<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>


Глава 9

ГЕФЕСТ, БОГ КУЗНИ:
ремесленник, изобретатель, затворник

Творческий дар Гефеста заземлен и прагматичен. В том, что он делает, есть волшебство и великолепие. В мастерской ему нет равных, но, подобно современному мужчине, который полностью отождествляет себя с работой, он, выйдя за порог кузни, приходит в полную растерянность.

Арианна Стасинопулос, "Боги Греции"

Гефест. Штрихи к портрету: он отвержен всеми, но его трудом и потом создана цивилизация; его гнетет собственное социальное положение, и он просто кипит обидой и недовольством; он бесконечно изобретателен: почти все гении мира принадлежат к этому архетипу; яростен, взрывоопасен, как вулкан, всегда готов восстать с оружием в руках против правителей-тиранов, однако не любит войны и раздоры и от природы является миротворцем и гуманистом; прост, как сам огонь, и столь же энергичен.

Мюррей Штайн, "Гефест: образец интроверсии"

Гефест как бог, архетип и мужчина олицетворяет глубокую человеческую потребность создавать функциональные и красивые вещи. Отвергнутого и сброшенного с горы Олимп, Гефеста не оценили по достоинству в надменном царстве Зевса, где в цене лишь способность властвовать и внешний лоск. Он в одиночестве трудится в своей подземной кузне. Подобным же образом его атрибуты не получают должной оценки в патриархальном обществе, и таким людям, как он, сложно добиться успеха.

Гефест как бог

Гефест (у римлян Вулкан) – это бог кузни, ремесленник и художник олимпийцев, чья кузня работала на вулканическом огне. К Гефесту обращались с молитвами, когда нужно было усмирить разрушительные силы вулкана. Его считали богом подземного огня, и его имя по-гречески также обозначает "огонь" в самом общем смысле этого слова.

Его изображали в виде крупного мускулистого мужчины с мощной шеей и волосатой грудью. У Гефеста повреждена ступня, поэтому при ходьбе он хромает. Меньше всего обласканный судьбой и, наверное, наименее счастливый из всех богов, он увечен, неуверен в своем происхождении, отвергнут родителями и несчастлив в любви. Но при этом Гефест обладает творческим гением и является единственным богом, который работает.

Генеалогия и мифология

Согласно самой распространенной версии происхождения Гефеста, Гера зачала его партеногенетически. Она сделала это в пику мужу ("я тоже так могу") после того, как из головы Зевса появилась на свет Афина и он был признан ее единственным родителем. Однако если Афина была совершенной, то Гефест родился на свет косолапым. Увидев этот дефект, Гера почувствовала себя униженной. Она отвергла новорожденного и просто вышвырнула его с Олимпа. Согласно другой версии, Гефеста низверг с Олимпа разъяренный Зевс, когда тот вступился за свою мать, Геру, во время какого-то семейного скандала. Упав на землю на Острове Лемнос, Гефест повредил ногу и с тех пор хромает. Отвергнутого родителями ребенка спасли две морские нимфы, Фетида и Эвринома, воспитывавшие его в течение девяти лет. Живя с ними, Гефест обучился ремеслам и делал приемным матерям прекрасные украшения.

Гефест-ремесленник

Гефест – изобретательный мастеровой Олимпа. Так, например, однажды он создал прекрасный золотой трон и подарил его Гере. Восхищенная богиня уселась на престол и попала в ловушку, ибо трон опутал ее незримыми узами, а затем взлетел вместе со своей пленницей. Униженная и беспомощная Гера, опутанная по рукам и ногам, висела в воздухе всем на посмешище. Согласно одному мифу, Гефест сделал этот трон в отместку за то, что Гера скрывала от сына его происхождение. При помощи этой ловушки он надеялся выпытать у матери правду. Согласно другим версиям, Гефест сказал, что освободит Геру только после того, как ему пообещают в жены Афродиту или Афину.

