНИЕ ВРЕМЕНИ И ПРОСТРАНСТВА

 

Адепты, Мастера и Махатмы имеют разные степени посвящения и принадлежат к тем или иным ложам, школам и братствам, а также иерархиям. Ложа - это местопребывание Адепта, Мастера, Махатмы или место их встреч. Понятие "школа" подразумевает способы или тип работы, какой они заняты; степень указывает на уровень их способностей, мастерства и на эффективность работы школы в целом; иерархия -характеризуется "расой", к которой они принадлежат; братство ­отношениями, сущеnoao?ueie ia?ao ieie a ei?ao, школах и иепапхиях. Организации Адептов и Мастеров не похожи на создаваемые людьми, как то: театральная компания, политическая партия или акционерное общество. Организации Адептов и Мастеров действуют в соответствии с естественными Законами и внематериальными целями. Взаимоотношения в подобной организации можно сравнить с функционированием различных частей организма, действующих на благо себе и единого целого.

Целью организации Адептов является совершенствование их тел для управления желаниями и лучшего контроля над силами невидимого психического мира. Они входят в различные школы и распределены по группам соответственно степеням. Каждая группа имеет учителя. Он отбирает, объединяет и соотносит тех, кого учит, в гармоничный, работающий коллектив, учитывая их естественные склонности и способности. Он наставляет учеников в использовании и направлении их желаний, в управлении элементарными и невидимыми силами и в производстве естественных феноменов с помощью такого контроля. Поскольку Мастера еще не полностью освободились от своей кармы, им показывают в их школах сущность кармы и вернейшие средства, какими ее можно отработать, а также пути усовершенствования мыслей и ментальных тел, пределы и тайны ментального мира.

Махатмы не организованы так, как Адепты или Мастера. Их физические тела не имеют большого значения для типа их организации, если так можно выразиться. Они не встречаются в группах или школах, не устраивают семинаров с учебными целями.

Иерархия предстает в семи подвидах; семь рас, или малых иерархий, возникали и развиваются в своих подвижных зодиаках по законам неизменного Зодиака. Каждый знак из семи низших зодиакальных знаков представляет иерархию, которая отличается по типу и развитию от шести остальных. Первая иерархия, или раса, находится в знаке Рака (дыхания) и принадлежит миру духа. Вторая - в знаке Льва (жизни) и принадлежит ментальному миру. Третья - в знаке Девы (формы) и принадлежит психическому миру. Четвертая - в знаке Весов (секса) и принадлежит физическому миру. Пятая - в знаке Скорпиона (желания) и принадлежит психическому миру. Шестая - в знаке Стрельца (мысли) и принадлежит ментальному миру. Седьмая - в знаке Козерога, относится к духовному миру.

Первую расу человечества составляли сущности нарождающегося разума в виде индивидуального духовного дыхания. Вторую - электрические тела жизненной силы. Третью - астральные тела. Четвертая раса была и есть физические люди, в которых и через которых предшествующие три расы действуют как форма, жизнь и дыхание физического человека. Все ныне живущие разнополые люди, независимо от страны, климатических условий или так называемой расы, есть существа или тела четвертой расы и представители четвертой иерархии. Различные виды и роды людей, входящие в пятую расу, есть подразделения иерархии, и отличаются они по степени развития, но не по природе. По своей природе все они физические люди.

Внутри и посредством пятой расы много тысяч лет назад начала развиваться и действовать пятая иерархия. Она действует через четвертую расу, то есть через физическое тело, невидима для нее в той же мере, как невидимы для современных людей третья, первая или вторая расы, работающие в них и через них. Пятая раса действует через физическую расу как желание-чувство, и оно, хотя и не может быть увидено людьми, тем не менее их направляет, принуждая подчиняться.

Четвертая раса физического человечества находится на низшей стадии своего развития, что касается внешнего вида и склада фигуры. В будущих расах физические тела будут более красивы, грациозны в движениях, кожа их будет более гладкой и нежной, мускулы сильными, черты миловидными ­в той мере, в какой более высокие расы будут работать в них и через них.

Пятая раса состоит из тех существ, которые развивались в четвертой расе людей, равно как четвертая являлась результатом развития третьей. Пятая раса человечества есть иерархия, называемая в данном изложении Адептами, которые выше были описаны как существа, способные жить отдельно и отлично от своих принадлежащих четвертой расе физических тел. Шестая раса человечества есть существа, называемые Мастерами. Они обладают ментальными телами мысли, которые направляют и воздействуют на чувствожелание пятой расы, также как желание побуждает развиваться пятую расу среди физических людей четвертой расы. Седьмую иерархию мы называем Махатмами. Это существа, продвинувшиеся далеко вперед, -наставники, правители, законодатели всех рас человечества.

В физическом человеке четвертой расы присутствует чувство-желание пятой расы, которое он пытается в себе развить. Шестая раса действует в физическом человеке как мыслитель. Седьмая раса оказывает влияние на человека четвертой расы как принцип Я-есть-Я, или принцип прямого, мгновенного знания. Принципы чувства-желания, мысли и знания, присутствующие в человеке четвертой расы, принадлежат, соответственно, пятой, шестой и седьмой расам, названным здесь Адептами, Мастерами и Махатмами. Это пока лишь принципы, но они разовьются до стадии существ, которые будут сознательно и разумно активны в психическом, ментальном и духовном мирах - там, где ныне действуют, абсолютно осознанно и разумно, развившие себя Адепты, Мастера и Махатмы.

Братство - способ связи внутри иерархии или между иерархиями. Братья физического человека имеют единокровные тела. Братство среди расы Адептов существует не в силу родственной связи, но в силу того, что все они принадлежат пятой расе. Сходство природы и предмета желаний определяют качество отношений в братствах Адептов. Тип связи в братстве Мастеров определяется мыслью. Они, братья шестой расы, подразделяются на группы в зависимости от идеалов или предмета мысли. Мастер переходит в другое подразделение своей иерархии, когда предмет его мысли и идеалы начинают совпадать с присущими этому подразделению. Махатма связан с братьями своей седьмой расы посредством того, что составляет его сущность, - высшего знания.

Кроме отдельных братств в иерархиях, существует братство человечества. Оно присутствует в каждом из миров и в каждой иерархии. Братство человечества состоит из представителей всех родов существ, которые думают и действуют для человечества в целом, а не для определенной группы, школы или иерархии.

У нас нет оснований считать, что Адепты, Мастера и Махатмы ограждены в своем физическом теле от опасностей, болезней или перемен. Все это присутствует в проявленных мирах в различных видах. Каждый мир располагает превентивными средствами, противоядиями, лекарствами для защиты тел от опасностей, болезней или негативных изменений. Каждое разумное существо свободно в выборе линии поведения и следовании ей.

Физический человек ввергает себя в опасность, болезнь и смерть, потому что не понимает, что делает; или, если и понимает, то не способен сдержать себя и умерить свои аппетиты, желания и стремления в отношении вещей или условий, вызывающих болезнь и ускоряющих смерть.

Разгуливая по опасной зоне, каждый может быть ранен или убит. Но человек осторожный, с обостренными чувствами самосохранения скорее избежит опасности, нежели тот, кто бросается напролом. Обычный человек физического мира, словно слепой, не видит последствий своих стремлений и желаний, он глух к голосу рассудка. Отсюда неприятности и болезни, сопровождающие его путешествие по жизни. Если бы Адепт, Мастер или Махатма ступил на край пропасти и позволил своему физическому телу упасть туда, он бы погиб. Но он знает, когда и где его ждет опасность, и, защищая себя, избегает ее. Он не позволяет своему физическому телу заболеть, поскольку знает естественные законы здоровья и заставляет тело к ним приспосабливаться.

Адепт, Мастер или Махатма может делать со своим физическим телом то, что вызвало бы увечье или смерть обычного человека. Например, Мастер может находиться среди львов, тигров или ядовитых рептилий безо всякого вреда для себя. Он не боится их, и они не боятся его. Он победил в себе чувство желания, являющееся побудительной силой всех животных тел. Животные признают его власть и не могут действовать ей вопреки. Их желание бессильно повредить ему не потому, что они не могли бы сокрушить, разорвать или ужалить его тело, как физическую материю, а потому, что его физическое тело нс подвержено плотскому желанию и, следовательно, недоступно ненависти, страху, гневу, которые возбуждают страх и ярость у животных. Животные не трогают тела Адепта, Мастера, Махатмы так же, как они не пытаются оцарапать воду или сокрушить воздух. Благодаря своему знанию естественных законов и способности преобразовывать материю, Адепт может избегнуть опасностей, вызываемых землетрясением, бурей, пожаром или извержением вулкана; он также может нейтрализовать воздействие ядов, приняв противоядие или заставив свои органы высвободить некое количество секреции, достаточное для нейтрализации и преодоления этого воздействия.

Хотя Адепт как таковой не подвержен, в отличие от его физического тела, болезни и смерти, но, как воплощение желания в форме, он подвержен вредным воздействиям и изменениям психического характера. Как Адепт - он застрахован во всех физических смыслах от падений и пожара, нападения диких зверей или яда. Однако ему могут причинить вред вещи, соответствующие в астральном мире этим физическим явлениям. Он может быть подвержен зависти, которая будет отравлять его как яд, если он не искоренит ее, не употребит добродетельной силы для противодействия ей. Его может, наподобие дикого зверя, терзать гнев или ненависть, если он не сумеет преодолеть их. Хотя он и не способен упасть физически, ослабление усилий в преодолении собственной слабости понизит степень его посвященности и уменьшит власть над миром. Он может быть придавлен гордостью как обрушившейся бурей или сожжен пожаром собственных желаний.

Поскольку Мастер принадлежит к ментальному миру, он не страдает от желаний, опасностей и вредных изменений физического характера. Но мысли и идеалы, с которыми он работал и посредством которых стал Мастером, могут, в свою очередь, затормозить рост его мощи и сделаться опасными, если он не перерастет, не преодолеет их, как когда-то преодолел в себе желание. Он преодолел желание, как слепую силу, как корень ненасытности и привязанности к чувственным формам, при помощи силы своей мысли, поэтому последняя может приобрести в его глазах значение, несоизмеримое с ее реальной ценностью. Мастер может силой мысли выстроить вокруг себя ментальную стену, закрывающую свет духовного мира. Если он придает слишком большую цену мысли, то становится холоден, отстраняется от физического мира и мыслит в полном одиночестве, пребывая в своем собственном ментальном мире.

Махатма не подвержен никаким опасностям, недугам или ограничениям, существующим в физическом, психическом или ментальном мирах, какой бы смысл мы в эти слова ни вкладывали. И все же на него может оказывать влияние само его знание, огромность постигнутого. Он бессмертен и не подвержен изменениям низших миров; желание как таковое его не трогает; он стоит выше условностей мысли и процессов мышления; он есть само знание. Он знает свою власть, и идея власти так сильна в нем, что от этого может развиться гипертрофированное чувство, которое в конечном итоге приведет к тому, что Махатма будет считать себя богом во всех мирах, разовьет в нем сознание своего единственного "Я" как Единосущего. Сила эгоцентризма может быть так велика, что отрежет его ото всех миров, и он не будет сознавать ничего, кроме себя самого.

Во всех проявленных мирах существуют два фактора, которые сопровождают человечество во всех переменах и достижениях. Они преследуют и неизбежно подчиняют себе любую человеческую единицу, если человек сам не преодолеет их гнет и не начнет их использовать. Эти два фактора: время и пространство.

Время - это изменение элементарных частиц материи в их отношении друг к другу, когда материя проходит через миры. Материя дуальна, это дух-материя. Иначе говоря, материя есть материализованный дух, а дух-одухотворенная материя. Пространство - это тождество в одном. В этом единообразии продолжаются проявленные миры и обращается время. Неспособность победы над этими континуумами в результате дает смерть в том мире, где действует человеческая индивидуальность. Различие во времени в разных мирах - это различие в изменениях материи в каждом из них. Время можно победить, если найти равновесие между противоположностями в духе-материи соответствующего мира. Когда человек, подводя жизненный итог, находит равновесие между частицами времени или материи, изменения в материи или во времени перестают для него существовать. Когда прекращаются изменения, время побеждено. Но если время еще властвует, когда надо подводить "баланс существования", тогда наступает перемена под названием смерть, и человек покидает мир и переходит в иное бытие. Поскольку время в ином мире также не побеждено, опять приходит смерть. Так индивидуальность переходит из физического тела в психический мир и часто в свой небесный мир, но всегда возвращается обратно в физический; индивидуальность постоянно противостоит времени и пасует перед смертью, которая гонит ее из мира в мир, если человек не сумел вовремя подвести баланс.

Адепт нашел равновесие в физической материи. Он победил и прекратил процесс изменений в физической материи и осознанно родился в мире желания. Изменения продолжаются в материи его мира желания, и, когда придет время подводить итог, он должен найти равновесие в мире желания или его одолеет смерть и вытеснит оттуда. Если он, сбалансировав или уравновесив свое существование, остановит изменения в материи желания, то он преодолеет его и смерть в мире желания и родится сознательно в мире мысли. Там он станет Мастером и в этом качестве будет иметь дело с материей или временем ментального мира и должен будет там тоже найти равновесие и остановить время ментального мира. Не сумеет - и смерть, начальник над временем, заберет его из ментального мира, и он вернется обратно в физическое время-материю. Если же он уравновесит материю в ментальном мире и остановит мысль, то преодолеет изменчивость ментального мира и родится Махатмой в мире духовном. Преодоление желания, победа над изменчивостью мысли, над материей ментального мира есть бессмертие.

Изменению подвержен и духовный мир знания. Бессмертный - это человек, который утвердил и осуществил свою индивидуальность в духовном мире и обладает знанием об изменчивости времени-материи в низших мирах. Но ему еще нужно преодолеть изменчивость вечного духовного мира; он делает это, устанавливая равновесие между собственной бессмертной сущностью и всеми другими человеческими единицами, в каких бы мирах они ни находились. Если он не сможет уравновесить себя и остальные духовные сущности человечества, то, достигнув предела своих возможностей, окажется во власти смертельного одиночества в течение всего периода, пока духовный мир находится в проявленном состоянии.

Тождественность, единообразие присутствуют в материи-времени физического мира и в материи-времени каждого из других миров. Возможность уравновесить противоположности в материи зависит от способности видеть единообразие как оно есть, за всеми изменениями материи, и устанавливать связь между единообразием и материей, не принимая, однако, одно за другое. Неспособность распознать тождественность в изменчивости времени ведет к незнанию. Не имея способности или желания видеть единообразие пространства в физической материи, человек не может сбалансировать физическую сексуальную материю, не может прекратить изменения в материи желания, не может уравновесить или остановить движение мыслительной материи - смертный не может обрести бессмертие.

Есть два типа Адептов, Мастеров и Махатм: те, кто действует сам за себя и отдельно ото всех, и те, кто работает для человечества.

Физический человек может достичь бессмертия, как Махатма, в духовном мире знания, уравновесив сексуальную материю в физическом мире, хотя и не постигнув единообразия через материю. Он начинает с того, что воспринимает саму материю как единообразие. Равновесие таким образом достигнуто, но то признак незнания, которое происходит из неумения отличать действительное от видимого. Он продолжает свой путь через миры, ошибочно принимая материю за тождественность, и незнание истины следует за ним из мира в мир. Эгоизм и уединение - неизбежный удел человека, если он не подвел как следует баланс материи в каждом из миров. Когда тождество-пространство остается непреодоленным, а человек продолжает свое восхождение, незнание истины остается при нем, и в духовном мире он достигает знания, лишенного мудрости. Результатом бывает нирвана уничтожения в конце периода проявленности миров.

Когда тождественность действительно подчинена, ее идея постигнута и проработана, - тогда время как изменчивость материи уравновешено во всех мирах; тогда смерть побеждена, пространство преодолено, эгоизм и уединение не существуют. И обладающий таким знанием видит, что он, как индивидуальная и бессмертная человеческая сущность, никоим образом не отделим от других сущностей в любом из проявленных миров. Он обладает мудростью и истиной. Он употребляет знание на благо всем существам. Зная отношения, преобладающие в каждом мире, он мудро решает помогать всем людям и мирам. Он - Махатма, который есть наставник и правитель человечества, он принадлежит к вышеупомянутому братству человечества.

Махатма может по желанию сохранить свое тело (физическое тело формы), в котором он может соотноситься с человечеством и быть им увиденным. Тогда он преодолевает (в своем физическом теле) время и физическую смерть, обессмертив форму физического тела, но не физическую материю как таковую. Он подвергает тело тренировкам и питает его надлежащим образом, постепенно сокращая количество пищи. Тело наращивает силу и сбрасывает грубую физическую оболочку, сохраняя при этом свою форму. Это продолжается, пока не исчезают все физические составляющие, и лишь тело формы, победив смерть, остается в физическом мире, где его могут видеть люди, хотя живет оно в мире формы-желания как Адепт, Адепт высшей степени. Об этом теле в теософской литературе говорится как о "нирманакайя".

Некоторые Махатмы с гипертрофированной "самостью" строят свои психическое и ментальное тела, продолжают путь в своем духовном теле знания, обособляя себя от всех вещей мира; они наслаждаются блаженством, происходящим от постижения и знания себя, а также властью, данной этим знанием. В процессе реинкарнации они искали бессмертие и блаженство исключительно для себя, и, достигнув их, не имеют заботы о мире и себе подобных. Они работали для преодоления материи; они ею овладели и теперь имеют право на плоды своей работы. И они наслаждаются блаженством, забывая обо всем, что вне их. Хотя они преодолели материю-время, это действует, лишь пока она проявлена. Поскольку они не победили тождества-пространства, где обращается время, то все еще находятся под властью пространства.

Махатмы, которые не изолировали себя от мира и остаются в контакте с человечеством, могут сохранять свое ментальное тело мысли и сообщаться с умами людей, будучи недоступны для их органов чувств. Оба типа Махатм применяют один и тот же метод развития бессмертного тела физической формы. При этом Махатма может предстать перед людьми физического мира в облике человека, в форме пламени или огня, столпа света или как великолепное сияние.

Некоторые из Махатм, оставшихся в контакте с миром, могут захотеть управлять расой людей или человечеством в целом, контролировать умы людей, направлять их поступки, предписывать законы, получая любовь и поклонение. Такая цель есть также результат развившегося до крайней степени эгоизма. Такой Махатма, естественно, сознает свою божественность и хочет, чтобы его сила и знание правили мирами и людьми. Став Махатмой, он может основать новую религию. Так возникли многие религиозные верования мира.

Когда такой Махатма хочет управлять людьми, иметь их в своем подчинении, он смотрит в их умы и отбирает среди человечества личность, которая, как он знает, будет лучшим проводником новой религии. Махатма направляет и готовит своего представителя, часто давая ему понять, что указания исходят из божественного источника. Если Махатма имеет только ментальное тело мысли, то он приводит своего избранника в транс и поднимает в ментальный мир (небо в человеческом понимании) и там говорит ему, что он, человек, должен стать основателем новой религии и представителем Бога на земле. Затем он инструктирует находящегося в трансе человека, как это сделать.

Какие бы цели Махатма ни преследовал, его избранник верит, будто он единственный из людей осенен милостью Всевышнего. Эта вера дает ему такое вдохновение и силу, какие ничто другое дать не может. В этом состоянии он получает наставления признанного им бога и в дальнейшем предпринимает сверхчеловеческие усилия, исполняя его волю. Люди, чувствуя исходящую от него силу, собираются вокруг него, разделяют его рвение и попадают под влияние и власть нового бога. Махатма преподает своему посреднику законы, правила, ритуалы и указания для почитателей, которые принимают это за глас божий.

Почитатели таких богов твердо верят, что их бог есть настоящий и единственный Бог. Судить о характере религии надлежит не по фантастическим видениям и фанатической преданности приверженцев, не по теологии позднейших интерпретаторов, но по законам и учениям, преподанным во время жизни основателя религии. Культы нужны некоторым группам рас, как овцам нужны загон и пастух. Махатма или бог дает определенную защиту почитателям, направляет их и часто оказывает на своих людей благотворное и покровительственное влияние. Религия - это одна из школ, в которой человечество учится, пока его разум находится на юношеской стадии развития.

Есть, однако, среди высших существ силы, которые не дружественны и не безразличны, а явно враждебны по отношению к человечеству. К ним относятся и некоторые Адепты. Они также являются человеку, дают ему некое откровение и поручают основать религию или общество или сформировать группу людей для распространения пагубных учений и дьявольской практики, для проведения безнравственных церемоний, требующих кровавых приношений и других отвратительных действий. Эти культы не ограничены какой-то одной местностью; они существуют в любой части мира. Вначале они известны немногим, но при тайном одобрении или попустительстве основанная на подобной практике религия становится явной и начинает расти по мере своего укоренения в людских сердцах. Старый мир кишит подобными культами, орды человеческих существ, очертя голову, бросаются в их омут и тонут.

Человек не должен бояться верить в одного или многих богов и их культы, но ему следует быть осторожным, когда он вверяет себя религии, учению или богу, которые требуют безрассудной веры и абсолютной преданности. В жизни каждого приходит момент, когда религии более не учат его, но просто регистрируют то знание, что он приобрел и даже уже перерос. Заканчивается начальный класс бытия и наступает период взрослой ответственности, когда человек обязан выбрать для себя не только жизненный ориентир и код морали, но и основное направление своей веры в божественность - внутри себя и вовне.

6. ПРЕПЯТСТВИЯ НА ПУТИ, УЧЕНИЧЕСТВО, ПРАВИЛА

Многие из тех, кто слышал об Адептах, Мастерах и Махатмах, хотят стать кем-то вроде них, причем сразу, без подготовки. Они находят некоего учителя и получают от него инструкции. Если бы эти кандидаты в ученики проявили больше здравого смысла, они бы поняли, что, если Адепты, Мастера, Махатмы существуют и обладают чудесной силой и мудростью, то вряд ли они станут терять время на удовлетворение прихоти невежд, обучая их трюкам, демонстрируя свои сверхъестественные способности и ведя с ними беседы.

Существует множество препятствий на пути тех, кто стремится стать учениками высшей мудрости. Неуправляемый гнев, страсти, непомерные аппетиты и желания могут привести к дисквалификации ученика; препятствием может служить изнурительная болезнь или увечье (здоровые органы необходимы ученику как силовые центры, через которые он получает знания). Увлеченье спиртными напитками неприемлемо для ученика, ибо алкоголь враждебен разуму.

Медиумы и те, кто посещают спиритические сеансы, непригодны для ученичества, потому что они окружены тенями или духами мертвых. Медиум привлекает к себе создания, обитающие в гробницах и склепах, ищущие человеческое тело ради приобщения к плоти, которой они лишились либо никогда не имели. Медиум не может в трансе осознанно употреблять свои способности. Ученик, напротив, должен полностью владеть своими чувствами, управлять своими способностями и контролировать свое тело. По той же причине непригодны люди, страдающие сомнамбулизмом и слабоумием. Тело сомнамбулы действует вне зависимости от разума, что не может вызывать доверие. Никто из особо подверженных гипнотическому влиянию не способен быть учеником, поскольку он легко подчиняется внешнему влиянию, вместо того чтобы его контролировать. Теоретики от науки тоже непригодны для ученичества, потому что ученик обязан иметь открытый ум и понимание, быть готовым к восприятию истины, в то время как теперешний ученый часто закрыт для знания, которое противоречит его теориям, и вынуждает свой ум принимать за истину некоторые утверждения, оскорбляющие здравый смысл и рассудок.

С человеческой точки зрения школы Адептов и Мастеров можно подразделить на два типа: школу чувств и школу разума (это подразделение, как и все предыдущие градации, условно и необходимо лишь для более ясного понимания рассматриваемых вопросов. - Прим. ред.). Разум, конечно, является субъектом обучения в обеих школах; в школе чувств ум ученика получает наставления относительно развития и использования чувств. Ученики узнают здесь о развитии психических способностей, таких как ясновидение и яснослышание, о психических телах, или телах желания, и о том, как жить вне физического тела и действовать в мире желания. В школе разума учатся использовать и развивать возможности ума, такие как передача мыслей на расстоянии, воображение, построение мыслительных образов, учатся совершенствовать свое мыслительное тело, способное жить и свободно действовать в мире мысли. В школе чувств преподают Адепты; в школе разума - Мастера.

Важно, чтобы кандидат понимал различие между этими двумя типами школ до того, как станет учеником. Большинство кандидатов, хотя и не знают различия между Адептами, Мастерами и Махатмами (или иными терминами, употребляемыми аналогичным образом для обозначения этих существ), хотят приобрести психические способности и развить свое психическое тело, в котором они могут пребывать в невидимом пока мире. Пусть неосознанно для них самих, это их стремление и желание аналогично прошению о принятии в школу Адептов. Кандидат узнает о своем принятии, когда он докажет свою пригодность. В отличие от человеческой школы пригодность потенциального ученика оценивается не по его формальным ответам на вопросы о пройденном материале и о том, что еще надлежит узнать, но по тем психическим способностям и чувствам, которыми он владеет.

Другие кандидаты в ученики, чьи усилия направлены на то, чтобы ясно мыслить и ясно понимать свои мысли и получать радость от процесса развития идеи в мире мысли, кто видит выражение мыслей в их физических формах и может проследить формы вещей через процессы мысли вплоть до идеи, из которой они возникли, кто стремится понять причины, приводящие в действие эмоции и управляющие судьбами людей, - такие кандидаты неосознанно подали или подают прошение о приеме в школу Мастеров. Они узнают о своем принятии, когда разовьют ментальные способности, необходимые для получения надлежащих знаний.

Кандидаты обычно бывают увлечены вещами, взывающими скорее к чувствам, нежели к разуму, поэтому большинство поступает в школу чувств и лишь некоторые - в школу разума. Кандидат свободен в выборе школы, за которым последует работа, определяющая его будущность. В начальной стадии он может решать обдуманно и без затруднений. Но после того, как выбор сделан, жизненный путь определен, будет трудно или почти невозможно что-либо менять. Те, кто выбрал школу мастеров, могут, пройдя стадию Мастера, стать Махатмами, и после всего этого перейти на стадию Адепта. Те же, кто выбрал школу чувств, поступил в нее и стал затем Адептом, почти никогда не становятся Мастерами или Махатмами. Причина в том, что, если они не увидели и не поняли разницы между разумом и чувствами или же поняли и, несмотря на это, избрали местом учебы школу чувств, то потом, поступив туда и развивая чувства и то тело, какое подходит к этой школе, они будут слишком озабочены и поглощены чувствами, чтобы освободить себя и подняться над ними. Ибо после того, как разовьется тело, превозмогающее физическую смерть, разум приспосабливается к работе в этом теле и уже не может действовать вовне, независимо от него.

Ум человека, поступившего в школу чувств, преодолевшего физическую смерть и ставшего Адептом, подобен уму того, кто в погоне за удовольствиями стал неспособен к абстрактному мышлению. Он не видит возможности начать работу, потому что направление его ума препятствует этому. Он может сильно сожалеть об упущенных или отвергнутых возможностях, но что толку? Удовольствий физического порядка есть множество, но в психическом мире удовольствий и соблазнов в тысячу раз больше, и они привлекательнее и острее для того, кто ими соблазнился. Человека опьяняет употребление астральных способностей и сил, хотя могут быть моменты, как в случае с больным, страдающим алкоголизмом, когда он хочет избежать соблазна, но освободиться от него не может.

Ни один Адепт или Мастер не примет в ученики человека, который не заботится о здоровье, чистоте души и тела. Здоровый и чистый ум в здоровом и чистом теле - предварительное условие ученичества. Разумный человек исполняет это условие, прежде чем стать учеником и начать получать наставления, прямо или опосредованно, от Адепта или Мастера.

Человеку необходимо хорошо понять мотивы своего стремления стать учеником. Если причина не в желании служить людям с такой же отдачей, с какой он самосовершенствуется, лучше будет отложить это намерение до той поры, когда он начнет чувствовать себя в сердцах других людей и чувствовать человечество в собственном сердце.

Если кандидат решает стать учеником, он может определить себя в какую-либо школу по своему выбору. Однако не существует школы или организации, куда самопровозглашенный ученик мог бы обратиться и адресовать свое желание. Он может вступить в так называемое тайное общество, оккультный или эзотерический орден, может присоединиться к людям, которые претендуют на знакомство с Адептами, Мастерами, Махатмами или обучают оккультным наукам; но, хотя бывают общества, способные время от времени давать разъяснения по сложным вопросам, сам факт их притязаний и намеков на связь с высшими силами способствует их разоблачению, доказывая обратное.

 

Самопровозглашенный ученик - единственный свидетель своего выбора. Других свидетелей не нужно. Если он сделан из того же "теста", что и действительные ученики, он знает, что так называемое документальное свидетельство не имеет значения при решении вопроса, зависящего от жизненного усилия.