Никто, кроме Гефеста, не мог освободить богиню, а он наотрез отказался подниматься из морских глубин, где жил вместе со своими приемными матерями. Его брат, Арес, бог войны, спустился на дно, чтобы привести Гефеста силой, но тот прогнал Ареса, опалив огнем. Однако его сумел доставить на Олимп бог вина и экстаза Дионис. До этого Гефест никогда не пробовал вина. Дионис хорошенько подпоил его и привез на Олимп, усадив на своего осла.

В "Теогонии" Гесиода говорится, что Гефест создал Пандору, первую женщину на земле, ставшую инструментом мести Зевса человечеству. Согласно греческим патриархальным мифам, изначально человечество состояло только из мужчин, и Зевс скрывал от них огонь. Однажды Прометей похитил искру и вручил ее людям. Тогда разгневанный Зевс велел Гефесту, взяв за образец бессмертных богинь, создать прекрасную женщину, чтобы она принесла в мир людей смятение и страдания. Она была прекрасно одета, наделена половой привлекательностью, обучена бесстыдству и лжи. Ей вручили сосуд, или ящик, наполненный страданиями, злом и болезнями. Когда ящик открыли, все эти беды вылетели из него и наполнили мир.

Кроме того, Гефест построил олимпийцам дворцы, выковал Зевсу молнии и скипетр, смастерил крылатую колесницу для бога солнца Аполлона, на которой тот путешествует по небу, сделал стрелы Аполлону и Артемиде, серп Деметре, оружие Афине, доспехи Ахиллесу и свадебное ожерелье Гармонии. А еще он сотворил себе золотых служанок – одно из величайших чудес его гения. С внешностью прекрасных дев, они умели говорить и искусно выполняли все его задания.

Обманутый и отвергнутый любовник

Гефест – муж-рогоносец Афродиты, богини любви и красоты, известной многими любовными связями с богами и смертными. Заподозрив, что к жене, едва он уходит на работу, является любовник, Гефест устроил ловушку: натянул над ложем в своем доме незримые сети, прикрепив их к потолочным балкам. Он поймал Афродиту и Ареса, когда те предавались любовным утехам. Гефест призвал богов, чтобы они стали свидетелями неверности его жены, однако вместо того, чтобы возмутиться при виде пойманных в сети любовников, боги только покатывались со смеху.

Когда-то Гефест полюбил богиню мудрости – деву Афину. Преисполненный страсти, он попытался сблизиться с ней, но Афина оттолкнула вознамерившегося оплодотворить ее Гефеста. Его семя излилось на Землю, оплодотворив Гею (Мать Землю). В результате Гея родила сына по имени Эрихтоний. Выращенный и воспитанный Афиной, он стал основателем царской династии города Афины.

Гефест как архетип

Подобно тому как Гефеста-бога низвергли с Олимпа, так и этот архетип не ценим и отвергаем в культуре, где чтут героизм, интеллект, возвышенные духовные ценности, власть, способность делать прогнозы на будущее и правильно рассчитывать следующий шаг. В культуре небесных богов, каковой является патриархальная культура, все "земное" подвергается недооценке или угнетению: Мать Земля, страстные чувства, инстинкты, тело, женщины, а также подобные Гефесту мужчины.

В раннем детстве Гефеста отверг его отчим Зевс, правивший с Олимпа и метавший оттуда молнии, и мать, Царица Небес Гера. Недружелюбно относились на Олимпе к Гефесту и тогда, когда он стал взрослым. Согласно мифам, когда Гефест попадал на Олимп, он выступал в роли посмешища: шут, пьяница, муж-рогоносец. Однако в своей стихии – в кузне, на работе – Гефест-ремесленник при помощи огня и инструментов превращал грубое сырье в прекрасные изделия.

Этот образ жизни представляет собой архетип творческой работы, – работы, чьими символами являются вулканический огонь и кузня; работы, к которой побуждает изгнание с Олимпа и падение на землю; работы, которая исцеляет травмированного творца и позволяет ему проявить себя. Архетип Гефеста составляет основу глубочайшего инстинктивного стремления работать и творить "в кузнице души" – такую метафору использовал Джеймс Джойс в книге "Портрет художника в юности".