Тот, кто хочет иметь подтверждение своей принадлежности школе или сомневается в наличии таковой, кто желает получить соответствующее признание, как только станет учеником, - тот пока не готов к самоназначению. Такие люди терпят неудачу еще прежде, чем начнут дело. Они теряют уверенность в себе, в свое призвание и, столкнувшись с суровой реальностью жизни или опьянев от обольщения чувствами, забывают о своей решимости и смеются по поводу былого рвения. Подобные мысли роятся в уме самопровозглашенных учеников. Но наиболее упорные не сходят со своего пути. Они знают, что взялись за дело, которое может потребовать многих жизней, полных непрестанных усилий. Они могут быть обескуражены медленным с виду прогрессом в самоподготовке, но их решимость все же остается неизменна, и они продвигаются вперед.

Подготовка самопровозглашенного ученика в школе чувств какое-то время проходит параллельно или аналогично подготовке в школе разума, а именно: в обеих школах учеников учат контролировать свои телесные аппетиты, направлять мысли на текущие занятия, избавляться от обычаев и привычек, отвлекающих их от принятых решений; в обеих школах учат фиксировать ум на идеалах.

Пища - предмет, которым кандидат в ученики озабочен с самого начала, и очень часто ищущий истину человек так и не продвигается далее. Своеобразные понятия о пище бытуют среди некоторых чудаков, проповедующих пост, сыроедение, вегетарианство и т.д. Если кандидат запутался в дебрях проблемы о еде, он останется в затруднительном положении до конца инкарнации. Он избежит опасности, если поймет, что предметом его забот должно стать сильное и здоровое тело, но не еда. Тогда он будет ценить и принимать такую пищу, какая позволит ему поддерживать телесное здоровье и наращивать силу. Для некоторых людей с особой конституцией тела возможно жить обычной жизнью и сохранять здоровье, не употребляя в пищу мяса. Но в своем настоящем физическом теле человек создан как всеядное животное. Его желудок- орган мясоедения. Две трети его зубов предназначены для пережевывания мясной пищи. Это знаки того, что природа снабдила разум плотоядным телом, которое требует мяса, равно как овощей или фруктов, для сохранения здоровья и силы. Никакие теории или благодушные рассуждения не могут оспорить этот факт.

Конечно, приходит время, когда ученик, приближаясь к стадии Адепта или Мастера, перестает есть мясо или даже вовсе не принимает твердой и жидкой пищи. Но он не должен отказываться от мяса, пока занят активной работой в больших городах и с другими людьми, иначе он может заплатить за это физической слабостью, ухудшением здоровья или настроения, его ум может стать суетливым, раздражительным, неуравновешенным. Отказ от мясной пищи аргументируют, главным образом, тем, что она стимулирует животные инстинкты в человеке. Говорят также, что нужно убить в себе желания, если хочешь жить духовными устремлениями. Действительно, мясная пища усиливает в человеке животное тело, или тело желания. Но если бы он не нуждался в таком теле, у него не было бы и физического тела, обладающего животной природой. Между тем, без животного тела ищущий человек не смог бы следовать в избранном направлении. Его животное тело - это зверь, которого он приручает и дрессирует, чтобы доказать свою пригодность к дальнейшему продвижению, зверь, которого он оседлал и направил по нужному пути. Если он убьет или ослабит зверя, отказывая в необходимой тому пище, прежде чем полностью снарядит себя в дорогу, то далеко не уедет. Его дело - управлять животным, заставлять его везти туда, куда пожелает человек. Неверно, что мясо, которое ест человек, якобы пропитано желаниями животного или окружено причудливыми желаниями астрального плана. Любое чистое мясо также свободно от подобных желаний, как чисто вымытые картофель или горох. Некоторые расы могут сохранять здоровье, не потребляя мяса, ввиду особенностей климата и многовековой привычке. Но западные расы ­расы мясоедов.

Самопровозглашенному ученику школы чувств и также школы разума нужно иметь сильное желание, и это желание должно быть направлено на поставленную цель - сознательное и разумное ученичество. Он должен не избегать вещей, которые считает препятствиями на своем пути, но идти дальше, бесстрашно их преодолевая. Слабый не будет иметь успеха. Тот, кто полагает, что должен ждать, пока не созреют условия, кто думает, что все для него приготовят невидимые силы, пусть лучше не начинает. Тот, кто считает свое положение, обстоятельства, свою семью, взаимоотношения, возраст и заботы непреодолимыми препятствиями, совершенно не прав. Он не понимает сути предстоящей работы и, следовательно, не готов. Когда человек имеет сильное желание, твердую веру в реальность своего призвания и решимость идти вперед, это значит, что он готов начать. И он начинает путь - из данной конкретной точки. Он назначает себя учеником.

Человек может назначить себя учеником в любую из школ, независимо от того, богат он или беден, образован или нет, независимо от своих обстоятельств и части света, в какой находится. Он может жить в выжженной солнцем пустыне или на заснеженных горных вершинах, на широкой зеленой равнине или в многолюдном городе; он может работать в уединении плавучего маяка или в бедламе фондовой биржи. Где бы он ни был, он способен стать учеником.

Препятствия преследуют такого ученика на каждом шагу. Ему не следует их избегать либо игнорировать. Он должен стоять на своем и преодолевать их. Никакое препятствие или их комбинация не возьмут верх над учеником, если тот не сложит оружие. Каждое преодоленное препятствие прибавляет ему силы. Каждая одержанная победа продвигает его к успеху. Размышляя, он учится мыслить; действуя, он учится действовать. Сознает он это или нет, но каждое препятствие, испытание, горе, соблазн, неприятность или забота имеют место не ради его жалоб и стенаний, но ради того, чтобы он научился мыслить и действовать. С какой бы трудностью он ни столкнулся, она дается с целью научить его чему-то и развить в определенном направлении. Пока он не научится встречать трудность надлежащим образом, она останется с ним. Если он примет вызов, будет честно бороться и поймет причину случившегося с ним, трудность исчезнет. Злосчастие может держать его долго и цепко, но может исчезнуть как по волшебству. Продолжительность первого и быстрота второго зависят от поведения человека. С того момента, как самопровозглашенного ученика осенит мысль, что все его несчастья, трудности и скорби, равно как его удовольствия и развлечения, играют определенную роль в его развитии и становлении характера, он начинает жить с уверенностью и без страха. Он готовится стать настоящим учеником.

Как и тайная работа природы, работа ученика происходит непрерывно и незаметно, прежде чем первые результаты увидят свет. Могут пройти годы и жизни с почти незаметным успехом, но он не должен прекращать работу. Как зерно, посаженное в почву, он развивается первоначально во тьме, не видя света. Чтобы приготовить себя, ищущему не надо бросаться делать какое-то важное дело; ему не надо рыскать по миру в поисках знания - он сам предмет и тема своих исследований; он сам препятствие, которое следует преодолеть; он сам материал, с которым надлежит работать; он сам результат своих усилий; и со временем он увидит плоды им содеянного по тому, каким он стал.

Ищущий истину должен сдерживать приступы гнева или страсти. Гнев, страсть и бурные проявления характера имеют вулканическую природу; они разрушают его тело и расходуют его нервную энергию. Чрезмерный аппетит в еде или удовольствиях необходимо укрощать. Телу или телесным аппетитам можно потворствовать лишь постольку, поскольку это необходимо для физического здоровья.

Нужно изучить физическое тело; нужно терпеливо о нем заботиться и не злоупотреблять им. Когда тело почувствует, что его оберегают и поддерживают, с ним можно будет делать вещи, невозможные прежде. Тогда ищущему откроется больше сведений по анатомии, физиологии и химии тела, нежели он мог бы почерпнуть, учась в университете. Тело станет другом ученика, однако его как неразумное животное нужно сдерживать, контролировать и направлять. Подобно животному, оно сопротивляется контролю, но в результате становится уважительным и лояльным слугой своего хозяина. Простые удовольствия и физические упражнения также желательны в разумных пределах. Прогулки на свежем воздухе, плавание, гребля, необременительный поход в горы весьма полезны для тела. Близкое знакомство с земной поверхностью, ее структурой и жизнедеятельностью, наблюдения за природными явлениями, изучение жизни насекомых, птиц, рыб приносит немало удовольствия уму ищущего. Все это имеет для него особый смысл и дает подчас больше знаний, чем книги.

Если самопровозглашенный ученик является медиумом, он должен преодолеть в себе эту особенность. Ни та, ни другая школа не примет медиума в ученики. Медиумом мы называем того, кто теряет контроль над своим телом при определенных обстоятельствах (помимо обычного сна). Медиум - средство, используемое неразвитыми, бестелесными человеческими желаниями. Говорить, будто медиумы необходимы для получения инструкций от внеземных представителей высшего разума, ­болтать попусту. Когда высший разум желает вступить в контакт с человечеством для передачи учения, легко находится разумный канал, что не грозит посланцу потерей человеческой сущности и не вызывает жалкого или отвратительного зрелища, какое являет собой медиум.

Ученик-медиум может положить конец данным способностям. Но для этого он должен действовать твердо и решительно. Здесь нельзя идти на компромисс или допускать мягкость. Необходимо сосредоточить всю силу воли. Медиумические тенденции исчезнут и полностью прекратятся, если ученик направит против них свой разум и не позволит какойлибо из них проявиться. Если он выдержит, то почувствует, как выросла его сила и усовершенствовался ум.

Ищущий истину не должен иметь привязанность к деньгам или собственности. Если он ощущает себя благополучным, сильным, значительным вследствие того, что имеет много денег, или ощущает себя бедным и бессильным из-за их нехватки, это суеверие станет на пути его развития. Богатство или бедность человека - в силе или слабости его мысли, в способностях внефизического свойства, а не в наличии денег. Ученик, если он беден в материальном смысле, все же будет иметь достаточно для своих нужд; независимо от количества собственности, он не будет иметь больше, чем абсолютно необходимо.

Самопровозглашенный ученик не должен присоединяться как участник к какой-либо группе людей, чьи религиозные принципы или форма веры отличаются от того, чему он следует, либо ограничивают его свободу действий и работу ума. Он может выражать свои верования, но без нажима на окружающих лиц. Он ни в коем случае не должен пытаться контролировать свободу действий или мысли кого-то, как не желал бы того же по отношению к себе со стороны других. Ни один из ищущих истину или учеников не сможет контролировать другое лицо, прежде чем не научится управлять собой. Его усилия в работе над собой потребуют такого напряжения, что ему не будет дела до других. Самопровозглашенный ученик не обязательно в этой жизни станет признанным учеником одной из двух существующих школ, но он должен продолжать начатое до конца своих дней, если его вера для него реальность. Он должен быть готов принять свое назначение учеником школы в любое время либо прожить без оного несколько жизней.

Самопровозглашенный ученик, готовящий себя в школу чувств, то есть Адептов, будьте сознательный и ясный выбор, природная склонность или неопределенный порыв, более заинтересован в психических способностях и их развитии, чем в процессах мышления по поводу причин бытия. Он будет ассоциировать себя с психическим миром и попытается войти туда. Он будет искать вход в астральную сферу, развивая свои психические способности, такие как ясновидение и яснослышание. Он может попробовать один или много методов, рекомендованных в этих целях различными учителями, отбрасывая то, что не подходит, и применяя то, что соответствует его натуре и мотивам; либо он будет пробовать новые методы и приемы, открытые им на пути продвижения к цели, то есть на пути к сознательному существованию вне физического тела и обретению способностей, обеспечивающих такое существование. Чем чаще он будет менять метод или систему, тем дольше придется ждать результатов. Чтобы получить результат, ему следует придерживаться какой-либо одной системы, по крайней мере, пока не обнаружится ее ошибочность. Доказательством ошибочности системы может быть не долгое отсутствие результата, но ее несоответствие индивидуальному чувственному опыту и рассудку или отсутствие логики. Человек меняет свою систему, метод, практику не потому лишь, что кто-то так сказал или сам он прочел в книге, но лишь если услышанное или прочитанное им самоочевидно для его чувств и понимания. Чем раньше он начнет доверять собственной оценке на основе чувств или мысли, тем скорее перерастет подготовительный класс и станет признанным учеником школы.

По мере продолжения подобной практики его чувства становятся острее. Его ночные сны приобретают яркость. Его внутреннему взору могут являться лица или фигуры, различные сцены и незнакомые места. Это может происходить на фоне открытого пространства либо иметь обрамление подобно картине, однако это не будет живописью. Деревья, облака, вода будут деревьями, облаками и водой. Лица или фигуры будут как лица и фигуры, а не как портреты. Возможно, будут слышны звуки или музыка. В музыке не будет дисгармонии. Она будет звучать отовсюду и ниоткуда. После того как ухо услышит эту музыку, обычная инструментальная музыка потеряет для человека свое очарование. Инструментальная музыка станет подобна диссонирующему звучанию инструментов при настройке, или лязганью бубенцов, или резким звукам свистка. Инструментальная музыка в лучшем случае - это грубая имитация или отражение музыки звучащего космоса.

Ученик сможет ощущать близость, контакт с разными существами или объектами, оставаясь физически неподвижным. Но подобное ощущение не будет обычным прикосновением, как, например, к чашке или камню. Оно будет легким как дыхание и столь же проницающим. Таким образом, станет осязаема природа предмета, но не его физическая оболочка.

Пищу и иные вещи тоже можно будет пробовать вне физического контакта. Они покажутся знакомыми или странными на вкус; вкус будет ощущаться не языком, но гландами горла и затем жидкой средой тела. Приятные запахи будут иными, чем благоухание, исходящее от цветка. Они будут проницать, окружать и поднимать тело, наполняя его восторгом.

Самопровозглашенный ученик может испытывать любое из этих чувств, которые есть астральные дубликаты чувств физических. Это ощущение нового ни в коем случае не является вхождением и вживанием в астральный мир. Ощущение иного мира часто принимают за начало жизни в нем. Эта ошибка доказывает, что человек не понимает происходящего. Астральный мир представляется новым и тому, кто впервые ощущает его, и тому, кто после долгих лет подобных ощущений полагает, что приобщился к нему. Ясновидящие и яснослышащие не действуют сознательно, когда они видят и слышат. Они подобны детям в стране чудес. Они не умеют правильно интерпретировать увиденное, не знают значения услышанного. Они считают, что вышли в иной мир, но все еще пребывают в своем теле (если только они не медиумы, находящиеся в бессознательном состоянии).

Появление новых чувств убеждает самопровозглашенного ученика, что он продвигается вперед по пути саморазвития. Но пока он не получит другие доказательства, кроме описанных выше ощущений, он не должен делать ошибки и считать, что действует разумно в астральном мире или что он признан как ученик. Когда он станет признанным учеником, то получит лучшее свидетельство, нежели ясновидение и яснослышание. Он не должен верить тому, что говорят ему призраки или невидимые голоса, но обязан задавать вопросы относительно того, что кажется важным; но в любом случае он должен приказать видению исчезнуть или заставить невидимый голос замолчать. Он должен перестать использовать такие способности, если почувствует, что впадает при этом в транс или теряет сознание, как медиум во время сеанса. Ему не следует забывать, что медиумизм закрывает ему путь в школу Адептов или Мастеров и что, будучи медиумом, он никогда сам не станет ни Адептом, ни Мастером.

Самопровозглашенному ученику нужно понять, что он не должен употреблять свои новые ощущения для ублажения себя либо демонстрации перед другими с целью развлечения или завоевания популярности. Если желание приобрести публичное признание путем демонстрации новых способностей присутствует в его уме, он их со временем частично или полностью утратит. И это пойдет ему во благо. Если он на верном пути, то все вернется опять, но лишь когда он преодолеет желание публичных восторгов. Чтобы быть полезным миру, он должен работать, не ожидая похвал; если он с самого начала желает похвалы, это желание будет возрастать одновременно с его силой и сделает его неспособным распознавать и исправлять свои ошибки.

Самопровозглашенный ученик, продвинувшийся таким образом и действовавший сознательно, исправляя ошибки независимо оттого, сколько их было сделано, будет иметь через какое-то время следующий новый опыт. Его чувства как бы начнут таять, перетекая одно в другое, и он окажется в таком месте, вернее состоянии, где получит свидетельство своего поступления в ученики. Этот опыт не будет трансом, при котором человек утрачивает сознание частично или полностью и после которого он забывает частично или полностью о происшедшем. Он будет находиться в полном сознании и впоследствии помнить все, что произошло. Этот опыт будет как начало новой жизни (уединенной и свободной от эмоций). Человек поймет, что нашел искомое - поступил учеником в школу по своему выбору, в школу чувств. Этот опыт не означает, что он уже способен жить вне физического тела, но свидетельствует, что ученик будет отныне учиться в школе тому, как жить вне и независимо от своего тела. Когда он научится жить и действовать независимо от своего физического тела, то станет Адептом.

Новым опытом открывается период ученичества. В этот период человек увидит своего учителя и узнает некоторых других учеников, с которыми он будет связан по школе. Этот новый опыт, сделавший из человека, ищущего истину, признанного ученика, ограничен во времени. Новое сознание, благодаря которому учитель с ним сообщается, формирует ученика. Если ранее он мог не знать о существовании других учеников, то теперь узнает, кто они, и встретится с ними, и они будут его братьями. Их учитель будет Адепт или старший, умудренный опытом ученик, Соученики могут жить в других частях мира или совсем близко. Если они слишком разобщены, их занятия и жизненные обстоятельства переменятся, так что они будут находиться в непосредственной близости друг к другу. Пока между ними не наладится связь, учитель будет по необходимости инструктировать каждого в отдельности. Когда они будут готовы объединиться в класс, учитель созовет их вместе в их физическом теле, сделает из них настоящий класс и будет преподавать учение, находясь также в физическом теле.

Учение дается не из книг, хотя книги могут быть использованы. Учение касается элементов и сил, того, как они влияют на вновь приобретенные внутренние чувства, как их контролировать при помощи чувств, как развивать и использовать в работе физическое тело. Никому из учеников не позволено обнаруживать свой класс перед миром или отдельным, не связанным с классом лицом. Каждый, кто достоин называться учеником любой из школ, избегает популярности. Ученик скорее примет смерть, нежели выдаст миру существование своего класса. Те, кто открыто заявляют о своем ученичестве и связи с Адептом или Мастером, не являются учениками в том смысле, в каком здесь говорится. Они принадлежат к одному из так называемых оккультных или тайных обществ, которые говорят об эзотеризме, но не упускают случая порекламировать себя перед миром.

Самопровозглашенный ученик принимает или устанавливает для себя некое число правил, соответственно которым пытается строить свою жизнь. Признанный ученик ставит перед собой правила, которые он обязан соблюдать и применять на практике. Некоторые правила касаются его физического тела, другие регулируют рождение и развитие нового тела ­тела Адепта. Правила, относящиеся к физическому телу, включают соблюдение законов своей страны, мира в семье и целомудрия, заботу о теле и бережное обращение с ним, отвержение физического вмешательства (в том числе гипноза) со стороны других людей.

Относительно правил для физического тела: целомудрие соблюдается, если человек не был в браке ко времени поступления в ученики и остался неженатым; но если он не может соблюдать воздержание в желаниях, тогда ему следует вступить в брак. Правило целомудрия в браке требует, чтобы ученик не возбуждал влечения у своей жены и сдерживал свое собственное. Это правило запрещает использование сексуальной функции с какой-то иной целью, кроме естественного контакта междумужчиной и женщиной,

Среди правил, регулирующих развитие нового, психического, тела и его способностей, есть правило послушания. Послушание означает, что ученик будет безоговорочно подчиняться указаниям своего учителя во всем, что касается развития психического тела, что он будет строго соблюдать лояльность в желаниях и мыслях по отношению к школе своего выбора, что он будет продолжать работать для своей школы, сколько бы жизней это ни потребовало, вплоть до рождения Адептом. Правило, касающееся медиумизма, требует, чтобы ученик принял все меры предосторожности против медиумических действий: и чтобы он не поощрял и не побуждал других становиться медиумами. Правило о дебатах предписывает ученику воздерживаться от споров и ссор с соучениками или другими людьми. Все вопросы, относящиеся к их занятиям и не понятые учениками, следует адресовать учителю. Если и после вопрос вызывает разногласия, нужно отложить его, пока возросшие способности не позволят ученикам с ним справиться. Согласие и понимание предмета придет само, но не путем ожесточенной полемики или дискуссий, каковые скорее затемняют предмет, чем объясняют его.

Правило об отношении к другим ученикам предписывает ученику устанавливать с ними связь более тесную, чем с кровными родственникам; и добровольно жертвовать собой или чем-то, находящимся в его владении или власти, дабы помочь своему собратуученику, если подобная жертва не наносит ущерба его семье и не нарушает законов страны, в которой он живет, и если она не запрещена его учителем. Если ученик почувствует гнев или ревность, он должен найти их причину и преодолеть их. Он мешает собственному продвижению и продвижению своего класса, позволяя себе какое бы то ни было неприязненное чувство по отношению к соученикам.

Правило относительно желаний требует, чтобы ученик культивировал и оберегал то, что мы называем желанием, постольку, поскольку он будет способен сдерживать его в себе и управлять его проявлениями; и чтобы ученик имел одно твердое, постоянное и неизменное желание - достигнуть перерождения как Адепт.

Правило, относящееся к чувствам и силам, состоит в том, что их следует рассматривать как средство для достижения цели - состояния полного Адепта, что их нельзя использовать для привлечения внимания, удовлетворения чьего-то желания, для влияния на других, для победы над врагом, для самозащиты, а также для вхождения в контакт с силами и элементами, для контроля над ними, кроме как по прямому указанию учителя. Ученику запрещается выходить из своего физического тела или действовать вне его и помогать в этом другому ученику. Любая такая попытка, как бы ни велик был соблазн, может вызвать "выкидыш" зародыша психического тела и окончиться безумием и смертью ученика. Неудача не позволит ему родиться как новое, психическое, тело в его текущей жизни и обусловит медиумические тенденции или еще одну неудачу-аборт в его последующей жизни.

Обязанности ученика по отношению к миру определены судьбой - кармой его предыдущих жизней и вменяются ему естественным образом. Ученик живет своей внутренней жизнью в мире. При все более глубоком погружении во внутреннюю жизнь ученик может захотеть оставить мир людей и жить вместе со школой, к которой принадлежит. Такое желание, однако, возбраняется и должно быть подавлено учеником. Желание уйти от мира приведет к уходу, но ученик будет обязан вернуться опять и работать в мире до тех пор, пока не сможет избавиться от желания его покинуть. Работа ученика в мире может потребовать несколько жизней, но придет момент, когда ему действительно будет необходимо покинуть мир на короткий или длительный срок либо навсегда. Этот момент определяется сроком выполнения его обязанностей перед родственниками и друзьями, а также ростом и развитием нового, психического, тела, которое должно родиться в конце ученичества.

7. РАЗВИТИЕ И РОЖДЕНИЕ АДЕПТОВ И МАСТЕРОВ

Существует много стадий, через которые проходит ученик, прежде чем становится Адептом. У него может быть один или более учителей. В этот период он получает информацию о естественных феноменах, которые являются предметами мирских, "внешних" наук, - например, о структуре и происхождении Земли, растений, воды, о распределении первичных элементов в природе и о методах их постижения в биологии, химии и т.д. Дополнительно и в связи с этим его обучают "внутренним", эзотерическим наукам о земле, воде, воздухе и огне. Ему показывают, и он убеждается, что огонь есть источник и двигательная сила всех проявленных вещей; что он в различных аспектах является причиной изменений во всех телах, и что он в результате вызванных изменений получает обратно в свое владение все проявленные вещи. Ученик видит, что воздух есть проводник и нейтральное состояние, посредством которого непроявленный огонь подготавливает нематериальные вещи к проявленному состоянию; что эти вещи по окончании цикла проявленности поглощаются воздухом; что воздух есть проводник междучувствами и разумом, между физическим аспектом и ментальным. Ученику показывают воду как резервуар для всех привходящих из воздуха вещей и форм, которые она преобразует и передает Земле; ему показывают воду как источник физической жизни и как фактор, ощущающий, моделирующий, балансирующий и распределяющий жизнь в мире. Он видит землю как поле, на котором материя уравновешивается и балансируется в своих инволюциях и эволюциях - поле, на котором встречаются и взаимодействуют огонь, воздух и вода.

Ученик видит служителей и работников, имеющих дело с этими различными элементами, и силы, через них действующие, хотя, будучи учеником, он не может находиться в присутствии повелителей элементов. Ему показывают, что огонь, вода и земля есть сфера действия четырех Рас, или миров, упомянутых выше (доступных современному человеку четвертого круга). Три Расы имеют природу огня, воздуха и воды. Ученик встречает представителей этих Рас и видит, как они соотносятся с его собственным физическим телом, телом земной природы. Кроме этих четырех миров ему показывают пятый, в каком он родится как Адепт по завершении своего развития. Ученика инструктируют относительно этих Рас, их сил и действий, но он не приобщается к областям, или сферам их обитания, пока не станет больше, чем просто ученик. Некоторые существа из этих миров предстают перед его развивающимися чувствами, чтобы он мог познакомиться с ними до того, как вновь родится среди них, и до того, как ему доверят и позволят самостоятельно действовать в них и среди них.

Ученика инструктируют относительно Земли и ее внутренней природы; он даже может быть перенесен в своем физическом теле в некоторые внутренние области Земли, где он познакомится с вышеназванными Расами. Ученик узнает о магнетических свойствах минералов, о том, как магнитная сила действует внутри Земли и внутри его собственного физического тела, а также сквозь них, и как тело может быть восстановлено в своей структуре и укреплено в качестве источника жизненной энергии. Среди вмененных ему обязанностей может быть условие, что он научится лечить при помощи магнетизма, сделает из себя резервуар и передатчик жизни. Ученик получает знание о свойствах растений, о развитии форм растительной жизни, о сезонных и циклических действиях сока растений, о заключенных в растениях силах и эссенциях; ему показывают, как эти эссенции соединяются и действуют в лечебных травах, лекарствах и ядах, как они воздействуют на ткани человека и иных тел. Он видит, как яды становятся противоядиями, как противоядия используются при лечении и как это все контролируется законом пропорций.

От него, возможно, потребуется, во исполнение его долга перед миром, стать знаменитым либо безвестным врачом. В этом качестве он может передавать полученную информацию другим ученикам, способным ее воспринять, или нести информацию в мир для благого использования.

Ученика инструктируют относительно астральных останков умерших людей, каковые в сущности являются остатками их былых желаний. Он видит, как желания длятся долгое или короткое время, как происходит их конфигурация и приспособление к Эго (деятельному компоненту личности), готовому вновь воплотиться в физическую жизнь. Ученик видит формы желания, их различную природу и силу, их образ действия в физическом мире. Ему показывают безвредные и вредоносные существа, окружающие человека. Возможно, он будет обязан отражать нападки враждебных существ на человечество, если те преступят границы дозволенного и вмешаются в жизнь людей. Но ученик не может подавлять такие существа, если желания и мысли людей не позволяют ему это делать. Ему преподают средства, с помощью которых он может сообщаться с существами иных миров и вызывать их присутствие, то есть он узнает их имена и звучание их имен, с правильным произношением и интонацией, а также символы и печати, открывающие к ним доступ. Ученик должен хорошо познакомиться с этим материалом под непосредственным наблюдением его учителя перед тем, как ему будет позволено практиковать одному. Если ученик попытается вызвать присутствие этих существ, не овладев как следует предметом, он может погибнуть, как это случается с теми, кто берется делать опыты с химическими элементами или электричеством, не соблюдая мер предосторожности.

Ученик, которому суждено во время текущего существования родиться Адептом в новой жизни, должен будет еще до поворотного пункта своей жизни оставить суетный мир людей и удалиться в тихое, изолированное место или в местопребывания той школы, к какой он принадлежит. Поворотный пункт в жизни мужчины - начало сокращения физической потенции. С некоторыми это случается в тридцать пять лет, с другими после пятидесяти. Подъем жизненной силы физического человека характеризуется усилением детородной функции. Эта сила растет, достигает наивысшей стадии и затем начинает сокращаться вплоть до того, что человек становится импотентом, каковым он был когда-то в детстве. Поворотный пункт наступает после достижения детородной силой своей высшей стадии. Ученик не всегда может определить эту высшую стадию; но если он хочет стать Адептом в данной жизни и данном теле, то должен это сделать в период роста своей силы, а не ее сокращения. Сексуальная функция должна прекратиться в мысли и действии еще до того, как он приступит к формированию того тела, рождение которого сделает его Адептом. И когда он с этой целью вступит на следующую ступень своего развития, то не рвет никаких личных отношений, не нарушает клятв, не ждет славословий и не объявляет о своем уходе. Часто это происходит незамеченным, и его миссия неизвестна людям. Его перерождение так же естественно, как ход времени.

 

Теперь ученик попадает под защиту и водительство опытного Адепта, который будет с ним находиться до нового рождения. Ученик переживает процесс, аналогичный тому, через который проходит женщина во время беременности и родов. Он более не расходует свое семя, он сберегает все силы и эссенции тела, как его учили на начальных стадиях ученичества, Ученику показывают, как каждый отдельный орган тела отдает нечто от себя развивающемуся психическому телу, которое формируется через него и внутри его, хотя возникающий элемент нового тела имеет иную природу и цель, чем орган, из которого этот элемент формируется. Истинные Адепты в своем физическом теле и вне оного могут теперь являться ученику, и он сообщается с ними по мере своего приближения к стадии Адепта. Он узнает все больше и больше о природе и жизни Адептов, дабы сознательно прийти к перерождению. Он может жить среди них или посещать какое-либо сообщество, которым они управляют.

В одном из таких сообществ, состоящем из представителей ранней Расы физического человечества, которая пребывает в своей естественной чистоте, ученик увидит физических людей, какими они были до того, как в их среде воплотился класс чувственных, наделенных сознанием существ. Они предстают перед учеником как образец силы, красоты и телесной грации, каким суждено стать и нынешнему человечеству в будущем, когда оно духовно вырастет и перерастет свои сексуальные и чувственные аппетиты. Ученик поймет также, что если кто-то не осилит всех испытаний ученичества, достигнув лишь определенного пункта на этой стадии, то его усилия не пропадут даром, он не будет задержан в посмертном состоянии, как другие люди, а будет направлен Адептом, сопутствующим ученику в его посмертном состоянии, обратно в физическую жизнь, и родится в подобном сообществе, где живут Адепты. И в этом следующем рождении ученик обязательно достигнет стадии Адепта.

В процессе обучения человек убеждается, что Адепты как таковые не имеют внутренних органов, аналогичных органам их физического тела. Он видит, что наличие органов в физическом теле обусловлено развитием и сохранением тела и что в иных мирах этим органам соответствуют определенные силы и способности.

Ученик замечает перемены, происходящие с его телом, и сознает, что приближается момент рождения. Это событие венчает усилия его предыдущих жизней. Но его новое рождение равнозначно физической смерти. Происходит отделение нового тела от прежнего. Этому может предшествовать смешение, смятение сил физического тела, вызывающее чувство напряжения и тревоги, или же приятной размягченности, какую мы ощущаем порой вечерами при виде красивого заката. Независимо оттого, будет ли это подобно грохочущим раскатам грома среди сгущающихся темных туч или великолепному свечению заходящего солнца - за тем, что кажется физической смертью, последует рождение. И как сгустившаяся после бури или заката тьма проясняется светом звезд или восходящей луной, так возникает из трудов и усилий, так вырастает из смерти новорожденная сущность. Адепт возникает внутри и вовне физического тела, приходит в мир, казалось бы, ему хорошо известный, а на самом деле почти незнакомый. Его учитель-Адепт, присутствующий при рождении, вводит его в мир, где ему надлежит отныне жить. Подобно тому, как тело младенца приспосабливается к внешнему миру при рождении, вновь рожденное тело Адепта претерпевает изменения, когда оно поднимается из его физического тела. Но в противоположность младенцу, Адепт владеет своими новыми чувствами, и он не беспомощен.

Для кандидата в ученики школы Мастеров не бывает возрастных ограничений. Можно провозгласить себя таковым и в весьма преклонные годы. Пусть он не будет признан как ученик в текущей жизни, но этот шаг подвинет его ближе к рубежу ученичества в последующей жизни. Интересы кандидата лежат в области неведомого, он спрашивает себя и других о вещах необычных. Его могут занимать не подвластные чувствам таинственные явления или ментальные проблемы и процессы. Психические способности могут быть присущи ему с детства либо проявиться в период духовного самосовершенствования. В обоих случаях самопровозглашенный ученик, готовящийся поступить в школу Мастеров, обязан подавить и прекратить проявления этих способностей. Он сможет это сделать без вреда для себя, если переместит фокус внимания со своих чувств на те предметы, о каких эти чувства свидетельствуют. Кандидат в ученики, владеющий от природы психическими способностями, сможет быстро продвигаться по пути ментального развития, если решительно захлопнет дверь в психический мир. Лишь закрывшись от психического мира, он сможет пытаться войти в мир ментальный, развивая и используя свои ментальные способности. Когда он преградит доступ психических потоков, они примут вид энергии, вызвав наращение его ментальной силы. Этот путь сулит долгое путешествие по сравнению с результатом, получаемым в школе чувств, но в конечном итоге он будет самым кратким путем к бессмертию.

8. ПОСТИЖЕНИЕ ЦЕННОСТЕЙ, УПРАВЛЕНИЕ СИЛАМИ

Заставляя разум обратиться от чувств к предметам, этими чувствами представленным, мы можем видеть различие между школой Адептов и школой Мастеров. Школа Адептов учит контролю над разумом и чувствами посредством чувств. Школа Мастеров использует для этой цели свойства ума. Пытаться управлять разумом при помощи чувств все равно что запрягать лошадь головой к телеге. Если кучер понуждает лошадь ехать вперед, то телега движется назад; если он заставит лошадь пятится, то никогда не достигнет конечного пункта своего пути. Если затем, после тщетных и длительных усилий, он повернет лошадь хвостом к телеге и будет править, то продвижение будет медленным, ибо ему предстоит не только научиться самому и научить свою лошадь правильной езде, но оба они должны отучиться от привычки ездить задом наперед. С точки зрения школы Мастеров, затраченное на становление Адепта время сравнимо со временем, затраченным на обучение ездить задом наперед. После того как ученик стал Адептом и научился понуждать разум с помощью чувств, ему будет почти невозможно усвоить лучший способ управления чувствами посредством ума.

Кандидат, назначивший себя в школу Мастеров, переходит от изучения чувств и объектов чувств к предметам, отражаемым объектами чувств. Вещи, воспринимаемые чувствами как объекты, превращаются в субъекты, когда мысль обращается от чувств к тому, что они отражают. Таким образом, кандидат в ученики выбирает школу разума: однако он не отказывается от чувств. Он должен учиться, испытывая и используя их. Когда он воспринимает что-то через чувства, его мысль, не задерживаясь в раздумье над опытом, возвращается к тому, чему этот опыт учит. Усваивая урок, преподанный в опыте, он переключает свое внимание на необходимость чувств для опытов разума. Тогда он может задуматься о причинах существования. Раздумье о причинах существования заставляет ученика, назначившего себя в школу Мастеров, приспосабливать, относить чувства к разуму, помогает ему различать разум и чувства, помогает понять способы действия того и другого.

Кандидат в ученики школы Мастеров будет иметь схожий опыт с человеком, назначившим себя в школу чувств. Но вместо попыток соотнести и объединить ум с чувствами, как бывает, когда человек удерживает в памяти приснившийся сон, смотрит на астральное изображение или пейзаж, пытаясь продлить ощущение и переживание, кандидат в школу Мастеров ищет и находит значение сна и обусловившую его причину, предметы, на которые указывают астральное изображение или пейзаж, и их сущность. Таким образом, он обостряет мыслительную способность, сдерживает проявление психических качеств, уменьшает власть чувств в их влиянии на разум, разделяет в мыслях разум и чувства и учится тому, что, если ум не хочет служить чувствам, то чувства должны работать на разум. Он приобретает все большую уверенность, и его мысль действует все более свободно, более независимо от чувств. Он может продолжать грезить, но вместо самих снов-видений он анализирует их суть; он может перестать грезить, но предметы его снов займут место снов и будут присутствовать в его мысли, как ранее присутствовали сны в его астральном сознании.

Его мысль с объектов, искомых его чувствами, переключается на их субъекты.

Если психические чувства заявляют о себе, то их производное трактуется посредством чувств физических. Кандидат учится рассматривать свои чувства как несовершенное зеркало, а то, что они манифестируют, - как отражение. Ведь если он видит в зеркале какое-то отражение, то оборачивается посмотреть на сам отражаемый объект; так и его мысль переключается на предмет, воспринимаемый чувствами. Посредством зрения от видит объект, но его мысль не останавливается на объекте дольше, чем потребно для обыкновенного отражения. Он ищет значение и причину увиденного; и может найти это в ментальном мире, в виде мыслей; и за пределами мышления - в виде идей.

Если ищущий истину находит значение и причину любого объекта чувств, то вместо того, чтобы оценивать объект по внешнему впечатлению и доверяться чувству, он относится к своему чувству, как к зеркалу, несовершенному либо правдивому, рассматривает объект как искаженное либо точное отражение, и только. Таким образом, он уже не придает прежнего значения объектам или чувствам. Он может в некоторых случаях выше, чем раньше, оценить чувство и его объект, но высшую ценность для него будут представлять субъекты и вещи, которые он постигает своей мыслью. Он слышит звуки музыки, или шум, или слова и пытается распознать их скорее по их значению, нежели по способу их воздействия на его слух. Если он понимает, каковы их значение и причина, то будет оценивать свой слух как несовершенный либо точный передатчик, или инструмент, или зеркало, а музыку, шум и слова - как неправильную либо правильную интерпретацию, или эхо, или отражение. Он будет расценивать поступки и людей, их совершающих, исходя из понимания связи междулюдьми и их поступками. Если он сможет познать сущность и значение слова в ментальном мире, то перестанет цепляться, как раньше, за слова или имена, хотя будет придавать им больший смысл. Истинный кандидат не пытается отрицать, или избегать, или подавлять чувства; он стремится сделать из них адекватных интерпретаторов и отражателей мысли. Поступая таким образом, он отделяет свои мысли от чувств. Его мысли получают больше свободы, действуя в ментальном мире, и могут быть независимы от его ощущений. Его медитации отныне не исходят из чувств, не концентрируются на объектах чувств. Он пытается начинать медитацию с мысли ради самой (абстрактной) мысли, а не ради чувств. По мере того, как мысли проясняются у него в голове, он может лучше следить за процессами мысли в умах других людей.

Кандидат может иметь склонность к полемике, но если ему приятно выходить победителем в споре, если он видит в собеседнике лишь оппонента, то не придет к рубежу ученичества. В речи и полемике самодеятельный ученик, готовящийся поступать в школу Мастеров, должен стремиться к ясности и правде, а также отчетливо понимать цель и предмет спора. Его целью не должно быть одержать верх над другой стороной. Он должен столь же охотно признавать собственные ошибки и правоту высказываний оппонента, как он отстаивает свою точку зрения, твердо зная свою правоту. Так он становится сильным и бесстрашным. Если человек озабочен лишь собственным выигрышем в споре, то теряет из виду истину или не хочет ее видеть. Когда он спорит ради победы, становится слепым по отношению к реальности. Не видя истины, он все более и более одержим желанием выиграть, он начинает бояться проиграть. Тот, кто заинтересован лишь в том, что истинно и правильно, не будет иметь страха, потому что не может проиграть. Он ищет правды и ничего не теряет, если обнаруживает, что прав не он, а другой.

Когда кандидат научится направлять и концентрировать мысль, он начинает ощущать силу мысли.

Это опасная стадия на пути к школе. Если он мыслит ясно и сильно, то видит, что люди, обстоятельства, условия и окружение могут изменяться при определенном качестве мышления. В зависимости от характера людей, он может лишь мыслью, без слов, вызвать у них положительную либо отрицательную ответную реакцию. Его мысль может причинить им вред. При помощи мысли он может воздействовать на их недуги и несчастья, соответственно направляя их внимание или же отводя их мысль от этих предметов. Он видит, что может усилить свою власть над умами других, практикуя либо не практикуя гипноз. Он понимает, что может силой мысли изменить свои обстоятельства, может увеличить свой достаток и обеспечить себе благополучное и даже роскошное существование. Кандидат в ученики, кто своей мыслью будет вынуждать других действовать соответственно своей мысли, лечить телесные недуги, вызывать телесные повреждения, либо силой своего мышления направлять мысли и действия других людей, перестанет продвигаться к своей цели - ученичеству: а продолжая подобную практику врачевания, исцеления, управления чужими мыслями, он может, не желая того, примкнуть к одной из многих групп существ, враждебных человечеству (рассказ о них выходит за тематические рамки книги об Адептах, Мастерах и Махатмах).

Кандидат, получающий деньги при помощи мысли или любых иных средств, помимо законного способа заработка в обществе, учеником не станет. Тот, кто настойчиво желает перемены в обстоятельствах и думает только об этом, но не делает работы, необходимой для того, чтобы обстоятельства изменились; кто пытается изменить свои условия и окружение посредством интенсивного желания, - получит предупреждение о невозможности обеспечить перемену естественным путем, а если такая перемена все же произойдет, это задержит его продвижение. С ним будут происходить вещи, которые покажут, что при наличии сильного, фиксированного желания данная перемена наступает, но она приносит с собой другие, непредвиденные и нежелательные условия, с которыми опять надо будет бороться. И если он не прекратит желать перемены обстоятельств, не прекратит концентрировать мысль на достижении подобной цели, то никогда не станет учеником школы. Будет казаться, что он получил желаемое; условия и обстоятельства могут в самом деле значительно улучшиться, но его неминуемо ждет поражение, и обычно в текущей жизни. Мысли смешаются у него в голове; желания станут хаотичными и бесконтрольными; он может испытать нервное потрясение и окончить жизнь бесчестьем или сумасшествием.

Когда человек, назначивший себя учеником, обнаружит, что сила его мышления возросла, и он может производить действия при помощи мысли, это знак о необходимости воздерживаться от подобной практики. Использование мысли с целью обретения физических или психических преимуществ преградит ему вход в школу Мастеров. Он должен преодолеть свои мысли, прежде чем сможет их использовать. Тот, кто думает, что уже преодолел свои мысли и может использовать их без вреда, обманывает себя, он недостоин приобщиться к тайнам мира мысли. Если самопровозглашенный ученик понимает, что способен командовать другими и контролировать условия при помощи мысли, и не делает этого (выделено редактором), значит, он на верном пути к ученичеству. Сила его мысли будет расти.

Выдержка, мужество, настойчивость, решимость, понимание и энтузиазм нужны кандидату, если он хочет быть учеником. Но самое важное ­стремление к истине. Лучше он поступит правильно, чем поспешит. Нельзя спешить стать Мастером; хотя никому не следует упускать возможность продвинуться, однако нужно пытаться жить в вечности, а не в конечном мире. Он должен отыскивать мотивы своих действий в мыслях. Его мотивы должны быть правильными во что бы то ни стало. Лучше быть правым с начала, чем неправым в конце пути. Благодаря серьезному желанию идти вперед, постоянному стремлению управлять своим мышлением, бдительному анализу своих мотивов, а также непредвзятой оценке и коррекции неверных мыслей, кандидат приближается к рубежу ученичества.

В какой-то момент во время медитации его мысли неожиданно убыстряются; циркуляции в его теле приостанавливаются; чувства замолкают; они не отталкивают и не притягивают ум, который действует через них. Происходит ускорение и интеграция всех его мыслей; все мысли сливаются в одну. Мысль прекращается, но он в сознании. Мгновение кажется вечностью. Внутри себя он делает движение встать. Он сознательно входит, он вошел в школу Мастеров, школу разума, и действительно стал признанным учеником. Он сознает одну мысль, и в ней как бы получают завершение все иные мысли. С высоты этой одной мысли он взирает на все остальные. Поток света струится сквозь все вещи, являя их суть. Это может длиться несколько часов или дней, может через минуту закончиться, но за это время человек находит себе место как ученик в школе Мастеров.

Циркуляции тела возобновляются, способности и чувства оживают вновь, но между ними нет более разлада. Свет струится сквозь них, как сквозь все другие вещи. Сияние распространяется повсюду. И нет уже места ненависти и разладу, все сливается в симфонию. Его практический опыт в мире продолжается, но он начинает новую жизнь. Он проживает ее внутри своей внешней жизни.

Следующая жизнь для него - ученичество. Кем бы он ни был для себя прежде, теперь он - ребенок; но ему не страшно. Он живет, полностью доверяя, как ребенок, своей способности учиться. Он не использует психических способностей. У него есть иные дела. У него много обязанностей. Никакой учитель не приходит, чтобы направить его шаги. Благодаря своему собственному свету, он должен видеть путь. Он должен употреблять свои способности для исполнения обязанностей жизни, как это делают другие люди. Хотя он, вероятно, не будет попадать в затруднительные положения, он не вполне от них застрахован. Он не имеет силы или не может ее использовать иначе, чем обычный человек, во избежание препятствий или неблагоприятных условий физической жизни. Вначале он не встречает других учеников из школы Мастеров; не получает инструкций относительно того, что должен делать. Он один в мире. Ни друзья, ни родственники не понимают его; мир не в состоянии его понять. Те, кого он встречает, могут считать его мудрым либо наивным, богатым либо неимущим, простым либо странным. Каждый видит его таким, каким бы сам хотел или не хотел стать.

Ученик в школе Мастеров не получает никаких инструкций относительно правил жизни. У него есть одно-единственное правило - оно и помогло ему найти доступ к ученичеству. Это правило есть мысль, поглощающая все другие его мысли, указывающая ему путь. Пусть он не всегда действует, исходя из этой мысли, но он не может ее забыть. Когда он способен ее видеть, нет трудности, какую бы он не мог преодолеть, нет неприятности, с какой бы он не справился, нет неудачи, какая бы повергла его в отчаяние, нет горя, какое бы он не мог перенести, нет радости, какая бы его захватила целиком, нет должности, какой бы он соблазнился, нет ответственности, слишком для него обременительной. Он знает свой путь. Этой мыслью он приводит в неподвижность все другие мысли. Через эту мысль приходит свет, тот свет, что затопляет мир и показывает все вещи как они есть.

Хотя новый ученик не знает никаких других учеников, хотя к нему не приближается никто из учителей и хотя он кажется одиноким в мире, он в действительности не одинок. Он может быть не замечен людьми, но не Мастерами.

Ученик не должен ожидать прямых инструкций от Мастера в определенное время, инструкция не поступит прежде, чем он будет готов ее получить. Он не знает, когда придет срок, но знает, что это будет. Ученик может прожить до конца жизнь, в которой он стал учеником, и не встретиться осознанно с другими учениками; но прежде, чем уйти из данной жизни, он узнает своего Учителя.

Во время своего ученичества он не может ожидать таких ранних переживаний и происшествий, какие выпадают на долю ученика в школе Адептов. Когда он готов, то вступает в личные отношения с другими в своем классе учеников и встречает своего Учителя, которого уже знает. Знает таким же естественным образом, как знают мать и отца. Ученик чувствует тесную связь со своим Учителем, но не испытывает перед ним благоговейного трепета.

Ученик видит, что во всех своих классах школа Мастеров - это школа мира. Он видит, как Мастера и ученики наблюдают за человечеством, хотя человечество, как дитя, ничего не замечает. Новый ученик видит, что Мастера не пытаются ни надевать узду на людей, ни изменять условия их жизни.

Ученику дана работа - жить неприметно жизнью людей. Он может быть вновь послан в мир, чтобы жить среди людей, помогать им исполнять справедливые законы, когда стихия людских желаний это позволяет. В таком случае Учитель показывает ему карму его родины или страны, куда он послан, и ученик становится сознательным помощником в регулировании кармы данной нации. Он видит, что нация есть как бы укрупненный индивид, что как страна относится к своим подданным, так и последние будут к ней относиться; что если она живет войной, то и погибнет от войны; что как нация управляет покоренными народами, так и ею будут управлять в случае ее поражения; что период ее существования как нации находится в пропорциональной зависимости от ее промышленного уровня и степени заботы о гражданах, особенно слабых, бедных и беспомощных, и что ее жизнь будет дольше длиться, если правление будет мирным и справедливым.

Что до его семьи и друзей, ученик видит отношения, в которых он находился с ними в прошлых жизнях; он видит свои нынешние обязанности как результат этих отношений. Все это он прозревает, но не с помощью психического видения. Инструмент, с которым он работает, есть мысль, и он видит мысли, как вещи. Продвигаясь по пути ученичества, он может проследить посредством мышления происхождение любого объекта.

Во время медитации он сосредоточен на своем теле, на разных частях тела, дабы понять их различную роль и значение. Таким образом, он может в каждом органе увидеть жизнь иных миров. Сосредоточившись на движении жидкостей в теле, он постигает циркуляцию и распределение земных вод. Раздумье о циркуляции воздуха в организме помогает ему увидеть потоки эфира в космосе. Сосредоточившись на теле вообще, он приобретает знание о времени - его движении, распределении, параметрах, изменениях и трансформациях в трех проявленных мирах. Сосредоточившись на физической природе тела, он может наблюдать устройство физической вселенной. Медитация, направленная на психическое тело формы, дает знание о мире грез с его образами и желаниями. Медитация о мыслительном теле позволяет представить образ небесного мира, а также идеалы мира людей. Путем медитации и размышления о присущих ему телах ученик учится правильно относиться к каждому из них. Он слышал ранее о принципе целомудрия физического тела в связи с проблемами самопостижения -теперь он полностью отдает себе в этом отчет. Размышляя и медитируя, он пришел к пониманию изменений, происходящих в физическом теле в процессе пищеварения и усвоения питательных веществ, постиг отношения между физическим, психическим и ментальным, а также способы алхимического превращения продуктов питания в эссенции, увидел план своей работы, ее отдельные участки, и теперь он приступает к ней.

Следуя всецело законам своей страны, выполняя обязанности, сопряженные с его положением в обществе, семьей и друзьями, он начинает разумно, интеллигентно работать со своим телом и внутри него, хотя, возможно, были такие попытки и раньше. В своих медитациях и размышлениях он использует мыслительные способности, но не психические или чувственные. Ученик не пытается контролировать силы огня, направлять потоки воздуха, исследовать воды, совершать экскурсии в земное лоно; все это он может делать внутри собственных тел. Он постигает движение и природу этих элементарных сил посредством мысли. Он не пытается вмешиваться в ход вещей вовне, но направляет и контролирует действие элементарных сил в присущих ему телах соответственно универсальному плану. Управляя силами внутри себя, он знает, что может управлять аналогичными силами вовне, но не пытается это делать. Ему не даются никакие правила, поскольку он может вывести правила из действия сил. Расы, предшествующие физической, и вся их история предстают перед ним по мере его знакомства со своим физическим телом, психическим телом формы, телом жизни и телом дыхания. Физическое тело, тело формы и тело жизни он может познать уже сейчас. Тело дыхания ему знать пока не дано. Это выше его.

Особая сила, которую ученик должен научиться контролировать внутри себя, есть неоформленное элементарное желание, представляющее собой космический принцип. Его долг - рафинировать это желание. Ученик видит, что оно не поддается тому, кто старается извести его голодом или убить, как и тому, кто кормит и насыщает его. Низшее должно быть преодолено высшим, - и ученик укрощает свои желания, когда управляет своими мыслями. Он видит, что желание бессильно без соучастия мысли. Если мысль поддерживает желание, то желание будет направлять мысль; но если мысль будет сосредоточена на мысли или чем-то реальном, желание вынуждено будет это отразить. Ученик приходит к выводу, что мысль в состоянии спокойного самосозерцания моделирует желание. Вначале беспокойные и бурные, желания подавляются и приглушаются по мере того, как ученик упражняет свою мысль и все полнее использует способности своего ума. Он продолжает мыслить о себе в ментальном мире; таким способом он контролирует желание посредством мышления.

Если он остается в мире, выполняя свои обязанности среди людей, то может занимать выдающееся или неприметное положение, но он не позволяет себе даром терять время. Он не станет ораторствовать или корпеть над диссертациями, иначе как по особому распоряжению. Его речь, равно как все иные привычки жизни и мысли, находится под контролем, но, контролируя свои привычки, он должен быть незаметным в той мере, в какой позволяет его положение. Если он научился жить, не мечтая или не сожалея о своем уходе из мира; если он понимает, что время существует в вечности, что вечность проявляется во времени и что он может жить в вечности, находясь в потоке времени: и если поворотный пункт его физической жизни еще не наступил - тогда он убеждается, что период внешних действий окончен и начинается период внутренней активности.

Его работа закончена. Сцена меняется. Его роль в данном акте жизненной драмы сыграна. Он уходит за кулисы. Он отходит от дел и переживает процесс, аналогичный тому, через что прошел ученик школы чувств, прежде чем стал Адептом. Он может отчетливо видеть в себе различные тела или Расы, которые в обычном человеке смешаны с физическим компонентом, Соответствующие этим Расам и телам части его физического тела сильны и здоровы. Его нервная система хорошо настроена соответственно камертону его тела и отзывается на самые легкие и быстрые движения его мысли. Симфонии мысли звучат на нервных струнах его тела, стимулируя и направляя эссенции тела в прежде закрытые каналы. Через эти каналы совершается циркуляция детородного семени; тело получает новую жизнь. Тело, казавшееся старым, может быть восстановлено в юношеской свежести и силе. Не желание, а мысль направляет теперь жизненные эссенции на действие во внешнем, физическом, мире. Ученик готовится к вступлению в высший мир мысли.

9. ТЕЛО МАСТЕРА, РАЗВИТИЕ НОВЫХ СПОСОБНОСТЕЙ

Физическое тело является почвой, в которой из семени произрастает новое тело, образуется сердце растущего нового тела. Оно не физической и не психической природы; это чистая жизнь и чистая мысль. После того, как новое тело вырастет и разовьется, ученик встретится с Мастерами и Адептами, увидит места, которые они посещают, и людей, которыми они управляют; но более всего мысль ученика будет занимать тот новый мир, что перед ним открывается.

Теперь в школе Мастеров ученик узнает о состояниях после смерти и перед рождением. Он понимает, что разум, который был воплощен, покидает земную плоть, сбрасывает постепенно зловещий покров желаний и входит в свой небесный мир. Ученик понимает теперь, как устроен небесный мир человеческого разума: его образуют накопленные за целую жизнь мысли внеплотской и вне-чувственной природы; существа и личности, имевшие отношение к его идеалам в то время, когда ученик был еще в физическом теле, сопровождают его отныне в его небесном мире. Он понимает, что продолжительность его пребывания в небесном мире зависит от масштаба прежних идеалов и от количества силы и мысли, которые были употреблены на отстаивание этих идеалов в прошлой физической жизни: что при высоких идеалах и сильных желаниях, направленных на воплощение этих идеалов, небесный мир будет длиться дольше, и что чем легковеснее идеал и чем меньше затраченная сила, тем короче будет период пребывания в небесном мире. Ученик понимает, что время небесного мира отличается от времени в астральном или физическом мирах. Время небесного мира имеет природу мысли. Время в астральном мире измеряется переменами желания. А в физическом мире время определяется движением земли в звездном пространстве и природными феноменами. Ученик понимает, что небесный мир ранее воплощенного разума непродолжителен ­он и должен приходить к концу, потому что иссякают прежние идеалы, и никакие другие идеалы не могут там появиться вновь, помимо тех, что имел человек, пока находился в физическом теле.

Ученик видит, как разум покидает свой план; как он притягивает старые тенденции и желания физической жизни; как эти старые тенденции присоединяются к новой форме, смоделированной во время прошлой жизни; как эта форма - дыхание внедряется с дыханием в формы будущих родителей; как она в виде семени попадает в матку женщины и проходит различные стадии, или царства, в период созревания; как приобретшая человеческий облик форма нарождается в мир и как в нее посредством дыхания воплощается разум. Все это видит ученик, но не физическим зрением и не чувственным зрением ясновидящего. Ученик школы Мастеров видит все это при помощи своего ума, а не чувств. Он это видит и понимает, пока находится в физическом теле, обладая нормальными способностями и чувствами.

Ученик обнаруживает, что все увиденное и осмысленное сейчас он отчасти переживал сам перед уходом из суетного мира людей и что те стадии, через которые обычный человек проходит лишь после смерти, он должен будет пройти, находясь в полном сознании и в своем физическом теле. Чтобы стать учеником, он прошел через астральный мир желания до того, как уйдет из мира. Теперь ему предстоит научиться жить сознательно и действовать осознанно в небесном мире человека, чтобы стать Мастером. Он имеет опыт пребывания в астральном мире, но это не означает, что он живет в нем сознательно, употребляя ясновидение или другие психические чувства, подобно Адепту или ученику Адепта; но он ощущает астральный мир со всеми его силами, благодаря определенным пристрастиям, развлечениям, удовольствиям, страхам, ненависти и печали, какие должны быть узнаны и преодолены всеми учениками школы Мастеров, прежде чем они станут признанными учениками.