Когда в психике человека присутствует этот архетип, красота и глубина, которые в противном случае были бы похоронены внутри мужчины (или женщины), освобождаются через работу, облекающую данные аспекты личности в зримые формы. Это путь личного становления, противоположный интуитивному постижению (когда внешний опыт трансформируется во внутренние смыслы). Здесь же все происходит наоборот: нечто, присутствующее внутри человека, обретает зримую физическую форму, а вслед за тем приходит осознание значения этого объекта внутренней реальности.

Микеланджело говорил, что освобождает прекрасные статуи из мраморных глыб, куда они "заточены". Мне любопытно, случалось ли ему на шаг отступить от только что законченной работы и, глядя на нее, осознать, что он сделал видимым нечто, таившееся внутри него. Когда в личности человека присутствует архетип Гефеста, он, творя и созидая, придает форму невысказанным глубинам своей души.

Подземный огонь и кузня

Огонь, ассоциирующийся с Гефестом, – это подземный огонь, расплавленное ядро, вздымающееся из глубин вулканической лавой. Подземный огонь – это метафора чувственных страстей – буйное пламя половых и эротических чувств, томящееся в теле до тех пор, пока человек не найдет ему выражение. Это также сдерживаемые и подавляемые гнев и ярость; или же страсть к красоте, которая ощущается как смутное волнение в теле (недаром тело человека нередко символически уподобляют земле).

Эти чувства, скрывающиеся под поверхностью глубоко интровертной личности, могут прорваться бурно и неожиданно. Когда такой человек в задушевной беседе рассказывает кому-то о своих чувствах, собеседник почти всегда удивляется: "А я и не думал, что внутри тебя бурлят такие страсти".

Архетип Гефеста обусловливает склонность мужчины (или женщины) не говорить о своих чувствах и не обращать на них внимания. Он предпочитает отправиться в свой личный вариант кузни и работать в полном одиночестве. Там он либо сублимирует чувства, либо выражает их в работе. Например, архитектор, которому хочется мира и порядка в доме, может вложить свои чувства в проектируемые им здания (вместо того чтобы поговорить со своими домашними о том, как его раздражает беспорядок); художник-абстракционист создает на полотнах ту атмосферу, к которой стремится, или же выражает в картинах гнев и боль оттого, что на его чувства никто не обращает внимания (при этом он никогда прямо о них не говорит или, в лучшем случае, говорит, но недостаточно четко).

Кузница – это любое место, где Гефест совершает работу по трансформации, или передаче своих глубоко затаенных чувств в объекты внешнего мира. Студии художников или механические мастерские нередко представляют собой место, где мужчины остаются наедине с этим архетипом – превращаются в Гефеста, работающего в своей подземной кузнице.

Неразделенная любовь, недостижимая женщина, отсутствие взаимопонимания в браке – все это может питать трансформирующий огонь кузни мужчины, в ком активизирован архетип Гефеста. Огонь кузни представляет собой нежданную страсть, вдохновляющую на творческую работу.

Увечный мастер

Как мы уже отмечали, Гефест был единственным олимпийцем с физическим увечьем – единственным несовершенным из главных богов. Гефеста отвергли на Олимпе либо потому, что он родился косолапым, что унизило его мать, Геру, либо потому, что он рассердил своего отца Зевса (а покалечился он уже при падении с небес).

Физическое увечье Гефеста неотделимо от эмоциональных травм, нанесенных родителями. В результате увечья и неприятия со стороны родителей Гефест стал богом-кузнецом – архетипом, в котором отражается инстинктивное стремление к работе как способу эволюционировать и исцелять эмоциональные травмы. Гефест – это архетип увечного мастера (художника, писателя, целителя, изобретателя, промышленника), чье творчество неотделимо от его душевных ран.

Гефест-ремесленник подобен раненому целителю, чье желание лечить порождено собственной раной, – и исцеляя других, он также исцеляет свои недуги. У Гефеста была повреждена нога, и он ходил прихрамывая – из-за этого над ним открыто потешались другие олимпийцы. Он сам не мог стать красивым, поэтому создавал красоту вокруг себя. Нога Гефеста функционировала плохо, зато его творения работали безупречно. В своих творениях мужчина (или женщина) Гефест видит целостное и полноценное отражение себя. И это отражение позволяет ему обрести самоуважение и высокую самооценку, а также научиться ценить и уважать других. Так происходит исцеление ран через работу.

Как отмечает писатель-юнгианец Джеймс Хиллман, "Наши родители наносят нам травмы. У каждого есть травмы, нанесенные родителями, и сами наши родители тоже травмированы. Мифологический образ травмирующего или травмированного родителя дает почву для психологического утверждения, что родитель и есть травма"1. Люди нередко возлагают ответственность за свои травмы на родителей; но это же утверждение "родитель и есть травма" может означать, что травмы нас растят и воспитывают. Образно говоря, травмы могут быть отцами и матерями наших судеб.

Если архетип Гефеста занимает много места в личности человека, он может воплотить в жизнь образ увечного мастера, – его травмы и отверженность станут "родителями" творческих способностей. Но это возможно только в том случае, если, как Гефесту (у которого были две приемные матери), мужчине посчастливилось встретить людей, которые искренне заботились о нем и помогли развить навыки, позволяющие осуществлять его творческий потенциал.

Сброшенный с Олимпа и "низвергнутый на землю", Гефест в чем-то подобен Адаму и Еве, которых изгнали из сада Эдемского. В обоих мифах страдания и необходимость трудиться являются результатом "падения".

Семейный миротворец

В детстве Гефест на собственном опыте познал жестокость, когда кто-то из родителей сбросил его с Олимпа. В результате этого события он остался калекой на всю жизнь. В семьях, где часто бывают конфликты, кто-то из детей нередко берет на себя роль миротворца. Нередко это самый уязвимый ребенок, особенно остро чувствующий признаки назревающего конфликта. На Олимпе роль такого ребенка играл Гефест.

В начале "Илиады" описано, как боги сидят за обеденным столом и между ними завязывается спор, который мог бы перерасти в крупный скандал, если бы не своевременное вмешательство Гефеста – домашнего миротворца. Нечто подобное довольно часто бывает в реальных человеческих семьях. "Не серди папу, а то достанется всем!" – подход, типичный для Гефеста.

Между правителями возникли разногласия. Зевс пообещал Фетиде возвысить ее сына и усмирить его противников. На небесах началась ссора. Гера сурово упрекнула мужа и получила резкую отповедь. Едва сдерживая гнев, она замолчала. Среди богов поднялся ропот. Тут встал со своего места Гефест, сын Геры, чтобы примирить спорящих. Он заявил, что недостойно богов ссориться из-за смертных, омрачая великолепный пир. Все наладится, если только мать примирится и смягчится по отношению к отцу, – тогда и отец перестанет сердиться, поскольку все почувствуют, что его власть здесь неоспорима. На это Гера улыбнулась и с радостью приняла из рук сына кубок2.

Гефест и Афродита – соединение работы с любовью и красотой

Согласно "Одиссее", Афродита, богиня любви и красоты, была замужем за Гефестом и часто изменяла мужу. Каждый ее роман заканчивался рождением ребенка. Только от Гефеста не было у нее потомков. Однако их брак символизирует союз между мастерством и красотой, в результате которого рождаются прекрасные вещи. Согласно Гомеровой "Илиаде", Гефест был женат на одной из прекрасных харит (граций). Гесиод в своей "Теогонии" говорит, что его женой была Аглая, младшая из граций и служанка Афродиты (то есть ее уменьшенный вариант). В любой из этих версий мы видим брак между красотой и мастерством ремесленника.

Гефест стремится к союзу с Афродитой на разных уровнях: как в личных взаимоотношениях, так и в работе его привлекает красота и любовь – то, чего он лишен, но стремится обрести. Прекрасная женщина, подобная Афродите, в своей чувственности и впечатлительности способна пробудить в Гефесте глубокие и сильные чувства. Она может вдохновить Гефеста на труд и воспламенить его чувственность.