Пока он ученик, небесный мир человека для него не ясен и не отчетлив; этот мир может быть полностью осознан лишь Мастером. Но ученик получает разъяснения от Мастера относительно небесного мира и способностей, которые он должен выработать и развить, чтобы быть туда допущенным. Небесный мир человека есть ментальный мир, куда ученик учится входить, находясь в сознании, и где Мастер живет постоянно. Чтобы жить там сознательно, разум должен построить себе соответствующее тело ментальной природы. Ученик знает, что это его задача и что иначе он не попадет в ментальный мир. Он может держать желание под контролем. Но будучи лишь учеником, он не может преодолеть желание или направлять разумно как отдельную от себя и своих мыслей силу. Кольца желания все еще сковывают его, мешая полному развитию и проявлению его ментальных способностей. Как разум расстается со своими желаниями после смерти, чтобы войти в небесный мир, так теперь ученик должен перерасти желания, которые его стесняют или занимают его мысли.

Он понимает теперь, что во время его превращения в ученика, в момент или период того тихого экстаза, в потаенные глубины его мозга внедрилось семя или зародыш света, обусловив ускорение его мыслей и неподвижность его тела, и что в тот момент им была зачата новая жизнь, и что в результате зачатия должно сформироваться и прийти в небесный мир новое тело, которое сделает из него Мастера, - в теле Мастера.

Так же, как ученик в школе Адептов, он переживает все стадии, через которые проходит женщина, вынашивая ребенка. Но, хотя процессы аналогичны, результат получается другой. Женщина не сознает сути происходящего и законов, лежащих в основе процесса. Ученик Адептов осознает процесс; он должен подчиняться определенным правилам в период созревания нового тела и нуждается в помощи Адепта при своем новом рождении.

Ученик Мастеров осознает все стадии и процессы, но не имеет заданных правил. Его правила - его мысли. Он должен узнать все сам. Он оценивает эти мысли и их результат, обращаясь к одной и той же мысли ­камертону, включающей все остальные. Он осознает последовательное развитие тела, которое сделает его чем-то большим, чем человек, и понимает, что следует внимательно следить за процессом. Хотя и женщина, носящая ребенка, и ученик Адептов следят за развитием тел внутри себя, но эти тела развиваются независимо от этого. Не так с учеником Мастеров. Он должен сам привести новое тело к рождению. Это будет не физическое тело с физическими органами, какое рождает женщина; и не тело желания, каким обладает Адепт, лишенное физических свойств (органов пищеварения и т.д.), но оно будет иметь форму, в определенном смысле аналогичную физическому телу.

Тело Мастера имеет способности, а не чувства и органы. Ученик начинает осознавать развивающееся в нем тело по мере того, как пробует и учится использовать ментальные способности. И это тело развивается в силу того, что он разумно их использует. Данные способности не есть чувства и не связаны с чувствами, хотя являются аналогами оных и употребляются в небесном мире аналогично тому, как употребляются чувства в астральном мире и физические органы в мире физическом. Обычный человек использует свои чувства и способности, но не знает, что они сами по себе значат и что есть его ментальные способности. Он совершенно не знает, каким образом он думает, какова природа мыслей, как они развиваются, и как его ментальные способности действуют заодно с его чувствами и органами или через них. Ученик Мастеров должен не только знать отличительные признаки ментальных способностей, но применять эти способности в ментальном мире так же разумно и уверенно, как обычный человек действует благодаря своим органам чувств в мире физическом.

Любому из человеческих чувств соответствует определенная ментальная способность, но лишь будущий Мастер узнает, как отличить способность от чувства и как употреблять ментальные способности независимо от чувств. Пытаясь использовать свои ментальные способности отдельно от своих чувств, ученик высвобождается из пут мира желания, в котором он все еще пребывает и который должен оставить. В результате настойчивых усилий он постигает ментальное выражение своих способностей и начинает ясно сознавать их суть. Ученик видит, что всем вещам, существующим в физическом и астральном мире желания, соответствуют идеальные модели в ментальном мире как эманации тех вечных идей, которые образуют мир духовный. Он понимает, что каждый субъект в ментальном мире есть лишь соединение материи соответственно идее духовного мира. Он понимает, что чувства, при помощи которых воспринимаются физический или астральный объекты, есть отражающие астральные зеркала, что увиденный объект может быть оценен лишь в том случае, если чувство воспринимает и отражает ту или иную модель ментального мира, чьей копией является физический объект. Это отражение из ментального мира осуществляется при помощи ментальной способности, которая соотносит объект в физическом мире с его моделью - субъектом в ментальном мире.

Ученик видит и чувствует объекты в физическом мире, но интерпретирует их, употребляя определенные ментальные способности, вместо того, чтобы пытаться понять объекты чувств посредством самих чувств. С течением времени он понимает, что разум независим от чувств и чувственного восприятия. Ученик узнает, что истинное знание чувств можно обрести лишь при помощи способностей разума и что объекты чувств и сами чувства не могут быть познаны, пока способности разума действуют через чувства и их физические органы. Ему становится ясно, что знание всех вещей физического .и астрального миров сокрыто в мире ментальном. Поэтому именно там ему надлежит учиться и развивать способности своего разума независимо от физического тела, что использование этих ментальных способностей требует большей аккуратности и точности, чем использование органов физических чувств или чувств астральных.

Во многих школах философии, которые пытаются объяснить разум и его операции чувственным восприятием, царит путаница. Ученик видит, что обычный философ не может познать универсальные феномены с их причинами. Это объясняется тем, что философ, хотя он часто бывает способен подняться до ментального мира благодаря одной из своих ментальных способностей и ухватить там одну из истин существования, не может полностью использовать эту способность, если не соотносит познанное с уже имеющимися понятиями, но эти наработанные понятия всегда будут довлеть над независимыми мыслями и мнениями. Когда он пытается осмыслить увиденную в ментальном мире истину, его ментальные способности действуют не сами по себе, а через соответствующие им чувства. В результате то, что философ верно подметил в ментальном мире, искажается восприятием, приходя в противоречие с эмоциональной окраской, атмосферой и иными свидетельствами, предоставляемыми его чувствами.

Мир никогда не знал - и не знает по сей день, что же представляет собой разум. Существуют различные мнения относительно того, является ли он причиной или результатом физической организации и действия. Нет единодушия и по вопросу, обладает ли разум отдельной сущностью, телом; однако многие согласны с такой формулировкой: "Разум есть сумма состояний сознания, образованных мыслью, волей и чувством". Это определение многие мыслители находят удовлетворительным, воздерживаясь от дальнейших поисков. Некоторые считают его чуть ли не магической формулой, помогающей разрешить любую трудность психологического характера. Данная формулировка может быть приятна, поскольку она привычно звучит, но недостаточна как определение. Эта формулировка ласкает слух, но, когда на нее падает свет пытливого разума, очарование исчезает, и остается пустая форма. Здесь фигурируют три фактора: мысль, воля и чувство, и о разуме сказано, что он испытывает состояния сознания...

Сознание не имеет состояний. Сознание - Одно. Оно не подразделяется на степени, не классифицируется по состояниям или условиям. Как разноцветные линзы, через которые проходит один и тот же свет, так способности ума или чувства, отражающие Сознание, расцвечивают и определяют Его соответственно собственной окраске, качеству, степени развития; в то время как Сознание, независимо от эмоциональной окраски и качеств ума, остается Одним, неизменным и без качеств, присутствуя, однако, во всех вещах. Хотя философы думают, они не знают ни сущности того, что есть мысль, ни процессов мышления, если не умеют использовать ментальные способности отдельно от чувств. Сущность мысли и ее природа понимаются поразному в различных философских школах. Воля - предмет, который тоже занимает философские умы. Этот предмет более непонятен и сложен для восприятия, чем мысль, потому что воля не может быть познана как вещь в себе, пока разум не разовьет сначала все свои способности и не освободится от них. Чувство не есть принадлежность чувств; это низший и развивающийся аспект разума. Разум имеет способность, которая соотносится с чувством и в обычном человеке действует через чувство...

Ученик в школе Мастеров не связывает себя ни с какими спекулятивными теориями. Он видит, что основатели некоторых школ, до сих пор ценимых миром, пользовались своими ментальными способностями независимо от своих чувств, пользовались ими свободно в ментальном мире и могли также координировать и употреблять их посредством чувств. Ученик должен прийти к знанию, благодаря своим собственным ментальным способностям, каковые он приобретает постепенно, в процессе непрерывных усилий.

Каждый современный человек имеет четыре группы чувств и три высших аспекта. Это зрение, слух, вкус и обоняние, а также аспекты так называемой Триединой (Высшей) Сущности: Деятель (чувствои-желание), Мыслитель (правильность-и-разумность), Знаток (я-существование-и-самость), принимающие участие в процессе развития и совершенствования. Четыре группы чувств соотносятся с органами чувств, то есть с глазом, ухом, языком и носом, представляют порядок инволюции (разума) в тело. Осязание - одна из функций обоняния, подобная чувству. Эти чувства относятся к животной природе человека. Животное пользуется своими чувствами, такими, как зрение, слух, вкус и обоняние, повинуясь естественным импульсам и безотносительно к какому-либо моральному чувству (последнее в принципе у него отсутствует), если только это не домашнее животное, находящееся под влиянием человеческого разума и способное до определенной степени отражать оный. Чувство-и-желание, правильность-иразумность, я-существование-и-самость представляют порядок эволюции и развития разума.

Человек использует эти способности, хотя не знает, как и в какой мере он это делает. Иногда в людях бывает больше развита одна или несколько таких способностей, а остальные находятся в латентном состоянии. Лишь очень немногие имеют или пытаются равным образом развить в себе все способности. Те, кто затрачивают свою энергию на развитие лишь одной-двух ментальных способностей, станут когданибудь гениями в соответствующей области, хотя другие способности остановятся в росте. Человек, уделяющий должное внимание всем способностям своего разума, может показаться неразвитым в сравнении с теми, кто усиленно специализируется в какой-нибудь одной, но он будет совершенствоваться, развиваясь ровно и стабильно, а гении окажутся ментально неуравновешенными и неспособными пройти весь путь постижения истины.

Ученик в школе Мастеров понимает, что должен развивать свои способности равномерно и методично. Хотя и он может сосредоточиться на одних и пренебрегать другими. Или пренебрегать всеми иными, кроме способности я-есть; в таком случае в нем разовьется непреодолимый эгоизм. Ученик может развивать одну или более способностей, исключительно или в любой комбинации, действовать в мире или мирах, соответственно избранной способности или способностям. Но он узнает, что способность, благодаря которой он из ученика школы Мастеров сделается Мастером, есть способность мотивационная. (Из всех вещей наиболее важен мотив.) И посредством мотивационной способности он заявит о себе.

Живя и выполняя обязанности в мире, ученик узнал многое о пути, который ему надлежало пройти. Но когда он удалился из мира и стал жить в уединении либо в общине, совместно с другими учениками, то начал практически участвовать в том, о чем он узнал и был информирован в мире людей. Реальность собственного бытия проясняется для него. Он сознает реальность своих ментальных способностей, но еще не до конца понимает, как сполна и свободно использовать То, что вошло в него как семя, когда он вступал на путь ученичества, и дальнейший процесс его развития становится ему все яснее. Поняв это, он пользуется своими способностями с большей свободой. Если ученик выбирает путь развития, согласованный с универсальным законом, если его мотив - развитие не для одного лишь себя, тогда все способности раскрываются и развиваются в нем естественно и по порядку.

Находясь в своем физическом теле, ученик постепенно открывает потенциальную силу осознания (яесть) внутри себя. Этому он научается, призвав к действию светлую способность, но лишь после того, как способен фокусироваться на ней. При этом самопознающая и светлая способности оживляют временную и мотивационную. Упражняя последнюю, ученик познает качество и цель осознания: я-есть. Временная способность дает движение и рост, фокусирующая - приспосабливает силы мотивационной и временной способностей к самопознающей и ее светлой силе, которая становится все более явной. Когда темная способность пробуждена или призвана к действию, она стремится разрушить, затушевать, смешать, затмить светлую сторону личности. Но, упражняя фокусирующую способность, ученик вынуждает свою темную сторону действовать вместе с образной, а последняя обусловливает воплощение в теле я-есть способности с ее светлой силой. Использование фокусирующей способности помогает проявлению в теле других задатков. Когда они пробуждаются и начинают действовать слаженно, ученик, соответственно уровню своего внутреннего развития, получает доступ к знанию тех миров, в которых или через которые они функционируют.

Светлая способность позволяет узнать беспредельность света. Что есть свет, будет показано не сразу. При использовании светлой способности все вещи растворяются в свете.

Временная способность сообщает о материи в ее революционных изменениях, комбинациях, движении и распадении. Благодаря временной способности становится ясна природа материи, мера всех тел - измерение или размеры каждого из них, масштаб их существования и отношение друг к другу. Временная способность позволяет измерить предельные деления материи, или времени. Посредством ее можно прийти к пониманию того, что предельные деления материи являются предельными делениями времени.

Образная способность позволяет придавать материи формы, она координирует, формирует и сохраняет частицы материи. Благодаря этой способности из неоформленной материи возникают формы и образуются виды.

Фокусирующая способность собирает, регулирует, соотносит и централизует вещи. Посредством ее двойственность становится единством.

Мотивационная способность избирает, решает и направляет. Посредством нее даются безмолвные приказы, обуславливающие появление на свет всех вещей. Она указывает направление частицам материи, вынуждая их оформляться соответственно заданному направлению. Пробуждение этой способности - причина любого результата действия в любом мире. Использование мотивационной способности вводит в действие причины, которые вызывают и определяют каждый результат в феноменальном и любом другом мире. Использование ее определяет уровень и качество знания у всех разумных существ. Мотив - созидательная причина каждого действия.

Посредством самопознающей (я-есть) способности познаются все вещи; это способность к осознанию сущего. Она дает знание собственной идентичности я-есть и позволяет отделять ее от других носителей разума. Благодаря ей происходит уяснение идентичности материи. Я-есть - это способность осознавать себя.

Темная способность - это спящая сила. Будучи пробужденной, она становится беспокойной, возбуждается и противостоит порядку. Это сила, вызывающая сон. Она пробуждается действием других способностей, которые она отрицает и которым сопротивляется. Она слепо вмешивается в действие всех других задатков и вещей и затемняет их значение.

Ученик узнает об этих способностях и учится их использовать там, где нужно. Потом он начинает их упражнять и совершенствовать. Он проходит курс упражнений и тренировки, пока находится в своем физическом теле; тренируясь и развиваясь, он регулирует, адаптирует и приспосабливает способности разума к новому телу, которое прорастает в нем и рождение которого сделает его Мастером. Ученик осознает наличие у себя светлой способности, я-есть, а также временной, мотивационной и образной. Но, будучи учеником, он должен начать свою работу с фокусирующей способности.

10. ФОКУСИРУЮЩАЯ И ТЕМНАЯ СПОСОБНОСТИ, ПРОБУЖДЕНИЕ

Теперь для ученика настает время проверить, истинно или ложно то, что он познал в процессе контакта с людьми в мире. Он делает это, направляя способности своего разума на разные объекты. Ученик обнаруживает многие важные вещи: что та мысль, в которой слились все другие мысли и с помощью которой он осознал себя как ученика, допущенного именно в школу Мастеров, есть фактически открытие своей фокусирующей способности и возможности сознательно ее использовать; что он, наконец, после долгих и непрерывных усилий может собрать воедино свои блуждающие мысли, зависимые от чувств и проявлявшиеся через них; что такая концентрация мыслей достигается при использовании фокусирующей способности, которая приостанавливает деятельность разума, чтобы позволить светлой способности оповестить его о том, где он находится, и предупредить о вхождении в ментальный мир. Он видит, что не может пока использовать продолжительно фокусирующую и светлую способности, но, чтобы стать Мастером, он должен научиться использовать пять способностей: временную, образную, фокусирующую, мотивационную и темную, - осознанно, разумно и сколь угодно долго.

Когда ученик начинает разумно использовать свою фокусирующую способность, ему кажется, что знания его увеличиваются и что с ее помощью он сможет войти во все сферы различных миров. Ему кажется, что использование этой способности дает ему возможность все познать и ответить на все вопросы. Тогда все способности оказываются в его распоряжении, готовые к употреблению. Оперируя фокусирующей способностью, он может удерживать в своем разуме любой объект или предмет и, концентрируя на нем все свои задатки, познавать его природу и значение. В то время, как он держит объект в фокусе и направляет на него другие способности, я-есть способность привлекает к нему свет, мотивационная способность проводит объект через временную способность к образной, затем все они вместе превозмогают темную способность, и из тьмы, которая поглощала разум, возникает и познается объект или вещь в своем предметном бытии, со всеми присущими, или возможными, атрибутами. Это ученик может делать в любое время, в любом месте, пока он пребывает в своем физическом теле.

Ученик в состоянии пройти через этот процесс в течение одного вдоха и выдоха. Когда он смотрит на что-нибудь, слышит какой-то звук, пробует еду, воспринимает цвет, трогает какой-то предмет или о чемто думает, он способен уяснить для себя значение и природу того, что ему предлагают органы чувств и способности разума, в соответствии с тем побуждением, которое определяет направление запроса. Фокусирующая способность действует в физическом теле из сферы секса, в знаке Весов. Соответствующее этой способности чувство - обоняние.

Опыт, который превращает учащегося в ученика, дает ему во владение и пользование фокусирующую способность, и первое ее использование служит началом сознательного и разумного действия. Перед тем ученик был подобен ребенку, который, обладая органами чувств, еще не овладел ими. Сразу после рождения ребенок в течение некоторого времени по сути дела ничего не видит, хотя глаза его открыты. Дитя становится членом людского сообщества, когда начинает узнавать свою мать и приводить свои органы чувств в соответствие с воспринимаемыми объектами. То, посредством чего это происходит, и есть сила фокусирования.

Ученик знает, что именно благодаря этой силе он осознал себя в мире, отличном от мира чувств, хотя чувства остаются при нем. Подобным же образом дитя осознает себя в физическом мире, когда становится способным сфокусировать свои органы чувств на предметах этого мира. Умея разумно использовать эту способность, ученик все же находится в позиции ребенка по отношению к миру ментальному, куда он учится входить через свои задатки, ведомый фокусирующей способностью. Она отвечает за то, чтобы все остальные способности были согласованы между собой. Фокусирующая способность - это сила разума, которая выстраивает объекты в ряд и связывает каждый из них с источником его происхождения. Удерживая в уме некий предмет и используя фокусирующую способность, мы познаем его как он есть, а также процесс, в результате чего он стал таковым или может стать иным. Если предмет прямо связан с источником своего происхождения, сразу познается его сущность. С помощью фокусирующей способности ученик может проследить в прошлом путь и события, которые привели предмет к его теперешнему состоянию, а также будущую траекторию его развития. Фокусирующая способность устанавливает границы между объектами и их субъектами, а также между субъектами и идеями. Иначе говоря, эта способность соединяет любой объект чувственного восприятия в этом мире с его соответствием ­субъектом в мире ментальном и этот субъект - с идеей в духовном мире, который есть исток и место происхождения данного объекта и всех ему подобных вещей. Фокусирующая способность - это как бы увеличительное стекло, собирающее лучи света и сводящее их в точку, или луч прожектора, указывающий путь в тумане или во мраке. Фокусирующая способность, словно вихрь, закручивает движения, преобразуя их в звуки, или делает звук воспринимаемым через формы и числа. Она подобна электрической искре, превращающей два химических элемента в воду или воду в газ. Фокусирующая способность - словно невидимый магнит, который притягивает и удерживает в себе мельчайшие частицы, которые складываются в тела или формы.

Ученик оперирует фокусирующей способностью наподобие бинокля. Когда некто подносит бинокль к глазам, то поначалу ничего не разбирает, но по мере того, как он подкручивает настройку линзы, находящейся между ним и объектом, поле зрения проясняется. Постепенно очертания объектов становятся более четкими, пока не будут видны как на ладони. Подобно этому, ученик направляет свою фокусирующую способность на предмет, который он хочет познать. и этот предмет все более и более проясняется - до тех пор, пока устанавливается соответствие предмета его отражению, в результате он становится ясным и понятным для разума. Роль колесика-балансира, которое через фокусирующую способность делает объект уясненным для разума, играет цикл дыхания. Фокусирующая способность сама находится в фокусе в момент равновесия между обыкновенным вдохом и выдохом.

Ученик в этот период своей жизни бывает счастлив. Он задает вопросы и затем познает объекты и вещи физического мира, а также их причины ­субъекты в ментальном мире. Это приводит его в радостное состояние. Он переживает детство ученичества и наслаждается своими опытами вдали от мира так же, как ребенок наслаждается своим пребыванием в мире, пока жизненные трудности еще не коснулись его. Небо демонстрирует перед ним план создания Вселенной. Ветер поет ему историю бытия, песню о жизни в вечном потоке времени. Дожди и воды раскрывают ему себя и показывают, как бесформенные семена жизни приобретают форму, как все в мире обогащается и питается водой и как посредством сообщенного водой вкуса все растения выбирают себе питание для роста. Запахами и ароматами земля объясняет ученику, как она привлекает и отталкивает, как нечто одно и нечто другое, две отдельные единицы, сливаются воедино, как и посредством чего, и с какой целью все вещи воспринимаются телом человека, и как небо и земля объединяются, чтобы закалять, испытывать и стабилизировать разум человека. Итак, в детской фазе своего ученичества, ученик видит цвета природы в их подлинном свете, слышит ее музыку, впитывает красоту ее форм и ощущает себя в атмосфере ее благоухания.

Детство ученика кончается. Органами чувств он прочел книгу природы на языке разума. Он испытал умственную радость от близости к природе. Теперь он пытается использовать свои способности, не пользуясь органами чувств, пытается познать себя как отдельную от всех чувств сущность. Имея тело, детерминированное полом, он учится раздвигать поле действия фокусирующей способности, чтобы обнаружить ментальный мир. Это выводит его за пределы досягаемости присущих физическому телу органов чувств, хотя он все еще ими владеет. Он продолжает оперировать своей фокусирующей способностью, и органы чувств один за другим успокаиваются. Ученик не может более трогать и ощущать, не может обонять, у него нет чувства вкуса, все звуки прекратились, зрение пропало - он не видит, и мрак окружает его; и все-таки он в сознании. Этот момент, когда ученик сознает, но не видит и не слышит, не ощущает ни вкуса ни запаха, ни прикосновений, - исключительно важен. Что следует за ним? Некие пытливые умы пытались достичь этого состояния сознания без ощущений. Кто-то, почти достигнув, отшатывался в ужасе. Иные сходили с ума. Только тот, кто долго готовился к этому, кто был испытан чувствами, способен сохранить стабильное сознание в этот критический момент.

То, что следует за опытом ученика, предрешено мотивами, которые движут им в его поисках. Его опыт делает его другим человеком. Опыт может длиться секунду для его чувств, но для осознающей себя в то время сущности он может показаться вечностью. В этот момент ученик узнал тайну смерти, но еще не овладел ею. Момент само-осознания, независимого от чувств, равнозначен для ученика пребыванию в ментальном мире. Он стоял на пороге небесного мира, но не вошел в него. Небесный мир разума не может соединиться с миром чувств, хотя они соотнесены друг с другом как противоположности. Мир разума ужасен для всего, что подчинено чувствам. Мир чувств для очищенного разума подобен аду.

Ученик найдет возможность повторить опыт, которому он научился. Независимо от того, опасается ли он повторения или жадно к этому стремится, за этим последует период отрицания и темноты. Физическое тело стало чем-то отдельным от самого ученика, хотя все еще пребывает в нем. Используя свою фокусирующую способность при попытке войти в ментальный (небесный) мир, он призвал к действию темную способность своего разума.

Приобретенный опыт обладания сознанием, отключенным от органов чувств - зрения, слуха, вкуса, обоняния, осязания, демонстрирует ученику все то, что он ранее думал и слышал о реальности ментального мира, и то, что отличает ментальный мир от физического и астрального миров. Этот опыт, следовательно, весьма далек от его прежних жизненных впечатлений. Опыт показал ему, сколь незначительно и преходяще его физическое тело, дал ему предощутить, попробовать на вкус бессмертие. Опыт дал ему понимание собственного отличия от своего физического тела и чувственных ощущений, но и теперь ученик еще не знает, кто он и что он есть на самом деле, хотя понимает, что он не есть физическая либо астральная форма. Ученик осознает, что не может умереть, при том что его физическое тело - величина переменная. Опыт обладания сознанием, лишенным чувственности, дает ему громадную силу и мощь, но также подводит его к периоду невыразимой печали. Эта печаль возникает из-за резкой активизации темной способности.

При всех прежних состояниях разума темная способность была расслаблена и замедлена, подобно сытому удаву или змее на холоде. Будучи слепой сама по себе, она ослепляла разум; будучи глухой, она вносила путаницу в восприятие звуков, затрудняя их распознание; индифферентная к форме и цвету, она не позволяла разуму и чувствам воспринимать красоту, придавать форму бесформенной материи; неуравновешенная и неразумная, она притупляла инстинкты чувств и не давала уму сосредоточиться на чем-то одном. Она не могла ни чувствовать, ни ощущать и смущала ум, рождая сомнение и неопределенность в органах чувств. Неспособная ни думать, ни рассуждать, она мешала мышлению, затемняла разум, скрывала причины действий. Без смысла, без идентичности, она была препятствием на пути к знанию и не давала разуму осознать самое себя.

Хотя и лишенная чувств, противопоставленная другим способностям разума, темная способность поддерживала активность чувств и позволяла им, или даже помогала, затуманить и скрыть способности разума. Она побуждала их к таким видам активности, которые постоянно платили дань. Но ученик, пытаясь превозмочь чувства и войти в ментальный мир, в значительной степени воспротивился поборам этого воплощения невежества - темной способности разума. Путем многочисленных усилий в овладении своими чувствами ученик в какой-то степени утихомирил эту способность своего разума и стал получать радость от того, что мог использовать другие способности и понимать свои чувства. Но он вскоре обнаруживает, что его желания еще в действительности не подчинены ему, а темная способность не побеждена. Когда он приобрел возможность быть в сознании без пользования своими чувствами и независимо от них, он тем самым с небывалой силой призвал к действию темную способность своего разума.

Эта темная способность - враг ученика. Теперь она обрела могущество мирового змея. Она заключает в себе невежество прошедших веков, но также и хитрость, и обман, и уловки, и чары прошлого. Перед пробуждением темная способность была бесчувственной, вялой, не рассуждающей. Такой она и остается. Но она видит без глаз, слышит без ушей, повелевает чувствами более острыми, чем чувства физического человека, и прибегает к всевозможным уловкам мысли. Она действует прямо и наилучшим образом для того, чтобы помешать ученику пересечь царство смерти и войти в ментальный мир бессмертия.

Ученик знает о темной способности, он извещен о ее хитростях и о том, что ему придется их преодолевать. Но эта исполненная векового зла способность редко атакует ученика с той стороны, с которой он ждет нападения, если вообще ждет чего-либо подобного. У нее в запасе есть бесчисленные приемы и ловушки, тонкие ходы для борьбы с учеником. После того, как ученик обрел сознание, свободное от чувств, он становится более восприимчивым к миру, чем прежде, но по-иному. Он осознает внутреннюю суть вещей. Камни и деревья воспринимаются им как живые существа. Все элементы мира начинают говорить с ним, и ему кажется, что он вступает в командование ими. Мир кажется живым, пульсирующим, дышащим. Земля движется словно в согласии с его телодвижениями; деревья отвечают поклоном на его поклон; море издает стоны, и волны вздымаются и падают в соответствии с ударами его сердца; воды текут согласно току его крови; ветер, кажется, ритмично дышит вместе с ним. Все движется, как будто благодаря его энергии.

Все это ученик испытывает, скорее зная, чем чувствуя. Но в какой-то момент, когда он осознает все это, пробуждаются его внутренние чувства, и он видит и чувствует внутренний мир, который он знал прежде разумом. Этот мир открывается перед ним, как бы вырастает из физического мира и, вместе с тем, включает его в себя, украшает и оживляет. Цветы и звуки, числа и формы предстают более гармоничными и прекрасными, изысканными и бесконечно более привлекательными, чем все то, что мог предложить старый физический мир. И все это - его и только для него, в его подчинении и распоряжении. Он кажется себе царем природы,- которая веками ждала, чтобы он пришел и стал властелином ее царства. Все чувства ученика в школе Мастеров теперь напряжены до предела. В какой-то момент этого чувственного удовольствия к ученику приходит одна мысль, посредством которой он проникает вглубь вещей и познает их такими, какие они есть. Благодаря ей ученик в школе Мастеров знает, что новый мир, в котором он находится, не есть мир Мастеров, мир ментальный, хоть он и прекрасен. Как только ученик собирается дать оценку этому славному миру, миру внутренних чувств, ­все его элементы начинают взывать к нему. Сначала они призывают его просто наслаждаться ими, а затем, когда он отказывается остаться с ними, просят быть их вдохновителем, спасителем, путеводителем к высшему миру. Они умоляют его, утверждая, что ждали его слишком долго и он один может их спасти. Ученик школы Мастеров твердо следует идее своего ученичества. В соответствии с ней он и принимает решение. Он знает, что это не его мир; что формы, которые он видит, не вечны и подвержены разложению; что звуки и голоса, которые взывают к нему, ­это кристаллизованное эхо мирских желаний. Ученик провозглашает свою позицию перед миром, который взывает к нему. Ученик показывает ему, что он знает и не ценит этот мир внутренних чувств. Мгновенно в нем возникает мощная уверенность в том, что он дал правильную оценку миру чувств и правильно поступил, отклонив все его соблазны.

Его мысли теперь словно проникают во все вещи и кажутся способными изменить их формы просто своей силой. Материя легко поддается этой формовке. Его мысли входят в мир людей. Он видит их слабости, идеалы, их ошибки и амбиции. Он видит, что . может переплавлять умы людей силой своей мысли, может прекратить потасовки и ссоры, раздоры и соперничество. Он видит, что может заставить противников кончить дело миром, может воспитывать людей, делать их восприимчивее, открывать им идеалы более высокие, чем их собственные. Он видит, что может приостановить или прекратить болезнь, произнеся нужные для восстановления здоровья слова. Он видит, что может отвести людские печали и принять на себя людские заботы. Он видит, что со своим знанием он может стать богочеловеком среди людей.

Может стать и самым великим, и самым ничтожным из них, как того пожелает. Ментальный мир раскрывает перед ним свои возможности. Мир людей зовет его, но ученик не отвечает.

Тогда борющиеся между собой люди взывают к нему молча. Он отказывается быть правителем людей, и они просят его быть их спасителем. Он может утешить горюющих, поднять падших, обогатить нищих духом, успокоить обремененных, дать силы слабым, снять отчаяние и просветить умы людей. Человечество нуждается в нем. Голоса людей говорят ему, что без него они не могут существовать. Он необходим им для их успеха на жизненном поприще. Он может дать им крепость духа, которой у них нет, может основать царство духовного закона, пусть только он выйдет к людям и поможет им... Но ученик в школе Мастеров не приемлет призывов, связанных с тщеславием и высоким положением. Он не принимает предложения стать великим учителем или святым, хотя он вслушивается в крик о помощи. Он не расстается с идеей своего ученичества. Ученик сосредоточивается на призывах и оценивает их с позиции этой идеи. А он был так близок к тому, чтобы выйти навстречу миру и помочь ему.

11. ПРЕОДОЛЕНИЕ; ПОМОЩЬ МАСТЕРА

Гранитные глыбы веков, сотрясаясь, крошатся. Цвет расстаётся с формами, и формы исчезают. Из звуков уходит музыка, и они превращаются в стоны печали и упреков. Очаги угасают. Влага высыхает. Всё замерзает. Жизнь, мирские огни потухают. Всё затихает. Наступает темнота. Ученик, допущенный в школу Мастеров, вступает в период своей смерти.

Внутренний мир мёртв для него; он исчезает. Внешний физический мир также мёртв. Ученик бредёт по земле, но она стала подобием тени. Недвижные горы теперь неустойчивы для него, как облака или колеблющиеся занавески; он смотрит сквозь них и видит пустоту. Свет покинул солнце, хотя оно всё ещё лучится. Пение птиц превратилось в стоны. Весь мир - словно постоянные отлив и прилив; нет ничего определённого, всё изменяется. Жизнь превратилась в боль, хотя ученик не может испытывать ни страдания, ни радости. Всё - иллюзия, всё -насмешка. Любовь - всего лишь спазм плоти. Кажется, что те, кто наслаждаются жизнью, просто бредят. Святые впадают в самообман, грешники сходят с ума, мудрые ведут себя как глупцы; нет ни добра, ни зла. Сердце ученика становится бесчувственным. Время тоже кажется иллюзорным, и вместе с тем оно слишком реально. Нигде в мире нет ни верха, ни низа. Земная твердь - словно тёмный пузырь, плавающий в еще более тёмном и пустом пространстве. Хотя ученик в школе Мастеров внешне остается самим собой и физически видит мир вокруг себя как и прежде, ментальная тьма сгущается вокруг него. Неважно, бодрствует он или спит, эта тьма неотлучно с ним. Она становится ужасной, наваливается и давит на него. Вокруг него устанавливается молчание, его слова, кажется, лишены звуковой оболочки. Тишина словно кристаллизуется в нечто бесформенное и невидимое, и её присутствие равносильно присутствию смерти. Куда бы он ни пошёл, что бы ни делал, освободиться от этой тьмы ученик не может. Она повсюду и во всём. Она - в нём и рядом с ним. Гибель была бы счастьем по сравнению с ней. Ученик одинок, рядом лишь она. Он чувствует себя живым мертвецом в мёртвом мире. Хотя и безгласно, бесформенная тьма нашёптывает ему прелести внутреннего мира чувств, и, когда он отказывается слушать о них, ему показывают путь к спасению из этого бесконечного мрака - лишь бы он внял призыву людей.

Находясь в самом центре тьмы, ученик Мастеров понимает, что ему не следует обращать внимание на тьму, хотя он почти раздавлен ею. Все вещи потеряли для него значение. Идеалы исчезли. Усилия бесполезны, всё - бесцельно. Но пусть он почти что мёртв, он ещё не утратил сознания. Он может вступить в борьбу с тьмой, но эти усилия бесполезны. Обрушивающаяся на него тьма неуловима. Думая, что он достаточно силён, ученик бросается на неё в попытке сокрушить её, но она лишь становится тяжелее. Ученик оказывается в кольцах древнего мирового змея, против которого человек бессилен. Ученику кажется, что он попал в объятия вечной смерти. Жизнь и свет ушли отовсюду, ничего не оставив ему, тело его словно могила для него, но все же он продолжает сознавать. Он догадывается, что хотя он не может преодолеть тьму, но и тьма не до конца одолела его, ибо он в сознании.

Эта мысль о сознании в кромешной тьме - первый проблеск жизни для ученика с тех пор, как он вступил в период смерти. Он лежит в мягких кольцах смерти, не сопротивляясь, но сохраняя сознание; тьма продолжает наступать. Она вызывает ученика на битву, но, видя, что в битве нет смысла, тот отказывается от борьбы. И пока он добровольно склоняется к тому, чтобы, если потребуется, постоянно пребывать во тьме, и пока сохраняет в этой тьме сознание и не поступается им, к ученику приходит та самая мысль, с помощью которой познаются все вещи. Он понимает теперь, что кромешная тьма, окружающая его, - это его собственная тёмная способность, его неотъемлемая часть, его собственная противоположность. Эта мысль придает ему новые силы, но он не вступает в борьбу, так как тёмная способность, хоть и составляет часть его самого, ускользает от него. Теперь ученик привлекает свою фокусирующую способность, чтобы с её помощью обнаружить тёмную способность. Продолжая работать с фокусирующей способностью, чтобы выявить тёмную, он чувствует, что его тело и разум как бы отделяются друг от друга...

Когда ученик наводит резкость фокусирующей способности на тьму, та начинает принимать самые разнообразные и чудовищные формы. Громадные червеподобные существа выползают из тьмы и окружают его. Гигантские, напоминающие крабов, тени возникают из тьмы и проносятся над ним. Из тьмы же, переваливаясь с боку на бок, выступают ящеры и выбрасывают в его сторону свои узкие раздвоенные языки. Ужасные создания, неудавшиеся ранние опыты природы в производстве живых существ, роятся вокруг ученика, выходя из тьмы, которую сделала видимой его фокусирующая способность. Они ластятся к нему, стремятся проникнуть в него, овладеть его существом. Но ученик продолжает использовать свою фокусирующую способность. Из кромешной, казалось бы, тьмы в поле действия фокусирующей способности вползают, извиваясь и корчась, раскачиваясь и подпрыгивая, разные существа, обладающие формой и бесформенные. Похожие на летучих мышей порождения тьмы, злобы и порока, с человечьими или чудовищными головами, летают вокруг, задевая ученика своими ядовитыми крыльями. И, словно бы добавляя жути этой картине, появляются мужские и женские фигуры, олицетворяющие все мыслимые людские пороки и преступления. Отвратительные и тошнотворно смазливые создания подкрадываются и лезут в вожделении к ученику. Но он не боится их до тех пор, пока не обнаруживает, что все они - его собственные творения. И тогда возникает страх. Ученика охватывает глубокое отчаяние. Он видит себя в каждом из них, а те всматриваются в его сердце и мозг, отыскивая там принадлежащее им место. Каждое из них взывает к нему, обвиняя его в прошлых мыслях и поступках, которые породили монстра и придали ему форму. Все его тайные грехи прошлых жизней встают перед ним сплошным чёрным ужасом.

Каждый раз, когда он прекращает использовать свою фокусирующую способность, то получает облегчение, но не прощение. Он должен продолжать свои усилия, он должен поймать тёмную способность. Он делает ещё и ещё одну попытку, но та ускользает. Однажды, в момент погружения во тьму или в момент облегчения, та главная мысль опять приходит к ученику; и он вновь осознаёт вещи такими, какие они есть. Чудовища - это дети его прошлых мыслей и действий, рожденные во тьме и невежестве. Он знает, что они призраки его мертвого прошлого, которые призваны его тёмной способностью и которые он должен трансформировать, если не хочет быть ими задавлен. Он лишен страха и хочет преобразовать их с помощью той главной мысли. И он начинает свой труд. И тогда вспоминает о своей образной способности.

Как только ученик вступает во владение своей образной способностью, он обнаруживает, что тёмная способность не в состоянии производить формы. Он узнаёт, что она развёртывала перед ним прошлое за счет образной способности, но теперь, поскольку он вступил во владение последней и учится её использовать, тёмная способность, оставаясь все ещё неуловимой, утихает, не в силах сама создавать формы. Постепенно ученик начинает верить в себя и учится смотреть на своё прошлое без страха. Он выстраивает события своего прошлого по порядку. Посредством образной способности он придает им те формы, в которых они пребывали, и, используя известную ему главную мысль, распознаёт их суть. Он удерживает в фокусе материю прошлого, представленную в формах, и возвращает её либо мировой материи, либо тёмной способности - назад, к её истокам. Тому, что идет обратно в мир, сообщается направление, упорядоченность и более высокое звучание. То, что возвращается к тёмной способности, усмиряется, подвергается контролю и очищению. С помощью образной способности ученик может придать форму тьме и представить себе тёмную способность, но еще не способен познать её самое.

Когда ученик оценивает, преобразует и очищает материю своего прошлого, он может посредством образной способности исследовать самые ранние природные формы; проследить эволюцию материи через разнообразные формы с древнейших времен, через последовательные стадии, шаг за шагом, по всей эволюционной цепочке вплоть до настоящего времени. Используя свою образную способность для сравнения прошлого с настоящим, ученик может проследить, какие формы произошли от природы, а какие - рождены его разумом. Так, с помощью образной и фокусирующей способностей он может делать формы крупными или малыми. При помощи этих способностей он познаёт эволюцию современного человека, смысл перевоплощения и может представить себе те процессы, посредством которых он, ученик, станет хозяином своих способностей в ментальном мире.

Ученик может попытаться вообразить, кто он и какова его форма. Но с помощью известной ему главной мысли ученик установит, что он еще не родился и хотя и знает о своем "Я", не может себя представить. Он видит, что с самого начала его попыток направить фокусирующую способность на тёмную он так и не смог обнаружить последнюю, потому что его внимание было отвлечено от неё созданиями, которые она ему представляла. Когда он убеждается в этом, то видит, что утихомирил тёмную способность. Он знает, что ещё не рожден, что подобен зародышу.

До этого времени и в это время ученик встречается с Мастерами, узнаёт об их существовании, но только как физических тел. Он не может воспринимать тело Мастера отдельно от его физического тела и, хотя ученик знает, что Мастер рядом, он не может ощутить его тело отчетливо, так как тело Мастера - не чувственное тело и не может быть постигнуто чувствами. Ученик ещё не научился использовать мотивационную способность независимо от чувств, а только этим можно познать тело Мастера. Пока ученик вёл борьбу с тёмной способностью, Мастер не мог помочь ему, потому что тогда ученик испытывал свои собственные силы, доказывая свою целеустремленность, изменяя свою материю; и помощь, оказанная ему в это время, оставляла бы его в рядах смертных. Но когда ученик своим мужеством и целеустремленностью доказал, что достоин своей цели, и с помощью фокусирующей и образной способностей и известной ему главной идеи утихомирил тёмную способность, тогда Мастер показывает ему трудности, которые он преодолел, и цель, которой он служил. Он видит или узнаёт от Мастера, что его враг представляет собой слепое, неконтролируемое желание человеческого разума, и что, подавляя свои желания, он помогает человечеству делать то же самое.

Но ученик пока ещё не преодолел сна; он не превозмог смерть. Он знает, что не может умереть, хотя находится в утробе смерти. Он больше не борется. Он ждет наступления времени, которое даст ему жизнь. Он не может ни видеть, ни чувствовать процессы, которые происходят в его физическом теле, хотя он может мысленно представлять их себе. Но вскоре внутри него возникает какое-то новое движение. Кажется, что происходит некий всплеск разумной жизни. Он начинает ментальную жизнь в своем физическом теле, подобно тому, как зародыш начинает жить в материнском чреве. Ученик чувствует, что он в состоянии восстать из своего физического тела и парить там. Но он этого не делает. Во всём теле он ощущает лёгкость и подвижность, разум его откликается на всё, что находится в пределах его досягаемости. Его мысли начинают обретать форму, но он знает, что ему не следует пока придавать материи форму своих мыслей. В то время, когда приближается момент его рождения, одна знакомая ему мысль постоянно присутствует в нём. На ней сосредоточена его фокусирующая способность. Всё, кажется, растворяется в ней; и она, та главная мысль, которую он знает, пронизывает всё. Он сам всё более начинает осознавать её, начинает жить в ней, и пока физическое тело исполняет свои естественные функции, он целиком сосредоточивается на той главной, известной ему мысли. На него нисходит тихая радость и мир. К нему приходит чувство гармонии, и, в соответствии с той своей мыслью, он оживляется. Сила движения проникает в него. Он желает говорить, но вначале не может найти свой ментальный голос. Его усилие производит одну ноту в песне времени. Эта песня пронизывает его, возносит его всё выше и выше. Его главная мысль крепнет. Он опять пытается говорить, и время откликается ему, но у него всё ещё нет голоса. Время, кажется, переполняет его. Приходит сила, и внутри него рождается голос. И когда он начинает говорить, то выходит наружу, отделившись от тёмной способности, словно от материнского лона. Он, Мастер, восстал к новой жизни.

Его речь, его голос - это его рождение. Его вознесение. Теперь он никогда не встретится со смертью. Он стал бессмертным. Его речь - это Слово. Теперь он зовётся Словом. Его имя, его Слово - тональность той песни, которая звучит в мире времени, окружает физический мир, проникает в него. Его имя - тема этой песни жизни, которую подхватывает и поёт каждая частичка времени. Когда ученик осознаёт гармонию времени, он ощущает себя ментальным телом. Его ментальное тело - тело способностей, а не чувств. Он охотно применяет свою фокусирующую способность. С её помощью он обнаруживает, что он, его ментальное тело, и есть та мысль, посредством которой он стал учеником в школе Мастеров; та мысль, что вела его через все трудности, помогла ему постигнуть вещи такими, какие они есть. Это - его мотивационная способность. Мастер, кажется, существовал всегда. Его бессмертие не началось только что, он не есть физическое, психическое или астральное тело. Он есть тело Мастера, плотью которого является мысль.

Он думает, и само время приспосабливается к его мыслям. Он пребывает в небесном мире человечества, где, как он видит, представлены все виды человеческих существ. И, несмотря на такое всеобщее представительство в том мире - небесном, ментальном мире Мастеров - человеческие индивиды постоянно появляются, исчезают и появляются вновь в каком-то ином аспекте. Он видит, что человек может изменять своё небо и по-разному наслаждаться им с каждым новым своим появлением и что небесный мир индивида меняется с переменой идеала у этого индивида. Новый Мастер понимает, что этот небесный мир смутно ощущается человечеством, живущим на Земле, и что, будучи на Земле, люди не в состоянии его осознать.

 

Он видит, что небо человечества составлено из мыслей многих людей; мысли каждого строят свой мир - этот мир постигается в момент смерти, когда сила разума покидает физическое тело человека и сливается с идеалами, образующими его небесный мир, который воспринимается им в период между жизнями. Мастер видит, что человеческие индивиды достигают небесного мира и затем покидают его, и что период пребывания там, длительный или короткий, зависит от идеала каждого из них, от мотивов и причин, лежащих в основе индивидуального опыта. Мастер видит, что разум личности, в связи с высочайшими мыслями, на какие он способен, отождествляет себя с личностью, но, находясь в небесном мире, не осознаёт наличия различных воплощений. Однако Мастер пока не прослеживает движения умов к небесному миру и обратно.

Мастер видит, что те, кто входит в небесный мир после смерти и кто был представлен в нём во время физической жизни, не знают о небе того, что знает он. Не родившиеся ещё люди пребывают в небесном мире и наслаждаются им соответственно их прошлому знанию о нём во время своей физической жизни. Хотя и есть сущности, что проживают период пребывания в небесном мире сознательно и полно, но смертные люди, отдыхающие в этом небесном мире, о таких не знают, не представляют себе того, что есть для них учителя, если только подобное представление не было присуще их идеалу в физической жизни. Новый Мастер видит, что в небесном мире человек - это мысленное тело; что небо человека - его переходное состояние, хотя состояние более реальное для него, чем физическая жизнь; что как мысленное тело, лишенное физической оболочки, человек использует свою образную способность и, следовательно, сам создает свой небесный мир; и то, каков будет этот мир, определяется побуждениями разума, его создавшего.

Обо всём этом знал его учитель-Мастер, когда ученик был ещё учеником; теперь это стало известно и ему. Небесный мир, что представляется разуму смертного громадным пространством, составленным из огромного количества лет, для Мастера всего лишь краткий сон. Время в ментальном мире в восприятии смертного человека бесконечно, как вечность, по сравнению со временем физического мира. Смертный, пребывая в небесном мире, не может использовать свою временную способность; Мастер может. По мере того, как он мыслит, он приводит в действие временную способность с помощью мотивационной. Когда он думает, атомы времени группируются и сочетаются между собой в соответствии с его мыслью, а она определяется имеющейся у него мотивацией. Мастер мыслит о времени, о его приливах и отливах. Он следит за ходом времени и видит его циркуляцию с самого начала, видит его постоянный ток из духовного мира, его половодье и обратное возвращение в духовный мир. Мотивация определяет приливы и отливы времени в периоды, необходимые для осознания и выработки идеалов.

Новый Мастер размышляет о своей самомотивации, и его мотивационная способность раскрывает перед ним тот мотив, который способствовал его превращению в Мастера. Хотя кажется, будто он всегда был Мастером, он знает, что превращение в Мастера есть полнота его времени. И начало этого процесса, находясь далеко в нижних временных мирах, присутствует и в ментальном мире, в его мире. Он знает, что завершение начала есть его становление, связанное с началом. Но он знает также, что сами процессы становления не здесь; они в нижних временных мирах.

Пока он размышляет и использует свою мотивационную способность, ему становятся известны другие его мотивы, помимо того, что обусловил становление Мастера. Он следовал за током времени с его начала до завершения, но он ещё не видит всех процессов, приведших ученика к стадии Мастера. Он размышляет об этих процессах и использует свою образную и фокусирующую способности. Поток времени течёт дальше. Он следует за временем, следя за его оформлением и образованием миров. Миры формируются, принимая форму-время, то есть материальную форму. Атомы времени заполняют формы. Атомы времени проходят через молекулярные формы; они проходят через мир форм, и в то время, как они наплывают на формы, те становятся физически ощутимыми. Физический мир - мир формы, ставший видимым и конкретным, - видится в образе постоянного потока времени, а не как застывшая твердь. Формы появляются и исчезают, как пузыри на воде, а время продолжает наплывать на формы, то затягивая их в себя, то отбрасывая. Это затягивание и отбрасывание и есть жизнь и смерть вещей, возникающих в физическом мире; человеческие формы - не исключение. Он видит тянущийся к нему непрерывный ряд форм, отделённых одна от другой, простирающийся за пределы физического мира. Эти формы, эти пузыри заканчиваются в нём. Посредством своей фокусирующей способности он выравнивает их и видит, что все они суть формы, или тени, его самого. Он фокусирует их, и все они растворяются и исчезают в его физическом теле, из которого он только что вышел, восстал как Мастер.

Он бессмертен; его бессмертие - целокупность времени. Хотя его становление происходило вне времени, оно было пережито им сполна, пока он обретал голос и давал себе имя, совершал восхождение. Его физическое тело оставалось тем же, а с точки зрения физического времени, прошло всего лишь несколько мгновений.

Мастер теперь полностью владеет своими физическими органами; он ясно воспринимает физический мир; он полностью распоряжается пятью способностями своего разума и использует их независимо от своих чувств. На его отдыхающее физическое тело нисходит мир; он преображается. Он, Мастер, хозяин тела и не равен своему физическому телу. Он обладает физической природой, но он превосходит её. Мастер теперь обнаруживает вокруг себя других учителей. Он видит их, и они говорят с ним, как с равным.

Ученик, который стал теперь Мастером, живет и действует сознательно в физическом и ментальном мирах. Его физическое тело находится внутри тела Мастера так же, как физический мир находится внутри ментального и насыщен им. Благодаря физическому телу, он ощущает физический мир как живой. Всё в этом мире становится для него гораздо ярче. Сияет солнце, поют птицы, с радостным журчанием текут воды, и вся проявленная природа приветствует Мастера как своего создателя и покровителя. Мир внутренних чувств, который искушал его в бытность учеником, теперь с радостью подчиняется ему и покорно предлагает хозяину свои услуги. То, что ускользало от него как ученика, теперь подчинено ему как Мастеру. Он видит, что теперь он может служить людям, которые прославляли его и искали его помощи. И он даст людям помощь. Он смотрит на своё физическое тело с сочувствием и состраданием. Он смотрит на тело, как на вещь, которую он на пути к Себе оставил позади.

12. МАСТЕР ПРЕЖДЕ, ЧЕМ АДЕПТ

Новый Мастер исследует процессы, благодаря которым он стал тем, что он есть, и вновь видит ужасы, поджидавшие его в темноте, когда он был учеником. Теперь страдания позади. Страх прошел. Тьма больше не содержит в себе ничего ужасного, так как она покорена, хотя еще не изменилась полностью. В то время, как Мастер вновь просматривает все перипетии своего становления, он различает нечто, бывшее причиной всех прежних трудностей и леденящего сердце мрака, то, над чем он поднялся, но от чего ещё не вполне освободился. Это нечто - старая, ускользающая, бесформенная тьма желания, из которой выходили мириады форм. И эта бесформенность, наконец, обретает форму.

Вот она лежит, подобная сфинксу, и спит. Она ожидает, что он призовет её к жизни, если решится произнести слово жизни. Это древний сфинкс. Получеловек-полузверь, который умеет летать, но сейчас лежит недвижимо. Он спит. Сфинкс сторожит Путь, и тот, кто не победит его, дальше не пойдёт.

Сфинкс спокойно взирает, как человек прохлаждается в живописных рощах, снует в рыночной толпе, ищет убежища в приятных местах. Однако для исследователя жизни, для того, кто воспринимает суетный мир как пустыню, кто смело пускается в путь, чтобы эту пустыню пересечь и оказаться по ту сторону, сфинкс предлагает свою загадку - загадку природы, загадку о сущности времени. Для того, кто не может найти правильный ответ, кто не овладел своими желаниями, для того сфинкс ­свирепое чудовище, и оно пожирает несчастного. Тот же, кто решает проблему, побеждает смерть, одерживает победу над временем, покоряет природу и, перешагнув через покоренное тело сфинкса, продолжает свой путь.

Это Мастер уже совершил. Он перерос физическую жизнь, хотя ещё и остаётся в ней; он победил смерть, хотя ему, быть может, ещё придется иметь смертные тела. Он властелин времени, но он пребывает во времени и манипулирует его законами. Мастер видит, что, рождаясь из своего физического тела, то есть совершая вознесение, он по ходу дела высвобождает из своего тела тело сфинкса и тому, что было бесформенно, придаёт форму, в которой представлены энергии и возможности всех животных тел в физической жизни. Но сфинкс не имеет физической природы. Он имеет силу и бесстрашие льва, свободу птицы и разум человека. Это форма, сосредоточившая в себе все чувства, которые могут в ней быть использованы во всей своей полноте.

Мастер пребывает в физическом и ментальном мирах, но не в астральном мире желания; он утихомирил астральный мир, подчинив себе тело сфинкса. Чтобы жить и действовать также и в астральном мире, он должен призвать к действию свое тело сфинкса, тело-желание, которое пока спит. Он взывает; он произносит заветное слово. И оно восстает ото сна и становится рядом с его физическим телом. По форме и облику оно такое же, как его физическое тело. По форме оно человек и обладает исключительной силой и красотой. Оно встает на призыв хозяина, отвечает ему. Это тело Адепта, или Адепт.

Когда тело Адепта оживает и начинает действовать, внутренний мир чувств, мир астральный, становится ощутимым и видимым. Тело Адепта видит свое физическое тело и может в него войти. Мастер действует через них обоих, но сам не является формой ни того, ни другого. Физическое тело ощущает внутри себя Адепта, но не может видеть его. Адепт ощущает Мастера, который вызвал его к действию и которому он подчиняется, но тоже не видит его. Он знает о своём хозяине, как обычный человек знает о наличии у себя совести, хотя и не может её видеть. Мастер связан с ними обоими. Он хозяин в трёх мирах. Физическое тело действует, как физический человек в физическом мире, но руководит им и отдает ему приказы Адепт, который теперь выполняет роль распорядителя. Адепт действует в астральном мире, во внутреннем мире чувств; но, имея свободу действий, он поступает, как ему велит Мастер, потому что чувствует присутствие хозяина, осознает его мудрость и силу и понимает, что лучше подчиняться разуму Мастера, чем своим чувствам. Мастер действует в своём собственном мире, ментальном, включающем в себя астральный и физический миры.

Для человека в физическом мире кажется странным, если вообще достижимым, обладать тремя телами - развиваться сразу в трёх телах, которые могут действовать отдельно и независимо одно от другого. Для человека в его настоящем положении это невозможно; однако, будучи человеком, он обладает ими в принципе, как телами потенциальными, пусть до поры до времени совмещенными и неразвитыми, и без каждого из них он не может быть человеком. Физическое тело предоставляет человеку место в физическом мире. Принцип желания дает ему силу и способность там действовать. Разум даёт силу мысли и рассуждения. Каждое из этих начал самостоятельно. Но недостаток одного обессиливает остальные. Когда они действуют сообща, человек обретает силу в мире. В состоянии предрождения ни физическое тело человека, ни его желания, ни его разум не могут действовать сознательно и независимо одно от двух других, и, поскольку человек не знает себя отдельно от своего тела и своих желаний, кажется странным, чтобы его разум мог действовать сознательно и независимо от его желаний и его физического тела.

 

Как было установлено в предыдущих главах, человек может развить либо желания, либо разум, так что они могут вести себя сознательно и независимо от его физического тела. Животное в человеке может быть подвергнуто тренировке и развитию с помощью разума, который действует вместе с этим животным и внутри его, так что оно становится независимым от физического тела. Развитие или становление желаний в теле, в котором действует и которое обслуживает разум, и есть рождение Адепта. Адепт обычно не разрушает своё физическое тело и не покидает его; он использует его для пребывания в физическом мире, и, хотя Адепт может действовать независимо от своего физического тела и даже покинув его, оно, однако, есть его собственная форма. Но тело желания у человека - просто принцип и во время его жизни формы не имеет.

Может показаться странным, что человеческие желания могут развиваться до обретения ими формы, и что эта форма может отделиться от физического тела, и что аналогично этому разум также может действовать как самостоятельное тело, независимое от других. Но это не более странно, чем рождение ребёнка, чей облик и задатки значительно отличаются как от материнских, так и отцовских.

Плоть рождается от плоти; желание - от желания; мысль - от разума; каждое тело рождается в соответствии со своей природой. Рождение происходит после зачатия и созревания тела. То, что разум в состоянии зачать, способно к становлению.

Физическое тело человека подобно спящему. Желания не действуют в нём; разум не воздействует на него; само оно не действует самостоятельно. Случись в доме пожар, плоть не среагирует на него до тех пор, пока огонь не опалит нервы. Тогда возникает ощущение, оно пробуждает желания и призывает их к действию. А они, действуя через чувства, заставляют человека устремиться в безопасное место, даже если для этого приходится расталкивать стоящих на пути женщин и детей. Но когда крик жены или ребёнка достигает его сердца, он бежит к ним на помощь и, рискуя жизнью, спасает их; это уже мыслящий человек, преодолевший безумие желаний, направляющий их силу через физическое тело в нужное русло. Люди отличны друг от друга, но действуют в принципе одинаково.

То, что Адепт, имеющий форму, аналогичную физическому телу, может входить в это тело и действовать через него, не более удивительно, чем то, что белые кровяные тельца проходят через другие клетки или соединительные ткани тела; однако это так. Это не более странно, чем то, что некое существо, под влиянием которого находится медиум, действует в теле медиума и может выходить из него как отдельная и определённая форма; однако такие вещи случаются, и это зафиксировано представителями науки.

Следовательно, не следует игнорировать вещи, которые кажутся странными. Странные утверждения должны восприниматься по своей сути; неразумно считать смешным или невозможным то, чего не понимаешь. На это может иметь право только тот, кто рассмотрел соответствующее явление со всех сторон и без предвзятости. Тот же, кто называет смешным какое-либо важное утверждение, даже не поразмыслив о нём, принижает себя как человека.

Тот, кто становится Мастером, не направляет усилий своего разума на то, чтобы стать Адептом посредством развития своего тела желания. Он сосредотачивает силы на преодолении и подчинении своего желания, а также на превращении своего разума в самостоятельную сущность. Как было сказано ранее, человек, ставший Мастером, минует стадию Адепта. Причина этого в том, что, когда становятся Адептом, разум крепче привязан к желаниям, чем это бывает в физическом теле; ибо тело желания Адепта, действуя во внутреннем и астральном мире чувств, имеет больше власти над разумом, чем неоформленное тело желания человека, чей разум заключен в физическом теле и действует в физическом мире. Но когда человек направил все свои усилия на то, чтобы сознательно и разумно войти в ментальный мир, то после вхождения туда он силой своего разума делает то же, что кандидат в Адепты делает силой желания. Тот, кто становится Мастером, сначала осознаёт ментальный мир и начинает жить в нём сознательно, а затем спускается во внутренний чувственный мир Адептов, который уже не имеет над ним власти. Нерожденный разум Адепта борется с полностью развитым телом желания, каковое и есть Адепт, и, таким образом, Человек, ставший вначале Адептом, вряд ли станет в данный период эволюции Мастером...

Поскольку разум функционирует в мире желания и работает с желаниями, поскольку желание преобладает над разумом и поскольку время упущено, когда человек мог попытаться стать Адептом естественным путем, - он не должен стремиться стать Адептом в первую очередь. Вряд ли кому-то удастся в настоящее время вырасти из Адепта до Мастера, к тому же новая человеческая раса будет расой мысли, поэтому человек может безопасно для себя и для других развиваться с помощью мышления, может служить расе мысли тем, что овладеет всеми её возможностями. Для того, кто стал на путь самосовершенствования и постижения истины, лучше пытаться поступить в школу Мастеров, а не Адептов. Пытаться стать Адептом теперь - всё равно что производить сев летом. Зерно прорастет и пустит корни, но злак не созреет и будет погублен морозами. Посаженное в свое время, весной, зерно будет развиваться естественно и полностью созреет. Желание оказывает на разум такое же разрушительное действие, как морозы на несозревший злак.

Когда человек становится Мастером, он уже прошёл через всё то, через что проходит Адепт, но поиному. Адепт развивается через свои чувства. Разум Мастера развивается посредством своих способностей. В способностях заложены соответствующие чувства. То, что проходит человек, готовящийся стать Адептом, и что он воспринимает в чувственном мире, кандидат в Мастера постигает ментально, разумом преодолевая желания. В процессе этого преодоления желание обретает форму, так как мысль даёт форму желанию; желание должно обрести форму в соответствии с мыслью, если мысль не хочет принимать форму желания. Так что, когда новый Мастер с помощью способностей разума обозревает процесс своего превращения из ученика в Мастера, он обнаруживает, что желание обрело форму и что форма ждет его призыва к действию.

13. МАСТЕРА И ИДЕАЛЫ; СТАРЕЙШИНЫ НАШЕЙ РАСЫ

Приведённая ниже диаграмма показывает сущность каждой расы*, сыгравшей свою роль в становлении человека: как и под каким доминантным знаком раса начиналась, развивалась и прекращалась и как она соотносится с другими, предшествующими и последующими расами. Вот некоторые замечания в связи с тем, что может быть обнаружено в этом символическом изображении.

На рисунке изображен большой зодиак и семь маленьких. Каждый маленький зодиак окружает каждый из семи нижних знаков большого. В нижней части большого зодиака расположены меньшие зодиаки, один внутри другого, они символизируют соответственно физического человека и физический мир, психического человека и психический мир, ментального человека и ментальный мир, духовного человека в духовном мире.

Горизонтальный диаметр от Рака до Козерога большого зодиака - это линия проявления; над ней - то, что не проявлено, ниже - проявленная Вселенная. На этой диаграмме показаны семь рас на четырёх планах: духовном, который начинается с Рака и кончается Козерогом; ментальном, который начинается со Льва и кончается Стрельцом; психическом, который начинается с Девы и кончается Скорпионом; и физическом плане, представленном Весами. Этот план основополагающий для трёх верхних, в их инволюционном и эволюционном аспектах.

Вертикальный диаметр от Овна до Весов символизирует Сознание; он проходит через области как проявленного, так и непроявленного. Эти две линии, горизонтальная и вертикальная, в том смысле, который здесь используется, относятся к большому зодиаку, но не к семи меньшим зодиакам, представляющим здесь семь рас. В четвёртой расе, расе Весов, линия, символизирующая сознание, вертикальна по отношению к горизонтальному диаметру большого круга; она идентична линии, символизирующей сознание в большом зодиаке, и частично совпадает с ней. И это не случайно. Нижняя половина большого круга символизирует горизонтальный диаметр, или линию проявления семи рас-их появление, инволюцию и эволюцию. Из центра большого круга - точки, где материя (то есть дух-материя, двойная манифестация субстанции) становится сознающей, исходят семь линий, которые в своём продолжении частично совпадают с диаметрами меньших зодиаков. Эти вертикальные диаметры, от Овна до Весов в меньших кругах, символизируют линию, вдоль которой происходит сознательное развитие расы. Горизонтальный диаметр в каждом из семи зодиаков, от Рака до Козерога, представлен изогнутой линией, совпадающей на диаграмме с периферийной окружностью большого зодиака.

Каждая раса начинает своё развитие от знака Рака в своём собственном зодиаке, достигает серединного пункта у Весов и кончается Козерогом.

Первая раса появилась с возникновением Вселенной, которая выделилась из области непроявленного. Эта раса началась в своём зодиакальном знаке Рака и стала сознательной только в серединный период развития, достигнув Весов, что и было началом её линии сознания. Последняя была и является также линией проявления в большом зодиаке. Первая раса не закончилась. Она не умирает в течение всего периода проявленности.

Развитие седьмой расы начнется в конце пятой расы, являющемся серединным пунктом шестой расы, и будет завершено в знаке Козерога её собственного зодиака, который будет находиться в области непроявленного. Её линия сознания завершает линию проявления большого зодиака.

Существует большая разница между Адептом, который миновал стадию Мастера, и тем, кто родился от Мастера. Она состоит в том, что в первом случае Адепт не обладает рожденным разумом, тогда как Мастер, или разум как таковой, вмещает в себя полностью развитого Адепта. Адепт, заключённый в Мастере, может в любое время действовать в соответствии с законами ментального мира, потому что Мастер действует через него, и он откликается на мысль быстрее, нежели мозг реагирует на действия разума. Адепт, чей разум не рожден, действует по законам мира желаний, но он не может знать и не знает закона, действующего над ним и вокруг него, то есть закона времени, закона ментального мира. Он не может ни использовать закон, ни вести себя в совершенном соответствии с ним. Он действует согласно закону астрального мира, мира внутренних чувств, представляющего собой отражение физического и ментального миров. Адепт с его нерожденным разумом скорее всего не сможет родиться в ментальном мире в конце проявленного цикла миров. Адепт, заключённый в Мастере, был рожден законным образом, восстав из разума, и его наследием по праву будет ментальный мир, в который он войдёт после того, как Мастер станет Махатмой.

* Речь здесь, естественно, идёт не о расе в антропологическом смысле, но об эзотерически значимой расе как некой возрастной категории в духовной эволюции человечества - Л.З.

Адепт с нерожденным разумом не может использовать независимо способности своего разума, хотя они всё же используются им гораздо больше и определеннее, чем это может делать обычный человек. Независимое и осознанное использование ментальных способностей доступно лишь ученику Мастеров, который входит в полное владение ими, когда становится Мастером.

Независимое и осознанное использование фокусирующей способности обусловливает принятие человека, решившего стать учеником, в школу Мастеров. Свободное использование образной и тёмной способностей ­прерогатива того, кто произведён в Адепты собственным Мастером.

Свободное использование временной и мотивационной способностей доступно лишь Мастеру. Но и Мастер не может свободно и полностью распоряжаться светлой способностью, а также (самопознающей) "я-есть" способностью, хотя он знает о них, и они действуют через другие его способности. Свободное использование светлой и "я-есть" способностей-исключительное право Махатмы.

Мастер полностью владеет и пользуется временной, фокусирующей, образной, тёмной и мотивационной способностями, причём независимо от своих внешних чувств, таких как зрение, обоняние, вкус, и от их манифестаций в физическом мире. Мастер знает, что физический мир не есть пустота, тьма или хаос, но мир, которым могут управлять небеса. Он видит физический мир более прекрасным, чем это представляется нашему глазу, местом, исполненным недоступных уху гармоний и населённым величественными формами, какие не может вообразить себе ум человека. Он видит этот мир как арену испытаний и перемен, где все и каждый могут достичь очищения, преодолеть смерть, где человек когда-нибудь научится отличать правду от лжи и станет господином своих форм, победителем великой иллюзии жизни. Он подчинит себе иллюзию и будет использовать её на благо тех существ, которые через неё продвигаются к истинной реальности.

Находясь в ментальном, или небесном, мире, Мастер посредством внутреннего мира чувств действует в физическом мире, но, используя свои внутренние чувства и физическое тело, он контролирует их своими способностями. При помощи силы своего разума, через свои чувства и физическое тело он может постигать иллюзорность материи в трёх мирах и её трансформации. Используя фокусирующую способность, он может являть в физическом мире мысли, принадлежащие ментальному миру, и формы мира астрального. Он может воспринимать астральный и ментальный миры через физический. Он видит всю гармонию и красоту различных сочетаний физического, астрального и ментального. Посредством временной способности Мастер может слышать и видеть мельчайшие частицы времени в их нескончаемом потоке, проходящем сквозь материю, он может узнать параметры и продолжительность физических форм, так как знает тон, на который они настроены и в котором они звучат. Через этот тон, являющийся мерой и пределом времени, он знает период существования данной формы, вплоть до того момента, когда наполняющая её физическая материя истощится и форма возвратится в мир времени, откуда она вышла. Посредством своей образной способности Мастер может создать форму и сделать её видимой, направив через неё поток временных атомов ­мельчайших частиц времени. Используя эту способность, он может сделать формы как угодно большими или малыми. Может укрупнить, увеличить молекулу до размеров мира или заставить мир выглядеть таким маленьким, словно молекула. Он достигает этого, удерживая форму своей образной способностью и увеличивая либо уменьшая её при помощи фокусирующей способности.

Посредством фокусирующей способности Мастер входит в физический и психический миры или их части и выходит из них. Она же позволяет ему соотносить между собой разные способности, прилаживать их друг к другу и к чувствам, через которые они могут действовать.

Посредством тёмной способности он может заставить исчезнуть или измениться любую форму, которую он вызвал к жизни. Может заставить спать любое живое существо. Действием этой способности Мастер может помешать человеческому разуму преждевременно войти в ментальный мир, и это случается, если такое вхождение грозит умственным расстройством; он может предоставить комунибудь возможность контроля над чужими умами и делает это в качестве проверки тех, кто тренирует свой ум с целью подчинения себе умов других людей. Используя тёмную способность, Мастер воздействует на разум человека, заставляет его смутиться, прийти в замешательство и забыть о своих целях. Может притупить чувства людей и помешать излишне любопытным и въедливым открыть то, что они не имеют права знать. Посредством тёмной способности Мастер препятствует любопытным людям ощущать, прочитывать, узнавать мысли других и не даёт тем, кто преследует эгоистические цели, постигнуть смысл особых слов и их силу.

Используя мотивационную способность, Мастер узнаёт о мотивах людей ­побуждениях, приводящих к тем или иным поступкам. Он понимает, что эти мотивы - главная пружина человеческой жизни и что они, хотя часто человек о том не догадывается, приводят к важнейшим событиям в его жизни. Посредством этой способности Мастер осознаёт, что побудительные мотивы обусловливают мыслительную энергию, которая творит все вещи в трёх проявленных мирах. Мотивационная способность позволяет ему познать разновидности, классы и степени всех мыслей, на какие способен человек, и также те мысли, что являются существами ментального мира. С её помощью он познаёт природу своего тела Мастера и тот основной мотив, благодаря которому он стал Мастером. Посредством мотивационной способности он может проследить ход мыслей, который сложился у него в то время, как он завершал свой путь в ментальный мир. Благодаря этой способности, Мастер видит другие побуждения, которые он мог бы тогда иметь, но отверг. Сравнивая своё основное побуждение с другими, он может оценить и оценивает то побуждение, явившееся причиной его последующих действий в трёх мирах. Посредством мотивационной способности он осознаёт, в чём состоит его работа в качестве Мастера, и делает свой выбор. Он понимает, что не завершит начатой работы, если перейдёт в духовный мир как Махатма. Он осознаёт также, что перерос жизнь, преодолел смерть и стал бессмертным, что он выработал карму своего тела, накопленную в течение жизни, но ещё не исчерпал полностью карму каждого из индивидов, в которые перевоплощался его разум; иными словами, он имеет обязательства и долги, от которых не может освободить себя в настоящем существовании, поскольку те, которым он обязан и должен, не имеют в данное время человеческой формы. Если же он исчерпал карму всех своих прошлых жизней, ему, возможно, необходимо опять принять человеческий облик или ещё многие облики как обязанность, возложенную им на себя в мире и обусловленную его основным побудительным мотивом. Посредством мотивационной способности он узнаёт причины, определившие его выбор и его работу.

Действием временной способности могут быть постигнуты периоды и циклы работы Мастера, а также временные циклы тех существ, с кем и для кого он будет работать. Через образную способность он может провидеть формы, в которых эти существа будут пребывать. Он знает, что его собственная форма и её характерные признаки будут и в дальнейшем примерно такими, как теперь, на физическом плане. Через тёмную способность он узнаёт, как и при каких условиях формы или расы, с которыми он будет работать, умрут или изменятся. С помощью фокусирующей способности он узнаёт, где находятся те, с кем и для кого он будет работать, и условия, при которых они появятся.

Ментальные способности Мастера не действуют по отдельности или совершенно независимо друг от друга. Подобно чувствам человека, они действуют сообща, в различных соотношениях и сочетаниях. Как человек может предвкушать вкус лимона, услышав слово "лимон", почувствовав запах лимона или прикоснувшись к нему, так Мастер узнает сущность и продолжительность той или иной формы с помощью мотивационной способности и обнаружит любые изменения этой формы с помощью фокусирующей способности.

Таким образом, Мастер выполняет свою работу и способствует завершению временных циклов. Когда его физическое тело ветшает и он начинает нуждаться в другом, Мастер берёт его из ранних и чистых запасов человечества, упомянутых ранее. Если работа требует его присутствия среди людей, он обычно является как таинственный незнакомец и делает свою работу тихо и незаметно, насколько позволяют обстоятельства. Те, кто видят его, видят лишь физическое тело. Они неспособны узреть в нём тел Мастера и Адепта и могут лишь гадать об источнике присущей ему спокойной силы, а также благодатного влияния, которое он распространяет, и любви, которой он светится, и простой мудрости его слов.

 

Мастер нечасто появляется среди людей, так как это для них нежелательно. Это не хорошо для людей, потому что появление Мастера в его физическом теле преждевременно их бередит. Присутствие Мастера можно уподобить человеческой совести. Физическое присутствие Мастера будит в человеке совесть, заставляет его осознавать свои недостатки, грехи, неправедность. И хотя оно также пробуждает в человеке хорошие свойства, стимулирует развитие его достоинств, ощущение человеком своих достоинств неизбежно сопрягается с осознанием своей греховности и неправедности, что приводит его ко всепоглощающему раскаянию и сожалению, а это лишает его силы и делает его путь безнадёжно тёмным и непреодолимо трудным. Этого простой смертный не выдерживает и сгибается под воздействием того, что, будь он более зрелым, могло бы ему помочь. Присутствие Мастера поэтому не должно вызывать в человеке трагической внутренней борьбы, но проявлять, делать видимой природу и характерные его свойства. Так это и происходит, причём помимо воли Мастера, лишь благодаря его присутствию. Оно оживляет внутреннюю природу человека, заложенные в ней тенденции, делает их явными, как солнечные лучи освещают и делают видимыми все формы на земле. Солнечный свет не заставляет деревья давать плоды, птиц - петь, цветы - распускаться... Но они не могут расти и цвести под жарким солнцем, пока ещё не достаточно окрепли. Если воздействие солнца на молодые растения будет неожиданно долгим, они зачахнут. Так же происходит и с незрелыми людьми в этом мире: как молодые растения, они не могут развиваться под прямым и мощным воздействием Мастера. Поэтому Мастер не приходит к людям в своём физическом теле, пока их нужды могут удовлетворяться его учениками. Влияние Мастера постоянно присутствует в мире, но оно воздействует на умы только тех людей, кто расположены к нему. Их физические тела, их желания не подвергаются этому влиянию и не ощущают его. Мастер воздействует не на тела, а на умы людей.

Мастер, хотя и отдалён от мира обыкновенных людей, знает о нём и действует в нём; но он действует через разум. Он рассматривает людей не так, как они сами рассматривают себя. Люди познаются им в его ментальном мире, где они представлены своими мыслями и идеалами. Мастер узнаёт человека по его мотивам. Если мотивы верны, Мастер помогает человеку в достижении его идеала; и хотя сами люди могут считать, что действуют из правильных побуждений и имеют бескорыстные идеалы, они этого знать не могут, как и судить о своих идеалах, так как их побуждения скрыты от них. Мастер не подвержен влиянию людских прихотей и сентиментов. Они не существуют в ментальном мире в качестве мыслей или идеалов. Прихоти, сентименты и праздные желания никогда не достигают ментального мира; они остаются в эмоциональном, астральном мире желаний (мире форм), движутся там и раздуваются импульсами, как густой дым раздувается порывами ветра. Если человек работал честно и прилежно, был привержен своему идеалу и его побуждения были достойны, Мастер посылает мысль, которая достигает разума пытливого искателя и наставляет его на путь, ведущий к достижению его идеала. Такое прозрение приходит после продолжительных трудов и сопровождается вспышкой ментальной радости, а вслед за тем и ощущением счастья. После этого человек, который напряженно преодолевал препятствия, продолжает свою работу более сознательно и уверенно, потому что теперь он видит, как её нужно делать. В этом смысле Мастер может помочь человеку и помогает ему.

Но Мастер помогает не путём указаний, прямых директив или посланий; он хочет, чтобы человек полагался на свою способность рассуждать и совершать поступки, а не на силу слов кого бы то ни было. Те, кто делают заявления, издают указы и шлют послания, - не являются Мастерами, по крайней мере в том смысле, что здесь принят. Мастер может сделать так, чтобы мир получил его послание, но оно должно быть воспринято и оценено на основании присущих ему черт и тех принципов, которые в нём заложены. Если сказать, что это послание Мастера, то приверженец примет его без рассуждений, а скептик получит возможность высмеять названный источник. В любом случае цель послания не будет достигнута. Но если оно будет передано посредником ненавязчиво, без гордости или многозначительности, и будет говорить само за себя, то скептик воспримет его непредвзято, а приверженец поверит в него, потому что оно захватит его своей силой и правотой.

В отношении того, кто допущен в школу Мастеров, Мастер действует через одну главную мысль, благодаря которой кандидат в ученики сознательно становится учеником школы. Мастер говорит с людьми через их идеалы. С учеником он говорит посредством мысли, к учителям он обращается через побуждение и через своё присутствие.

Хотя Мастер не имеет человеческой формы, его облик так же индивидуален, как и облик физического человека. Если бы человеческий взор мог увидеть облики Мастеров, то они, будучи одинаковыми по сути, показались бы ему более различными, чем прохожие на улицах.

Человеку с улицы, человеку действия в жизни надо успеть многое. Он очень занят, как заняты другие люди этого типа, и все они пребывают в страшной спешке. Для занятого человека Мастер, лишённый человеческой формы, без чувств и лишь со способностями разума, живущий в ментальном мире, где нет ни дня, ни ночи, - просто не существует. Там, где нет пищи для органов чувств, занятому человеку будет неинтересно, такая картина будет для него не живой, но плоской и менее привлекательной, чем даже небо мира чувств, где ангелы летают над реками из молока и мёда, парят над яшмовыми улицами, плавно кружат над величественным белым троном.

Занятого, спешащего человека не стоит винить в том, что для него такая картина выглядит плоской. Но идеалы, связанные с Мастерами, не всегда будут выглядеть таковыми даже для занятого человека. Однажды когти его желаний расцарапают ему душу и пробудят его, или его ум созреет настолько, что выведет его за рамки желаний и жизненных игр, и тогда на его ментальном горизонте возникнет мысль, прежде не посещавшая его и пробуждающая в нём представление об идеале разума. Это представление уже не покинет его. Он начнёт мечтать об идеале, и эта мечта постепенно станет грёзой наяву, а однажды, скорее всего в будущей жизни, эта грёза станет реальностью; и тогда то, что ранее было для него реальностью, превратится в сон, сон о прежних жизнях, прошедших, как дни детства взрослого человека. И тогда он посмотрит назад, на хлопотное детство своего существования, с его минутными проблемами, трудностями и ответственными заданиями, разного рода обязанностями, печалями и радостями. Он посмотрит на это так же, как любой деловой человек смотрит на свои детские дни, наполненные важными играми, серьёзными жизненными уроками, беспечным смехом, горькими слезами, -всеми чудесными впечатлениями и переживаниями, которые составляют ребячий мир, создают его атмосферу и отделяют его от жизни тех, кто вышел из детского возраста.

Мастера относятся к идеалам и мыслям людей так же, как родители к играм своих детей. Так же как строгая мать или добрый отец наблюдают за малышами, терпеливо выслушивают их фантазии, так и Мастера следят за незрелыми умами в начальном классе жизни. Но Мастера более терпеливы, чем родители, потому что они не умеют сердиться; они не сварливы, не раздражительны и могут слушать и понимать так, как это недоступно родителям. У занятого человека нет времени, чтобы учиться мыслить, и он не мыслит. Мастер мыслит всегда. У него много работы и он выполняет то, что нужно. Но его работа отлична от работы занятого человека.

Мастера - старейшины нашей расы. Без них для человека нет развития, потому что. люди, если их, как детей до повзросления, предоставить самим себе, умрут в ранней стадии эволюции или даже возвратятся в животное состояние. Как старшие растят детей и знакомят их с жизнью, так Мастера выращивают умы людей.

Когда люди приближаются к своей идеальной цели и готовы воспринять более высокий идеал, мастера направляют их умы на вечные сущности духовного мира, называемые здесь идеями. Их представление об идее есть идеал, который поддерживается в ментальном мире Мастерами, и умы передовых людей среди мирян, кто уже подготовлены, воспринимают отсвет этого идеала и своими мыслями привносят его в мир людей. Когда духовные вожди людей словами выражают свой мысленный идеал, то те, кто их слушают, подпадают под их влияние; они воспринимают этот идеал, начинают рассматривать его как свой собственный. Так, если человек думает о возвышенном, а не о низком, идеалы ведут и воспитывают его. Таким вот образом, давая людям новые идеалы, подобно тому как профессора дают студентам новый учебный материал, Мастера развивают и ведут вперёд человечество, хотя сами они при этом не видны.

Мысли Мастера сообразуются с идеалами человечества в целом или расы как его части, или лучших из людей, и время организуется и течёт согласно с их мыслями. Сила Мастера в его мысли. Его мысль - это его речь. Он думает, он говорит - и время течёт, исполняя устремления людей. Слово Мастера держит мир в равновесии. Слово Мастера сохраняет форму мира и вызывает в нём революционные изменения. Но, хотя слово Мастера звучит в мире, пронизывает и поддерживает его, уши лишь немногих могут слышать его тон, глаза немногих - видеть его форму, и лишь немногие умы могут понять его значение. Однако все умы так или иначе пытаются понять значение эпохи, которая вызвана к жизни словом Мастера. Глаза людей силятся увидеть, что она несёт с собой, уши напряженно вслушиваются в мелодию Нового века.

Из века в век и в физическом мире, и в ментальном, и в небесном мире людей - Мастер работает до тех пор, пока не преодолеет всех изменений времени, не перейдет его границы. Когда цикл его необходимых воплощений завершился, а его физическая и ментальная карма давно исчерпаны. Мастер, со своим физическим телом и телом Адепта, действующими согласно закону в соответствующих мирах, готов, пребывая в ментальном мире, стать Махатмой, войти в духовный мир.

Вхождение Мастера как Махатмы в духовный мир не сопровождается трудностями и не предваряется тёмным периодом, как появление ученика из чрева темноты на дневной свет ментального мира. Мастер знает свой путь и знает, как войти в духовный мир. Но он не входит туда, пока не преодолены изменения времени. Пребывая в своём физическом теле, через своё тело Адепта он произносит слово рождения. И этим словом рождения он рождается. Посредством слова рождения имя Мастера становится именем Махатмы, или сливается с ним. Слово, дающее рождение Махатме, складывается под воздействием светлой способности Мастера и его (самосознающей) "я-есть" способности. Как только Мастер с помощью этих способностей называет своё имя, он входит в духовный мир. Там Мастер пребывал всегда, но не ощущал, не осознавал его -до того момента, когда использование светлой и "я-есть" способностей не прояснило ему его положение.

Когда он становится Махатмой, все способности сливаются в одну сущность. Все способности становятся "я-есть". "Я-есть" - это Махатма. "Я-есть" больше не думает, так как мышление прекращается с обретением знания, а Махатма, "я-есть", - знает. Он сам есть знание. Способности Махатмы не действуют по одной. Все вместе они одно, все они ­завершение мышления. Они - знание.

Для Махатмы физический, наполненный шумом мир исчезает. Затихает внутренний мир желаний. Все мысли в ментальном мире прекращаются. Три проявленных мира времени сливаются с духовным миром. Миры исчезают, но они воспринимаются Махатмой в духовном мире. В мирах времени, состоявших из неразделимых частиц, конечных единиц времени, каждый мир был сам по себе. Но при исполнении времени, когда оно устремляется к своим истокам из ментального мира, все отдельные его частицы движутся вместе, как капли воды, и сливаются воедино, образуя вечность, духовный мир, который един.

Тот, кто вошёл в вечность и знает вечность, и есть вечность. Он знает, что он был, есть и будет "я-есть". В этом знании представлено всё. Когда "я-есть" знает о себе, распространяется безграничный свет, и, хотя некому воспринять его, свет знает о себе. "Я-есть" знает себя как свет, а свет- как "я-есть". Если Махатма хочет пребывать в вечности только как знающая себя сущность "я-есть", он закрывает от своего света проявленные миры и остаётся этой сущностью "я-есть", или своим собственным светом, пребывающим в вечности. В древних восточных философиях это состояние называлось вхождением в Нирвану.

Вхождение в Нирвану не определяется Махатмой во время или сразу после его рождения, но определяется ранее Мастером, приводящим в действие свою мотивационную способность, и это решение и его причины бывают предопределены и подготовлены всеми теми побуждениями, которые способствовали человеку в его усилиях по преодолению себя и достижению истины. Выбор в пользу Нирваны делают те аскеты, которые не любят этот мир и покидают его, чтобы достичь заслуженного блаженства. Тот или иной выбор зависит от сути человека, от того, как он думает о себе, насколько отличает и отделяет себя от других.

Мастер, который думает о благе человечества ради самого человечества, а не только ради своего продвижения вперёд, становясь Махатмой, не делает выбора в пользу тихого блаженства Нирваны. Махатма, который пребывает в блаженстве, знает "я-есть" только как "Я". Тот, кому известно не только "Я", но и вне-"Я", конечно, тоже знает "я-есть" как "Я", но он сверх того знает "я-есть" и как "Ты". Он не замыкается в знании своего света. Он провозглашает знание своего света, которое и есть свет, в трёх проявленных мирах. Когда некто, став Махатмой, провозглашает свой свет, все миры откликаются ему, получая новую силу, и все существа наполняются бескорыстной любовью. Тот, кто вырос, чтобы стать светом, кто знает единую духовную суть, идентичность всех существ, всегда будет провозглашать свет, которым он стал, миру. Свет, излитый таким путём, живёт в мире и не может умереть; и хотя люди, возможно, не видят его, он всё равно сияет, и сердца людей, которым он провозглашен, обнаружат его, когда их время придёт.

Махатма, который предпочел остаться в качестве вечного света, пронизывающего проявленные миры, сохраняет свои тела: физическое, Адепта и Мастера. Нельзя стать Махатмой без физического тела, но не каждый Махатма сохраняет оное. Физическое тело необходимо для развития и рождения всех иных тел. Физическое тело - то место, где возникает, преобразуется и координируется духовная, ментальная, физическая и психическая материя. физическое тело - ось миров.

Махатма, который пребывает в мирах, использует способности, соотносящиеся с тем миром, где он действует. Но Махатма пользуется ими иначе, чем Мастер. Мастер управляет своими способностями посредством мысли, Махатма - посредством знания; Мастер получает знание в результате мышления, и знание следует за мыслью. Махатма знает перед тем, как думает, мысль используется им как инструмент применения знания. Способности разума используются Махатмами и Мастерами в любом мире, но только Махатма может полностью и свободно пользоваться светлой и "я-есть" способностями. Махатма приводит их в действие по отдельности или совместно, вкупе с другими пятью способностями или независимо от них.

 

14. СПОСОБНОСТИ: ИХ СИЛА И ПРИМЕНЕНИЕ

 

Каждая способность разума имеет специфическую функцию и силу, но бывает также представлена во всех других способностях, которые уполномочивают её на какое-то действие, не теряя при этом своей доминирующей роли в соответствующей области.

Светлая способность

Светлая способность пронизывает светом все проявленные миры. Но свет одного мира отличается от света другого. В своём, духовном мире светлая способность есть чистое и незамутнённое сознание, через неё человеческое сознание реализуется и выражает себя. Светлая способность разума - это способность постигать вселенную, способность, посредством которой и через которую индивидуальный разум соединяется с мировым.

С помощью светлой способности временная способность извещает об истинной природе времени. Светлая способность позволяет временной способности постигать материю и правильно извещать о ней в её конечных и атомических комбинациях. С помощью светлой способности, действующей вместе с временной способностью, могут производиться всевозможные расчёты. В отсутствие светлой способности временная не в состоянии уловить изменения в материи и сообщить о них. Разум не точен и не может ни производить расчёты, ни иметь правильного представления о времени.

Светлая способность, действуя с образной способностью, позволяет разуму придавать форму неоформленной материи, мысленно представлять образы или сочетания образов и форм в их гармоническом взаимоотношении, в соответствии с силой воспринимаемого света, благодаря которому творятся гармонические формы.

Посредством светлой способности, действующей с фокусирующей способностью, разум может направить своё внимание на любую вещь или объект, принять к рассмотрению любую проблему; и через светлую способность фокусирующая способность получает возможность прочно охватить и правильно оценить все формы, предметы и вещи, а также указать нам путь к достижению цели. Чем менее выражено присутствие светлой способности, тем менее точно фокусирующая способность покажет разуму предмет, который его занимает.

Светлая способность, действуя поверх тёмной способности, заставляет разум осознать своё невежество. Когда тёмная способность подчинена светлой, высвечиваются фальшь и неправда, и разум может обнаружить все несовершенства, нелепости, диспропорции той вещи или предмета, на которые он направлен. Но если тёмная способность действует без светлой, она вызывает путаницу, незнание и умственную слепоту.

Посредством светлой способности, действующей вместе с мотивационной, разум может познать причины всех событий, действий и мыслей, а также решить и точно предсказать, каков будет результат любой мысли и любого действия. Посредством светлой и мотивационной способностей могут быть познаны движущий принцип жизни и деятельности любого человека, причины его поступков и их результаты. Когда светлая и мотивационная способности действуют в гармонии, человек может выявить свои собственные побуждения и решить, какое из них ляжет в основу его будущих мыслей и поступков. Без светлой мотивационная способность не сможет точно определить мотивы мыслей и поступков человека.

Посредством светлой способности, действующей с самосознающей способностью, человек постигает ощущение "Я-есть-Я" и осознаёт самоё себя. Таким образом, он запечатлевает свою сущность на всех окружающих его вещах, распространяет "я-есть" способность на предметы и личности, с которыми он контактирует. Посредством светлой и самосознающей способностей разум способен увидеть себя в природе, увидеть все вещи в процессе развития и движения к самосознающей индивидуальности. При отсутствии или слабом присутствии светлой способности "я-есть" способность не может выделить себя из материи, и мы оказываемся в нерешительности и сомнении по поводу того, имеет ли человек какое-либо будущее существование, отдельное от его тела.

Светлая способность должна всегда действовать и присутствовать в действиях других способностей. Когда её нет или она прекратила функционировать, человек духовно слеп.

Временная способность

Временная способность регистрирует изменения в проявленной материи. Посредством её познаются различия и изменения в материи и необычные феномены. Время, или изменчивость материи, различно в каждом из миров. И через временную способность можно постичь качество времени в любом проявленном мире.

Посредством временной способности, действующей поверх светлой, разум в состоянии заглянуть в мир, где она действует, и постичь пропорции, в которых частицы или тела соотносятся друг с другом, и период их функционирования в сочетаниях. При помощи временной способности, действующей поверх светлой способности, последняя проясняет для разума, в соответствии со своей силой и чистотой, протяженность живой клетки, то есть взаимоотношения и изменения её неделимых частиц, и разум, таким образом, может осознать взаимоотношения и изменения миров в простирающейся вечности. Без временной светлая способность не покажет разуму никакие изменения в чём бы то ни было.

При воздействии временной способности на образную, последняя фиксирует ритм, размеры и пропорции формы, как бы она ни воспринималась - как эфирная волна или идеальный образ, высеченный из мрамора. Таким же путём может быть явлена последовательность развития форм: как они возникают из предшествующих форм и растворяются в последующих в процессе инволюции и эволюции. В отсутствие временной образная способность не может указать на соотношение форм, и разум будет не в состоянии ни воспроизвести мелодию, ритм, гармонию, ни внимать им, будет не в состоянии увидеть или передать цвет.

Временная способность, направленная на фокусирующую, показывает соотношение субъекта и объекта. С помощью временной способности фокусирующая может группировать вещи и события любого данного временного промежутка, показывать взаимоотношения между ними. Если временная способность отказывает в помощи, фокусирующая способность не в состоянии собрать всю материю, относящуюся к предмету, на который она направлена, и разум не в состоянии увидеть предмет в его истинном освещении.

Действуя вместе с временной способностью, тёмная способность может сообщить разуму о последовательности и характере желаний, об их размерах и интенсивности, об их трансформациях. Под воздействием временной способности, тёмная может показать различные стадии и периоды сна, его глубину и изменчивость. Если эти две способности не действуют сообща, тёмная способность не может функционировать планомерно и поддерживать правильный порядок действий.

Когда временная способность взаимодействует с мотивационной, можно познавать цикличность и её нарушения в любом из миров; причины соединения тех или иных атомов и их различного поведения, причины международных войн либо периодов мирного сосуществования. При помощи временной способности мотивационная позволяет разуму узнать фактические последствия любой мысли и действие её в различных мирах, а также периоды времени, когда происходят или произойдут связанные с этим события. Если временная способность не работает, то мотивационная не может продемонстрировать причинно-следственные связи. Без временной способности разум придёт в замешательство, и мотивационная способность не заставит его отличить следствие от причины.

"Я-есть" способность, действующая под влиянием временной, свивает и ткет из материи сеть условий и обстоятельств для функционирования разума в проявленных мирах - сеть, в которой и в связи с которой он действует. Посредством временной самосознающая способность может проследить условия и обстоятельства, в которых разум действовал в любой период времени. Если временная способность пассивна, "я-есть" не в состоянии восстановить свою связь ни с каким периодом времени или событием и не может видеть себя существующей в прошлом или будущем. Временная способность всегда должна присутствовать в умственной деятельности людей.

 

Образная способность

Образная способность - это матрица, придающая материи контур и форму. Форма существует посредством этой способности.

Образная способность, действующая со светлой, позволяет разуму представить формы в цвете и с качествами того мира, в котором они пребывают. Без образной светлая способность не может показать никаких различий в облике или форме предметов.

Посредством образной способности, действующей на временную, время и материя лепятся и отливаются в формы в соответствующем мире. С помощью образной способности временная показывает разуму формы, которые были связаны либо ассоциируются с прошлым. Без образной способности временная не в состоянии принять какую-либо форму в трёх проявленных мирах.

Используя образную способность, фокусирующая способность может явить разуму любую форму прошлого и показать ему любую форму будущего, которая уже была очерчена и определена. Без образной способности фокусирующая не может показать разуму ни одну форму.

Когда образная способность действует на тёмную, последняя являет разуму и формирует его страхи, сомнения, потребности и страсти. Посредством образной тёмная способность позволяет разуму видеть сны. И без образной способности она не в состоянии ни придать какую-либо форму страху, ни вызвать образы во сне.

С помощью образной мотивационная способность позволяет разуму представить типы и разновидности образов, которые порождаются различными мыслями, и то, как это происходит. Без образной способности мотивационная не может сообщить разуму об образах, выражающих определённые мысли, либо придать форму идеалам.

Используя образную и самосознающую способности, разум познаёт образы своих прошлых воплощений, видит формы, через какие он уже прошёл, и те, в каких он пребывает в психическом и в ментальном мирах, а также представляет себе свою форму в духовном мире. С помощью образной "яесть" способность даёт разуму возможность осознавать его собственную форму как отличную от формы физического тела.

В случае отсутствия образной способности "яесть" не в состоянии ни нарисовать разуму какойлибо из миров, ни дать ему возможность выявить себя каким бы то ни было способом. Без образной способности, действующей совместно с остальными, разум не может описать или обрисовать себе или другим свой образ либо иные образы в любом мире, за исключением того мира и того времени, в каком он в данном случае действует, и он не сможет увидеть ни красоту формы, фигуры, речи, ни грацию, изящество движений.

Фокусирующая способность

Фокусирующая, способность уравновешивает и координирует остальные. Благодаря ей ум схватывает любой предмет и восходит или опускается от мира к миру. Посредством фокусирующей все другие способности сближаются и постепенно, от мира к миру, теснее соединяются друг с другом, пока не сольются воедино в духовном мире. Когда все способности слиты, ум становится силой и знанием, становится лучистым и бессмертным.

Когда светлая способность вызывается или направляется фокусирующей, разум просветляется в отношении любого предмета, на который он направлен. Когда светлая способность поддерживается фокусирующей, разум может окружить себя телом света, отличным от тела, принадлежащего тому миру, в котором он действует. С помощью фокусирующей светлая собирает свет в фокус и производит из него тело. В отсутствие фокусирующей способности светлая способность распространяет свет безотносительно к субъектам и объектам. Временная способность под воздействием фокусирующей позволяет разуму обнаружить любое событие в мире его действия и проследить последовательные цепочки изменений от мира к миру. С помощью фокусирующей способности можно побудить временную способность увеличить или уменьшить поток времени и показать, как время перетекает из одного мира в другой и становится временем последнего. Без фокусирующей временная способность не в состоянии сообщить разуму ни о каких событиях прошлого, и разум не может провидеть никакие изменения в будущем, ни производить расчеты относительно прошлого или будущего.

Образная способность под воздействием фокусирующей воспроизведёт любой когда-либо существовавший образ. Когда фокусирующая способность воздействует на образную, разум способен бесконечно увеличивать самые маленькие формы и уменьшать самые большие. В отсутствие фокусирующей образная способность не может ни показать разуму какие-либо определённые объекты или формы, ни осмыслить конфигурацию чисел.

Под воздействием фокусирующей тёмная способность может снизить его активность в физическом плане, заставить его заснуть или погрузить в гипнотический сон разум других людей, либо, наоборот, поддерживать разум в состоянии бодрствования или выводить из гипнотического сна других. Под воздействием фокусирующей способности тёмная может известить разум о тёмной природе сна, о том, что такое смерть и как она происходит. Под управлением фокусирующей способности тёмная будет вынуждена сообщать индивиду о его желаниях и потребностях и о том, какие из них являются преобладающими, а также о том, что такое страсти, гнев, грехи, и как они воздействуют на другие способности разума. Она также может показать, как взаимодействуют способности и чувства. В отсутствие фокусирующей способности тёмная задерживает функционирование других способностей и вызывает сон. Когда фокусирующая способность перестаёт взаимодействовать с тёмной, последняя вызывает смерть.

Направляя фокусирующую способность на мотивационную, человек может познать руководящий принцип жизни своей и других. С фокусирующей мотивационная способность выявляет мотивы мыслей и действий и оценивает их последствия. С помощью фокусирующей образная способность показывает, что есть мысль, что порождает её и где она пребывает. Без фокусирующей способности нельзя узнать мотивы поступков и мыслей, причины тех или иных действий.

Самосознающая способность при правильном использовании фокусирующей даёт возможность разуму узнать, кто и что он такое. Тогда он способен познать и уберечь свою идентичность в любом из миров, независимо от обстоятельств, в которых он функционирует. Но если "я-есть" способность не взаимодействует с фокусирующей, разум не узнает себя ни в одном из миров. При отсутствии фокусирующей прочие способности не могут действовать совместно, и наступает безумие. Фокусирующая способность подчёркивает единство действий всех остальных. Если она не помогает другим способностям, те не дают, ни все вместе, ни по отдельности, правильной информации о предметах и явлениях.

Тёмная способность

Влияние тёмной способности распространяется через все миры и затрагивает все другие способности разума. Она является причиной всех посещающих нас сомнений и страхов. Если над ней не доминируют другие способности, не сдерживают и не контролируют её, она вызывает смущение и расстройство разума. Тёмная способность обладает большой негативной силой и сопротивляется контролю и давлению. Она находится под контролем только тогда, когда её вынуждают исполнять все функции, служа другим способностям. Тёмная способность - необходимый и ценный помощник, если ею руководят, и сильный, невежественный и нерассуждающий тиран, если она выходит из-под контроля.

Когда светлая способность подвергается воздействию со стороны тёмной, первая не в состоянии довести до разума сведения о какой-либо вещи или объекте, поскольку вторая сопротивляется этому, в соответствии со степенью своей активности, обрекает разум на слепоту. В отсутствие тёмной способности разум сможет увидеть всё, но при этом он не будет знать ни периодов отдыха и активности, ни смены дня и ночи.

Под воздействием тёмной временная способность не может сообщать разуму об изменениях в порядке вещей или производить подсчеты, касающиеся хронологических периодов и событий. В той степени, в какой тёмная способность прекращает контролировать временную и влиять на неё, временные периоды увеличиваются, а когда тёмная способность не функционирует вовсе, время растворяется в вечности, и наступает сплошной день "негативной нирваны", так как при отсутствии тени или контрастов, оттеняющих разлитый повсюду свет, разум не может точно функционировать и производить вычисления.

Образная способность под воздействием тёмной не в состоянии ничему придать надлежащую форму, при этом она воспроизводит все формы тьмы, которые только были известны разуму. Тёмная способность заставляет образную порождать новые образы, новые формы непристойного, ужасного и чудовищного характера, которые представляют собой фазы желаний, страстей и чувственных пороков. В отсутствие тёмной образная способность будет показывать разуму образы красоты, рисовать ему те вещи, которые ему приятны. Чем больше влияние тёмной способности, тем менее будет фокусирующая в состоянии представить разуму какую-либо вещь или объект, привлечь его внимание к какой-либо мысли, соотнести мысли между собой или с их предметами, произвести координацию способностей и их действий. В случае пассивности тёмной способности или контроля над ней фокусирующая способность может объединять и координировать объекты, мысли и предметы мышления, а также представлять их ясно и осознанно разуму. В отсутствие тёмной способности фокусирующая не сможет привести разум в нужное состояние или усыпить его. Но когда тёмная способность усмирена и находится под контролем, фокусирующая даёт разуму возможность постоянно находиться в сознательном состоянии, в состоянии бодрствования.

Когда тёмная способность доминирует над мотивационной, последняя не может сообщить разуму о мотивах и причинах его деятельности, и в той степени, в какой тёмная способность преобладает, мотивационная будет лишена возможности сообщить ему о связи причин и следствий, о способах и особенностях мышления. Разум в этом случае не в состоянии ни отличить свои способности от чувств, ни увидеть причины, побуждающие их к активности. В отсутствие тёмной способности или в том случае, когда она находится под контролем, мотивационная может помочь разуму познать свою природу и даёт ему возможность выбрать без колебаний наилучший путь действий.

В зависимости от степени влияния и доминирования тёмной способности, "я-есть" способность лишается возможности дать разуму правильное представление о себе самом, определить его идентичность, и разум прекращает свою сознательную активность во всех мирах. Когда тёмная способность превалирует над самосознающей, она лишает разум сознания и несёт смерть в тот мир, где он действует; в отсутствие тёмной "я-есть" способность становится всезнающей в своем мире; там преобладает свет, но разуму нечего преодолевать, и, не встречая сопротивления, преодолевая которое он мог бы набрать силу, разум не может в полной мере обрести самосознание и бессмертие. Подчиняя себе тёмную способность, "я-есть" обретает бессмертие и учится познавать себя. При отсутствии тёмной другие способности не достигнут совершенства своих функций, их активность замедлится и в конце концов прекратится; разум будет лишён индивидуального сознания и не сможет постичь Сознание.

Мотивационная способность

 

Благодаря мотивационной способности, разум является причиной всех действий и их результатов и призывает к активности все другие свои способности. Благодаря ей, разум приходит к решению относительно своих идеалов и способов их достижения.

Посредством мотивационной способности разум решает, какой предмет или объект должен быть высвечен светлой способностью. В той степени, в какой отсутствует мотивационная способность, светлая лишена возможности передавать информацию, и разум не может понять духовный мир и сущность света.

Посредством мотивационной временная способность знакомит разум с природой и функционированием времени и материи в любом из проявленных миров, показывает причины циркуляции времени и материи, определяет периоды, количество, качество и пропорции их действия. С помощью мотивационной способности и в соответствии с её развитием, временная способность может сообщить разуму о любом, сколь угодно далёком событии прошлого, понять настоящее и предсказать будущее - настолько, насколько это уже определено соответствующими побуждениями. Таким образом, разум может познать природу мысли, метод и способ её воздействия на другую материю и то, как и почему она направляет и вводит материю в определённые формы. Когда мотивационная способность не активизирована, временная не может сообщить разуму или дать ему знать о природе материи, о причинах её изменений, о цикличности её движения - своего рода приливах и отливах.

Когда мотивационная способность действует через образную, разум определяет различные фигуры и образы, их отличительные черты, цвет и внешний вид в любом из проявленных миров, а также то, каким всё это будет в духовном мире и как это будет соответствовать идеалу. С помощью мотивационной образная способность сообщает мысли очертания, цвет и форму, и мысль обретает образ. Одна лишь образная способность разума не может придать форму материи.

В процессе воздействия образной способности на фокусирующую определяется, когда, где и при каких условиях произойдёт инкарнация ­воплощение разума, и какова будет карма субъекта. Посредством мотивационной способности определяется факт рождения субъекта в физическом мире и то, при каких условиях разум родится в любом из других миров. С помощью мотивационной способности разум может направить фокусирующую способность на обнаружение собственных мотивов и причин действия. В отсутствие мотивационной способности миры не могут начать свою активность, материя не имеет никакого стимула к действию, разум полагает усилия бесцельными, его способности остаются инертными, и механизм кармы не может быть приведён в действие.

Когда мотивационная способность воздействует на тёмную, та приходит в движение: она оказывает сопротивление разуму, обволакивает и смущает его; она стимулирует непомерные аппетиты, страсти и желания в различных его фазах; она вызывает неуёмные стремления, вожделения и амбиции. Но, кроме того, тёмная способность является средством контроля аппетитов и страстей и причиной благородных порывов, в зависимости от того, какое побуждение ею руководит. Когда мотивационная способность действует через тёмную, разум отрывается от физического мира, и наступает смерть; в зависимости от мотивов, тёмная способность предохраняет разум от посмертных желаний. При соответствующем побуждении разум через тёмную способность получает рождение от физического тела в ментальном мире. В отсутствие тёмной способности у разума не будет средств преодолеть сопротивление, и он не сможет достичь ни совершенства, ни самосознания в бессмертии.

Когда мотивационная способность воздействует на (самосознающую) "я-есть", разум решает, что он будет осознавать; и, осознавая это, он определяет силу и предмет мышления.

Мотивационная способность, действуя на самосознающую, определяет, что разум будет делать, ощущать, мыслить, знать в физическом и иных мирах. Мотивационная способность отвечает на вопрос, почему и с какой целью разум ищет бессмертия, каким образом оно будет достигнуто, чем станет тогда разум и что он будет делать потом. Постольку, поскольку мотивационная направляет "яесть" способность, разум будет или не будет ошибочно принимать себя за свои тела, отличать хорошее от плохого, будет или не будет в состоянии правильно судить об обстоятельствах и условиях, а также иметь правильное представление о себе в любое время и в любом из миров, равно как представление о том, чем он может стать в данном или любом своём будущем проявлении. Если мотивационная способность отсутствует, разум не может действовать самостоятельно. Мотивационная способность должна присутствовать во всех функциях и действиях разума. Только зная свои побуждения, разум может познать свою истинную природу. "Я-есть" способность

"Я-есть" - это самосознающая, или самопознающая, идентифицирующая и индивидуализирующая способность разума.

"Я-есть" способность творит индивидуальность, индивидуализирует свет. Когда она действует совместно со светлой способностью, разум становится вместилищем красоты, силы и славы. Посредством "я-есть" способности, действующей заодно со светлой, разум может оставаться в духовном мире или может стать верховным существом для всех существ тех миров, в которые он входит. В отсутствие "я-есть" способности свет пребывает в универсальном, не индивидуализированном состоянии, самопознание невозможно, разум лишён самоопределения.

"Я-есть" способность, действуя через временную, наделяет материю идентичностью, придаёт разуму длительность и сохраняет его самоопределённость во всех изменениях. В отсутствие "я-есть" способности разум не в состоянии ассимилировать простую материю, а материя не может стать самосознающей.

Когда "я-есть" способность действует через образную, разум довлеет над формой, удерживает её, придает ей отчётливость. Он запечатлевает идею самосознания "я-есть" в образах и показывает путь, каким происходит возникновение образов и каким может осуществляться движение к индивидуальности; он определяет виды и типы форм; он перечисляет их, именует, поддерживает их порядок и характерность. Посредством образной самосознающая способность определяет для индивида форму его следующего физического тела. В отсутствие "яесть" способности образная не может придать ни отчётливости, ни индивидуальности никакой форме; материя остаётся простой, неоформленной, и никакие формы не возможны.

Через фокусирующую "я-есть" способность даёт разуму силу и выражает, высказывает себя в каждом из миров. Посредством самосознающей способности, действующей через фокусирующую, разум обретает равновесие, сбалансированность, приспосабливается к своим телам; он может действовать и осознавать себя в каждом и через каждый из миров как нечто отдельное от своих тел, присущих этим мирам. Благодаря сотрудничеству этих двух способностей, разум имеет память. В отсутствие "яесть" способности человек будет не более чем идиотом. Без неё фокусирующая способность теряет активность, и разум неспособен покинуть тот мир, в котором он пребывает.

С помощью самосознающей способности, действующей на тёмную, разум сопротивляется желанию, тренирует, воспитывает и регулирует аппетиты; преодолевает невежество; заглушает пороки и превращает их в достоинства; превозмогает и подчиняет себе тьму, побеждает смерть; совершенствует свою индивидуальность и становится бессмертным. В отсутствие "я-есть" способности или вне её контроля тёмная способность будет доминировать над всеми остальными, подавлять и сокрушать их, лишать их активности. Разум тогда окажется в состоянии ментальной и духовной смерти.

Посредством действия самосознающей способности на мотивационную разум приобретает самомнение, которое может стать доминирующим мотивом его активности. Если "я-есть" доминирует над побуждениями, разум развивается неровно, его достижения будут несовершенны и негармоничны. Если же правильное побуждение определяет действия "я-есть" способности, разум развивается ровно, гармонично и достигает совершенства. Без "яесть" способности, действующей вместе с мотивационной, у разума не будет образца для действия и никакой идеи совершенства.

Самосознающая способность должна действовать вместе с другими способностями разума. Она передаёт им идею постоянства и представляет собой последнюю стадию развития разума. Без неё не существует ни длительности, ни постоянства, ни индивидуальности разума.

15. НАСТРОЙ РАЗУМА, ДОСТОИНСТВА, РАЗВИТИЕ СПОСОБНОСТЕЙ

Способности действуют не раздельно, независимо друг от друга, а в сочетаниях. Когда пытаются использовать только одну способность, разум перестает гармонично функционировать и развиваться. Только когда способности действуют вместе и в соответствии со своими функциями и возможностями, разум получает наилучшее и полное развитие. Способности выступают в роли органов разума. С их помощью он входит в контакт с мирами, вбирает в себя материю, ассимилирует и преобразует ее в себе, воздействует на материю миров и изменяет последнюю.

Как чувства служат телу, так и способности служат разуму. Подобно тому, как зрение, слух и иные чувства помогают друг другу, дополняют деятельность друг друга ради благополучия, процветания и сохранения тела, так и способности должны взаимодействовать и взаимодополнять свои функции по воспитанию, тренировке и развитию разума в целом. И как хорошо сохраненное и организованное тело является незаменимым и ценным слугой разума, так и разум со своими хорошо натренированными и отчетливо сформированными способностями является незаменимым слугой человечеству и всем мирам. Многие годы усилий и тренировки потребны для совершенствования органов чувств; такое же тщание необходимо в использовании и развитии способностей разума. Как потеря или ослабление одного из органов чувств влияет на силу и жизнедеятельность тела, так и ослабление функций той или иной способности ограничивает активность разума.

Каждый человек пользуется органами чувств, но только путем их тренировки и развития можно добиться наилучшего результата. Хотя все люди используют свои ментальные способности, лишь немногие ощущают различия между ними и органами чувств. Художник или артист становится великим в зависимости от того, насколько хорошо ему служат органы чувств. Разум может быть выдающимся и полезным человечеству в той степени, в какой его способности развиты и скоординированы между собой.

Человек становится Мастером, когда он овладевает умением использовать свои способности. Только Мастер способен постепенно и разумно пользоваться ими и отличать их от своих чувств, хотя в какой-то степени это доступно каждому. С того момента, когда человек начинает воспитывать и развивать свои способности и контролировать ими свои чувства, именно тогда он начинает сознательно или бессознательно становиться Мастером. Подобно тому как человеческое тело имеет органы, через которые и из которых действуют чувства, оно располагает центрами и точками, через которые и из которых действуют способности разума, пока тот находится в теле.

Каждый художник и артист знает, что он должен тренировать те органы чувств, на использовании которых зиждется его искусство. Он оценивает тон или расстояние, сравнивает цвета и формы, вникает в пропорции и гармонию объектов, и в процессе этого его чувства обостряются, становятся более отзывчивыми к его потребностям, пока он не достигает совершенства в своем искусстве. И, хотя он может не отдавать себе в этом отчет, его успехи зависят именно от такого рода постоянных упражнений. Он использует свои способности, но они служат органам его чувств, что характерно для учеников, пребывающих в школе чувств. Лучше, однако, направить чувства на службу своему разуму и его министрам-способностям.

Глаз сам по себе не видит оттенков цвета, различия форм, так же как ухо не слышит изменений тона или ритма. Все это воспринимается чувствами при посредстве глаза и уха; но чувства не могут анализировать, сравнивать, оценивать. Данные функции выполняют светлая и временная способности разума, но от имени чувств, а не от своего собственного. Таким образом, чувства обретают неприсущие им заслуги и подают себя как ментальные способности, имея последние в своем услужении. Тренировка способностей для их службы чувствам, признание за чувствами высокого статуса - это путь, ведущий в школу чувств, то есть в школу Адептов.

Рассматривать способности разума как отдельное от чувств и более высокое начало, совершенствоваться в познании истинной природы способностей и их функций, осуществлять контроль способностей над чувствами - значит найти путь, ведущий в школу разума, или в школу Мастеров.

Способности разума можно развивать так же, как развивают чувства. Как в случае с чувствами, основа тренировки способностей - упражнения. Их нужно упражнять независимо от чувств. Когда развивается способность, соответствующая зрению, глаз и чувство зрения не должны быть задействованы. Только после того, как в развитии и независимом использовании светлой способности достигнуты определенные успехи, к ней может быть подключено зрение. Но и в этом случае орган зрения и чувство зрения должны пониматься и рассматриваться как факторы, подчиненные светлой способности. Не следует развивать и упражнять светлую способность, сидя с закрытыми глазами и пытаясь при этом что-то узреть. Если некто "видит" предмет, не открывая глаз, он тренирует свое внутреннее, провидческое, астральное зрение, но не светлую способность. Способности развиваются посредством ментальной деятельности, а не с помощью органов чувств. Чувства не должны быть напряжены, как это происходит с ними, когда мы внимательно всматриваемся или вслушиваемся во чтото. Чувства должны быть расслаблены, свободны.

Начинать развитие способностей нужно с определенного умонастроения. Условиями функционирования светлой способности являются внимание, уверенность, откровенность, добрая воля.

Свет, которым оперирует светлая способность, тождественен разумности, она возникает и освещает ум по мере успешного продвижения индивида. Чтобы развить эту способность, надо направить свой разум на сущность света и постараться понять и уяснить, что представляет собой свет в каждом из миров - духовном, ментальном, психическом и физическом. По мере того, как индивид становится опытен в этом упражнении, он начинает понимать, что разумность, как свет, призвана просветить его ум.

Чтобы развивать временную способность, ум должен быть настроен на терпение, выдержку, точность и гармоничность. Все способности должны быть направлены в мыслях на постижение времени и задачи временной способности. Когда индивид культивирует упомянутые выше четыре качества, его разум оживляется и получает поддержку, в его миропонимании происходит перемена, исполненная новых значений.

Если человек хочет развивать образную способность, его разум должен быть сосредоточен на соответствии, пропорциях, соразмерности и красоте предметов. Энергия разума должна быть направлена на идею образной способности, но когда она мысленно призывается к действию, разум не должен создавать каких-либо изображений или форм. Если в уме возникают изображения, цвета, фигуры, это значит, что развивается ясновидение зрения, но не образная способность. Чтобы стимулировать независимую активность образной способности, следует мыслить о словах, именах и числах, и в то время, как формируются их образы, пытаться увидеть их красоту и пропорции, их протяженность и соотношения.

Поиск равновесия, справедливости, двойственности и единства - в таком состоянии находится тот, кто развивает фокусирующую способность; Будучи соответственно настроен, он должен направить все ментальные способности на прояснение того, что он ценит превыше всего. Однако избранный предмет не должен быть привязан к чувствам или быть чувственно достижимым. По мере продвижения индивида вперед его разум начинает очищаться, ментальный туман рассеивается, и предмет изучения становится для него все яснее.

Сила, служение, любовь, самопожертвование определяют настрой, с которым следует приступать к воспитанию и тренировке темной способности. Индивиду нужно стараться получить информацию, касающуюся тайны смерти. Если он сохранит и правильный настрой разума и будет продолжать упражняться, то поймет, в чем состоит эта тайна.

Свобода, активность, честность, бесстрашие - вот состояния и качества, необходимые для развития мотивационной способности. Все энергии разума надо сосредоточить на познании закономерностей правильного мышления. Если индивид будет настойчиво следовать цели, ему может открыться его истинная природа. Упомянутые качества необходимы каждому, кто хочет узнать собственную сущность. Но человек, тренирующий мотивационную способность, должен обладать решимостью, искренним желанием и твердостью духа, дабы исправить свои недостатки любой ценой. Если намерение определенно и разум настойчив, страха перед этой задачей не возникнет.

Постоянство, стремление к знанию, самосознание и ощущение власти формируют настрой, при котором разум, нацелив свои способности на раскрытие самости, призывает "Я-есть" способность к независимому, осознанному бытию. Пропорционально достигнутым успехам, разум получает дополнительную энергию и власть, а индивид - уверенность в преодолении смерти, что ему позволит по собственной воле восстать из небытия, подобно столпу света.

Для того, чтобы воспитывать и дисциплинировать ментальные способности, не нужно знать все соответствия между ними и частями тела, с которыми они соотносятся, или центры, которые ими управляют. Органы и центры станут известны тому, кто в состоянии пользоваться ими. Если ментальные способности познаны и их функции выяснены, индивид поймёт, как их тренировать, воспитывать и использовать так же естественно, как он учится говорить, думать и выражать свои мысли. Для этого нет необходимости в учителе или наставнике. Человек учится, помогая себе сам, и помощь его усилиям приходит в той степени, в какой он находит средства помогать себе.

Помимо своего собственного сердца, не существует иного места, куда желающий обучаться в школе Мастеров мог бы обратиться за допуском; и нет никого, кто мог бы принять, допустить к учебе такого кандидата или представить его учителюМастеру. Школа Мастеров - это школа мира. В ней нет фаворитов. Каждый ученик (он или она) должен опираться на свои достоинства и бывает допущен к учебе без каких-либо предпочтений или рекомендаций. Единственным "заявлением" в эту школу, к которому Мастера могут прислушаться и на которое они могут откликнуться, являются помыслы и стремления сердца. Мысли индивида могут быть укрыты даже от него самого, но они красноречиво говорят о своей истинной природе в том мире, где мысли воплощены в слова.

Настает время созревания тех, кто определяют себя учениками в школу Мастеров. Это назначение не может быть сделано иначе, как по собственной воле. Многие люди хотят быть Мастерами так же, как они желают стать великими личностями, лидерами цивилизации, - но лишь немногие готовы изменить себя так, чтобы соответствовать необходимым для того требованиям. Те, которые торопятся давать обещания и ожидают многого в короткое время, и стремятся иметь результат, достижения к определенному сроку; те, которые пытаются ставить опыты на других или обещают миру небывалый духовный подъем, - эти люди принесут миру мало добра и менее всего выиграют сами. Человек не может зачислить себя учеником к кому-то, кого он считает Мастером, или в какое-то общество, группу единомышленников и быть уверенным, что он на верном пути. Мастера не смешиваются с людьми в своих ложах. Существуют ложи, общества, группы, которые действительно принимают учеников, обучают их тайным знаниям, практикуют оккультизм, но в них нет Мастеров, о каких говорилось на предыдущих страницах.

Если некто назначает себя в школу Мастеров и устанавливает время своего приема, значит он не понимает, что делает. Его самоназначение должно быть сделано только по глубокому размышлению, в момент покоя и с пониманием того, что он пребывает в вечности, что он назначает себя в вечность, не являясь в данный момент субъектом времени. Когда индивид назначает себя таким образом, он живет далее с уверенностью, и, хотя проходящие годы, возможно, не предоставляют ему никаких иных свидетельств приема в школу кроме его морального совершенствования и роста его ментальной силы, он знает, что ступил на Путь. Если же не знает, значит он просто сделан из другого теста. Того, кто "избран", не может постигнуть неудача. Ничто не может его запугать. Он - знает, а знания никто у него не отберет. От будущего ученика не ждут больших дел, но ему предстоит сделать много малых вещей величайшей важности. Малые дела столь просты, что их не замечают люди, которые замахиваются на большие свершения. Но никакое великое дело не может быть совершено учеником, если он не преисполнен пристального внимания к мелочам.

Чистота и правильная пища - простые вещи, но они требуют понимания. Разумеется, кандидат в ученики будет следить за чистотой тела и одежды, но более важно, чтобы чистым было его сердце. Именно сердечная чистота понимается здесь под чистотой. Требование сердечной чистоты предъявлялось к людям в течение веков, и в самых разных сферах их деятельности. Если изучающий оккультные науки не придает ей значения, надо разъяснить ему, что чистое сердце - не метафора; это физическая возможность, могущая стать физической реальностью. Кандидат бывает принят в ученики школы Мастеров, когда узнает, как следует очищать свое сердце, и начинает его очищение. Для того, чтобы научиться этому, возможно, потребуется не одна жизнь. Но когда индивид знает, как это делается, и приступает к очищению сердца, у него не остается никакой неопределенности по данному поводу. Узнав, в чём состоит работа принятого ученика, он познает предстоящий ему путь и продолжает процесс очищения, который покрывает весь период ученичества.

Когда ученик очистил свое сердце, его работа как ученика завершена. Он вживе проходит через смерть и рождается как Мастер. Сердце необходимо ему для этого рождения. Он рождается из своего сердца. После того он ещё живет там, но уже как Мастер - хозяин своего сердца. В это время он подчиняется законам времени, хотя уже преодолел время. Ему необходимо сильное сердце, а только чистое сердце может быть сильным. Никакими снадобьями или успокоительными микстурами этого не добиться. Поможет лишь одно простое средство, коим не располагают ни аптеки, ни религиозные общины, ни какие-либо иные учреждения, обещающие быстрое духовное оздоровление. Название этому средству - Абсолютная Честность. Человек сам должен стать своим врачом. Он может долгое время не знать об этом средстве и потом отыскать его в собственном сердце. И пусть поиски будут трудными, зато, когда средство найдено и применяется, результат окупает все усилия.

Но честность вообще, та честность, которую имеют в виду юридические и даже моральные кодексы общества, не есть нужное ученику средство. Много потребуется такой общей честности, чтобы получить лишь каплю эликсира Абсолютной Честности. Когда честностью лечат и укрепляют сердце, оно подвергается изменению. Лечение это болезненно, но эффективно. Только тот, кто пытается ему следовать, знает, какие предстоят трудности и препятствия, каких это потребует сил. Люди, абсолютно честные по природе, которых может оскорбить сомнение в их прямодушии, в данном лечении не нуждаются.

          Когда страждущий принимает хоть немного эликсира честности для очищения сердца, он прекращает лгать. Когда он прекращает лгать, то начинает говорить правду. Когда он говорит правду, он начинает видеть вещи в их истинном свете. Когда он видит вещи в их истинном свете, он начинает видеть вещи такими, какими они должны быть в идеале. Когда он начинает видеть вещи в их идеале, он старается сделать их таковыми в жизни. Так же он поступает и с самим собой.

 

16. СИЛА МЫСЛЕЙ; ТРИЕДИНАЯ СУЩНОСТЬ

 

Наряду с темой чистоты, кандидат в ученики изучает предмет пищи. Тот, кто собирается войти в школу Мастеров, должен узнать, какова его нужда в еде, какого рода пищу и в каком количестве он должен принимать. Начать с того, что род пищи, в которой он нуждается, зависит от его возможности переваривать и усваивать её. Есть люди, которые из обильной еды извлекают мало питательных веществ. Некоторые же способны хорошо напитаться малым количеством еды. Ученику не надо беспокоиться о том, что ему лучше есть: неочищенную пшеницу, рисовые хлопья, мясо, рыбу или орехи. Он внимательно прислушается к себе, и Абсолютная Честность подскажет ему, что нужно.

Пища для тех, кто готовит себя в школу Мастеров, состоит из слов и мыслей.

Слова и мысли кажутся большинству людей слишком простым предметом, но ученик может ими питаться. Это как раз то, без чего он не может обойтись. Он потребляет слова и мысли в начале своего пути; и будет их использовать в течение веков, когда станет больше, чем простой смертный. В настоящее время слова почти лишены ценности, как пустой звук, а мысли блуждают в уме непереваренные и не находят себе пристанища. Когда человек учит слова и познаёт их значение, он поглощает их, словно пищу. Когда он в состоянии увидеть в словах и старый, и новый смысл, его ментальная жизнь обновляется. Он начинает думать и смаковать мысли как гурман. Его ментальный пищеварительный тракт обретает новое назначение.

Пока что умы людей неспособны переваривать слова и усваивать мысли. Но тот, кто собирается стать учеником, обязан это делать. Слова и мысли ­его рацион. Если он не создаёт их сам, то должен использовать те, что имеются под рукой. Разум принимает свою пищу, глотает, переваривает и усваивает её путём чтения, слушания, говорения и думания. Большинство людей не станет наряду с пищей - супом, салатом, мясом - поглощать наркотики, яды или несъедобные вещи из опасения причинить себе вред и попасть в больницу; но они с жадностью набрасываются на какой-нибудь журнал, напичканный сенсационными историями об убийствах, насилии, мошенничестве или коррупции, пропагандирующий жалкое поклонение богатству или выверты последней моды. Они будут слушать клевету и сами клеветать на других, будут с удовольствием сплетничать за чайным или карточным столом, в театре или при выходе из церкви; а в свободное от всего этого время будут планировать свои победы и триумфы в обществе, придумывать сомнительные, на грани законности, финансовые операции и тому подобное. Таким образом они проводят дни, а ночами видят сны о том, что они слышали днём, о чём думали, чем занимались. Конечно, совершается много достойных дел, рождаются добрые мысли, говорятся хорошие слова. Но ум хиреет, питаясь этой мешаниной. Как тело человека строится из пищи, которую он ест, так и разум формируется из слов и мыслей, которые человек приемлет. Тому, кто собирается стать учеником в школе Мастеров, нужна пища из простых слов и цельных мыслей.

Слова - создатели мира, а мысли - его движущие силы. Все физические объекты можно рассматривать как слова, воплощающие живую мысль. Когда человек узнаёт кое-что по поводу чистоты и пищи, когда он хоть как-то способен отличить свою сущность от тела, в которое та облечена, тело приобретает для него новое значение.

 

Люди в какой-то степени осознают силу мысли и используют ее, хотя и необдуманно. Обнаружив эту могучую силу, они, как правило, довольствуются результатом её работы, не спрашивая себя, имеют ли они на это право, Прежде чем они поймут, что мысль может приносить не только благо, но и вред, они испытают много печали и горя. И если мысль используется как действенная сила, вреда будет больше - до тех пор, пока человек не познает процессы мышления, не подчинится управляющим ими законам, не пожелает очистить своё сердце и отречься от лжи.

 

Мысль - это энергия, которая побуждает человека идти вперёд, от жизни к жизни. Мысль - причина того, что представляет собой человек. Это сила, создающая для него условия и определённое окружение. Мысль обеспечивает его работой, деньгами, пищей. Именно она создаёт дома, корабли, правительства, цивилизации - весь мир людей; и мысль живёт во всём этом. Её человек не (видит наяву. Глазами он смотрит только на (сотворённые мыслью вещи, хотя при желании мог бы узреть и мысль, живущую в них. Мысль - неустанный труженик; она работает даже тогда, когда ум не в состоянии извлечь её из её творений. Когда же человек видит мысль в вещах, она становится реальной и живой. Те, кто не могут увидеть мысль в вещах, должны продолжать напряженно учиться до тех пор, пока не прозреют; тогда они станут сначала работниками мысли, а потом её хозяевами вместо того, чтобы слепо следовать за ней. Человек всё ещё раб мысли, даже если считает себя её хозяином. По велению мысли вырастают громадные сооружения, реки меняют свои русла, мысль сдвигает горы, создаёт и рушит правительства, а человек воображает, будто он командует ею. Человек умирает, он появляется вновь; опять пытается что-то создать и опять уходит из мира; и сколько бы раз он ни являлся на свет, гибель неизбежна, - пока он не научится распознавать мысль и жить внутри самой мысли, а не среди её внешних выражений.

Мозг индивида - лоно, в котором он зачинает и вынашивает мысли. Чтобы познать мысль и природу мысли, человек должен определить для себя предмет мысли, думать о нём, полюбить его, быть ему верным и работать для него правильным образом, о чём ему даст знать сам этот предмет. Но ищущий должен быть правдив. Если он позволит своему мозгу развлекаться иными предметами мысли, неблагоприятными для того, что уже выбрано и определено, он станет как бы любовником многих, прекратив быть единственно любимым. Он сам породит свой крах и погибнет, ибо мысль не раскроет ему своей тайны. Он не узнает истинной силы и значения мысли. Тот, кто думает только когда и пока ему хочется думать, или тот, кто думает по обязанности, в действительности не мыслит: он не участвует в процессе формирования мысли надлежащим образом и потому никогда не научится мыслить. Мысль проходит стадии зачатия, вынашивания и рождения. Лишь когда человек зачинает, вынашивает и рождает мысль, он узнаёт, что она есть живое существо и что она обладает силой. Чтобы родить мысль, он должен выбрать предмет мысли, начать размышлять над ним и быть верным ему, пока его сердце и мозг не согреют и не пробудят этот предмет. На это могут уйти дни и даже годы. Когда предмет его мысли начнёт откликаться на работу его ума, мозг активизируется, и происходит "оплодотворение". Человеку кажется, что предмет мысли уже известен ему. Но в действительности он ещё ничего не знает. В нём находится лишь зародыш знания, проснувшийся к жизни зародыш мысли. Если человек не будет питать его, зародыш умрёт; он должен питать и поддерживать все возникающие один за другим зародыши мыслей, чтобы мысли могли развиваться, а мозг не стал бесплодным и пустым. Многие люди зачинают и рождают мысли. Но лишь малое количество вынашивают их как следует, доводят до рождения хорошо сформированными; ещё меньше людей в состоянии проследить и реально прослеживают процесс развития мысли от зачатия к рождению и делают это терпеливо, сознательно, разумно. Когда индивид справляется с этой труднейшей задачей, он может ощутить своё бессмертие.

Тем, кто неспособен зачать мысль и проследить все её изменения и периоды развития, кто неспособен наблюдать рождение мысли, её рост и вхождение в силу, не следует ослаблять свой ум или поддерживать его в незрелом состоянии путём бесполезных сожалений и праздных желаний. Есть готовые средства, с помощью которых они могут подготовить себя к мышлению.

Средства, употребляя которые человек приводит себя к зрелости и готовит свои мысли, состоят прежде всего в том, чтобы раздобыть и регулярно принимать эликсир Честности для очищения сердца и одновременно - учить слова. Слова вообще мало значат для обычного человека. Но они значат очень много для того, кто знает силу мысли.

 

Слово - это воплощённая мысль, мысль выраженная. Если человек выберет слово и будет лелеять его, заглянет внутрь его, то слово заговорит. Оно покажет человеку свою форму, состав и происхождение; слово, бывшее прежде пустым звуком, поведает ему свое значение в благодарность за то, что человек вызвал его к жизни и подружился с ним. Так можно учить слова одно за другим. Словари дают лишь поверхностное знакомство с ними. Писатели, могущие творить слова, приближают нас к ним. Но выбирать слова в качестве своих гостей и спутников человек должен сам. Слова станут друзьями тогда, когда он начнёт находить удовольствие в их компании. Вот таким образом он подготовит себя к процессу зачатия и вынашивания мыслей.

Существует достаточно предметов мысли, которые должны войти в мир, но люди ещё не готовы к тому, чтобы дать им жизнь. Многие из них зачаты, но должным образом не рождены. Умы людей нехотя становятся отцами, а их мозг и сердца - неверные матери. Когда в мозгу происходит зачатие, человек воодушевляется, и начинается процесс вынашивания. Но в большинстве случаев мысль рождается мёртвой или недоношенной, потому что мозг и разум не верны ей. Мысль, которая была зачата и должна была войти в мир и обрести достойную форму, умирает, потому что тот, кто вынашивал её, стремится обратить её к своей личной выгоде. Чувствуя силу мысли, он растлил её ради своих эгоистических целей и использовал ее силу в своих интересах. Те, кто могли бы привнести в мир благие и великие мысли, отказали им в рождении и произвели вместо них чудища, которые несомненно овладеют своими горе-родителями и раздавят их. Эти ужасные создания всегда находят для себя плодородную почву в эгоистических умах и наносят миру большой вред.

Большинство людей, которые считают, что они мыслят, не думают вовсе. Они не могут родить или же не рождают положительных мыслей. Их мозг представляет собой бесплодное поле с зародышами мёртвых или недоношенных мыслей, на которое время от времени попадают мысли других людей. В мире действительно мыслящие личности довольно редки - они могут предоставлять свои мысли тем, кто обрабатывает их, строит из них что-то на поле собственного ума. Мысли, которые обычные люди ошибочно принимают за свои, не принадлежат им по праву; иначе говоря, они не творцы мыслей, но лишь пользователи. Насколько меньше станет путаницы, если люди перестанут думать сразу о многих вещах и постараются быть более избирательными в предметах мысли.

Человеческое тело не следует ни презирать, ни превозносить. О нём надо заботиться, его нужно уважать и ценить. Тело человека должно стать полем его битв и завоеваний, тренировочным полигоном для подготовки к инициации, смертным одром, а также лоном нового рождения и перехода в иные миры. Всё это, по отдельности и вместе, и есть физическое тело.

Самой великой и благородной, наиболее таинственной и священной функцией человеческого тела являются роды. Есть разные типы родов, которые доступны для человеческого тела. В настоящем виде оно способно лишь к физическим родам, но и с этой работой справляется не всегда одинаково успешно. Между тем физическое тело, сверх того, может породить тело Адепта, оно участвует в рождении тел Мастера и Махатмы...

Люди со здравым смыслом, серьёзно задававшиеся вопросами о наличии в мире таких существ, как Адепты, Мастера и Махатмы, поверившие в их необходимость, с негодованием отвергнут слова о том, что Адепты рождаются через брюшину, Мастера - из сердца, а Махатмы - из головы. Если существуют Адепты, Мастера и Махатмы, - полагают они, - что-то, конечно, положило начало их существованию, но это начало должно быть исполнено величия, славы и превосходства, оно должно быть приличествующим их благородству и мощи. Мысль о том, что рождение этих существ может произойти в теле их приятеля или в теле незнакомца, или даже в их собственном теле, шокирует их ум, кажется невероятной.

Тех, кого подобное утверждение шокирует, винить не приходится. Звучит это и в самом деле странно. Но и физические роды - феномен из ряда вон выходящий. Когда люди возвращаются памятью к годам раннего детства, они, возможно, вспоминают, что испытывали потрясения столь же сильные. Их ум тогда был мало озабочен мыслями о собственной сущности и об окружающем мире. Невинные дети, они знали, что живут на свете, что откуда-то появились, и довольствовались этим до тех пор, пока какойнибудь сверстник не давал им устрашающих разъяснений по этому вопросу. Тогда они, терпя насмешки, решались спросить об этом у мамы. С тех пор наша жизнь кардинальным образом переменилась, но мы, хотя взрослые по годам, всё ещё остаемся детьми. Мы живём, ждем смерти, надеемся на бессмертие. Как малые дети, полагаем, будто всё образуется каким-то чудесным образом, и не утруждаем слишком своих голов. Люди хотят быть вечными. Ум восторгается такой перспективой. Церкви во всём мире - точно памятники человеческому стремлению к бессмертию. И опять, как в детстве, мы, с нашей робостью, здравым смыслом и практическим опытом, противимся получению сведений о рождении живых тел, в данном случае бессмертных. Но с течением времени мы привыкнем к этой мысли.

Ученик Мастеров смотрит на своё тело иначе, чем прежде, когда начинал свой путь. Поскольку он очищает своё сердце Абсолютной Честностью и отрекается от лжи, его сердце постепенно превращается в плодоносное лоно, и, будучи чист намерениями, он зачинает в нём мысль Мастера- это и есть непорочное зачатие...

При непорочном зачатии, когда сердце становится как бы маткой с зародышем тела Мастера, голова выполняет "функцию сердца, питающего зародыш. Пока растущее тело не обретёт новую жизнь, для его питания достаточно мысли Мастера, зачатой в сердце. Затем голова должна, как это делает сердце, предоставить пищу, которая обеспечит рождение нового тела.

Мысль циркулирует между сердцем и головой, словно кровь - между эмбрионом и сердцем матери. Человеческий зародыш - это физическое тело, получающее питание через кровь. Тело Мастера - это тело мысли; его пища - мысль, и она должна быть чистой.

Когда сердце достаточно очищено, оно получает зародыш, смоделированный как квинтэссенция его жизни. Затем на него через дыхание нисходит луч, который оплодотворяет зародыш в сердце. Дыхание, приходящее таким образом, есть дыхание отца и учителя-Мастера, то есть своего собственного высшего разума, ещё не воплощённого.

Это дыхание-дух, содержащееся в обычном дыхании через легкие, входит в сердце, поднимается кверху и оживляет зародыш. Тело Мастера восстаёт и рождается с выдохом.

Тело Махатмы зарождается в голове, когда мужской и женский зародыши одного тела встречаются с лучом, идущим сверху. Когда происходит это великое зачатие, голова функционируют в качестве матки, и все тело используется, прежде всего и главным образом, для того, чтобы оказать им поддержку.

Сердце и голова человека пока не готовы к тому, чтобы стать центрами для создания тел Мастера или Махатмы. Сейчас это центры по производству неких слов и неких мыслей - всего того, что связано с физической силой и слабостью, преходящей красотой и мирской властью, плотской любовью и преступлением и т.п.

Тот, кто назначает себя учеником в школу Мастеров или ставит перед собой любую благородную задачу, может считать свои сердце и голову местами для производства достойных мыслей. Тот, кто в своих мыслях предназначил себя к бессмертной жизни или знает, что его сердце и голова - это святая святых, не может продолжать жить интересами мира чувств. Если он попытается совмещать противоположные цели, его сердце и голова станут местом блуда и греха. Пути, ведущие к мозгу, являются каналами, по которым нечистые, плоские мысли достигают разума с тем, чтобы совращать его. Чтобы воспрепятствовать им, нужно сначала очистить своё сердце, затем выбрать достойные предметы мысли и говорить исключительно правду.

 

Адепты, Мастера и Махатмы могут быть выбраны в качестве предметов мысли, которые послужат во благо самому мыслящему человеку и на пользу всей его расе. Но эти мысли будут благими лишь для тех, кто мыслит и судит разумно и здраво. Ни одно утверждение, касающееся духовной сферы, не следует принимать до тех пор, пока ум и сердце не убедятся в его верности или пока оно не подкреплено собственными жизненными наблюдениями и опытом. Оно также должно гармонично соответствовать идее будущего прогресса, эволюции и совершенствования человечества.

Высказанные ранее мысли по поводу Адептов, Мастеров и Махатм могут быть полезны всем мужчинам и женщинам, способным к глубоким суждениям и оценкам, и не причинят им вреда. Их могут использовать и те, кто не умеет мыслить правильно и разумно, если только они будут следовать данным здесь же советам и не будут пытаться выдумывать что-то сами.

Мир извещен об Адептах, Мастерах и Махатмах. Они не навязывают своего присутствия людям и будут ждать до тех пор, пока те доживут, дорастут до осознания необходимости их присутствия в своих жизнях. И люди в свое время придут к этому.

Два мира стремятся войти в сознание человека или ждут от него приглашения. Человечество сейчас решает, какой из них предпочесть: астральный мир чувств либо ментальный мир разума. Современный человек не приспособлен ни к тому, ни к другому; но он может получить знание, как войти в один из них. Сразу в оба войти нельзя. Если он выбирает астральный мир чувств и работает ради него, то попадает в поле зрения Адептов, и в этой жизни или в будущих он станет их учеником. Если он решит совершенствовать разум, то аналогичным образом будет в своё время признан Мастерами и будет учеником в их школе. В обоих случаях человек должен использовать свой разум; но тот, кто отдал предпочтение чувствам, будет ими пользоваться, чтобы произвести, получить предметы и феномены соответствующего плана или найти доступ во внутренний мир чувств; и по мере того, как человек будет учиться думать о нём, удерживать его в своих мыслях и работать ради обретения его, внутренний мир чувств, или мир астральный, будет становиться всё более и более реальным. Этот мир из предмета размышлений превратится для ученика в реальность.

Тот же, кто готовит себя к встрече с Мастерами и вхождению в ментальный мир, должен посвятить усилия своей мысли развитию разума и стараться использовать ментальные способности независимо от органов чувств. Ему следует игнорировать внутренний мир чувств, то есть астральный; но в те моменты, когда он ощущает этот мир, он должен мобилизовать свои ментальные способности и ждать, пока тот не исчезнет. В процессе и даже при попытке размышления о ментальном мире, разум настраивается на него.

Лишь тонкая завеса отделяет мысль человека от ментального мира; и хотя этот мир существует всегда как родная обитель человека, бедному изгнаннику он кажется со стороны чуждым и незнакомым. И человек будет оставаться таким изгнанником до тех пор, пока он не накопит достаточно средств, чтобы заплатить необходимый выкуп.

Перевод с английского Л.В. Зубковой

(при участии А.М.Дубянского)

Сосканировано с журнала "Дельфис" N3(11)/97 и далее.

 
  Locations of visitors to this page
LightRay Рейтинг Сайтов YandeG Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

 

Besucherzahler

dating websites

счетчик посещений

russian brides

contador de visitas

счетчик посещений