При этом мужчина и женщина меняются ролями, ибо она на психологическом уровне "оплодотворяет" его, давая его творческому потенциалу семя, из которого вырастает новое произведение.

Гефест и Афина – соединение творческой работы и интеллекта

Как мы уже говорили, однажды Гефест воспылал страстью к богине мудрости и рукоделия Афине и даже настиг ее. Она вырвалась из объятий нежеланного Гефеста, и в результате его семя излилось на землю, оплодотворив Гею. В должное время родился Эрихтоний, чье имя означает "дитя земли". Ребенка взяла к себе на воспитание Афина. Позже он стал основателем легендарной династии афинских правителей.

Афина, ставшая приемной матерью ребенку Гефеста, символизирует интеллект и точное знание, как сделать то или иное дело. Она обладает мудростью генерала на поле боя, способного разработать успешную стратегию, или ткача, который может представить себе гобелен, рассчитать его, а затем выткать – нитка за ниткой. Современная Афина вместо военных обдумывает коммерческие операции и добивается убедительных побед на рынке.

Союз Гефеста и Афины в психике мужчины помогает ему донести свою работу до мира. Подобно тому как бог кузни преследовал Афину, так мужчину-Гефеста может тянуть к женщине, обладающей качествами богини мудрости. Тогда на ее плечи ложатся заботы приемной матери для работ мужа, и ей приходится думать о том, как выручить за них деньги (если он сам не развивает в себе соответствующие качества). Ту же функцию Афины как приемной матери для творчества Гефеста может взять на себя партнер одного с ним пола.

Развивать своего Гефеста

Единственный способ развивать этот архетип состоит в том, чтобы уделять ему время. Уединитесь и начните мастерить что-то руками. Постарайтесь интуитивно ощутить, что за работа поможет трансформировать, изменить или выразить какие-то подавленные внутри чувства, и займитесь этим.

Очень полезно развивать интровертные качества Гефеста в экстравертных детях, которые постоянно нуждаются в компании и не могут ничего делать в одиночестве. Чтобы культивировать в ребенке Гефеста, нужно объяснять ему, насколько важно человеку иногда заниматься спокойным делом; приучать развлекаться наедине с собой (без телевизора, который представляет собой пассивное времяпрепровождение). Очень хороши для этого строительные конструкторы и пластилин. Есть очень много игр, позволяющих одновременно развивать воображение и навыки работы руками. И еще – ребенок может научиться ценить подобное времяпрепровождение, если взрослый человек впускает его в собственную "кузню" и предоставляет привилегию заниматься параллельно с ним спокойной творческой работой. Очень важно подчеркивать ценность времени, посвященного творческой деятельности.

Взрослому человеку, который хочет развить в себе качества Гефеста, нужно поощрять себя к такой деятельности точно так же, как он поощрял бы ребенка.

Когда Фрейд отверг Юнга за то, что тот от него отличался, и низверг его с психоаналитической вершины, где Юнг некогда занимал положение кронпринца среди последователей Фрейда, для Карла наступил один из самых темных в жизни этапов. Он оказался в изоляции и прошел через период неуверенности в себе и постоянного внутреннего напряжения, – отверженный и осмеянный Гефест. Однако Юнг нашел выход своим творческим силам – как нашел бы их сам Гефест.

Юнг писал:

Первыми всплыли на поверхность воспоминания из детства, когда мне было лет десять-одиннадцать. Тогда у меня была страсть играть со строительными кубиками. Я отчетливо вспомнил, как строил маленькие домики и дворцы, используя бутылки в качестве колонн для ворот и арок. Несколько позже я стал строить из камней, применяя вместо известкового раствора самую обычную грязь. И строительство увлекало меня довольно долго. К моему изумлению, эти воспоминания пробудили во мне довольно сильные эмоции. "Ага, – сказал я себе, – это все живо во мне. Тот мальчишка еще здесь, и он обладает творческим потенциалом, которого так не хватает сейчас мне. Как получить к нему доступ?"

Мне, взрослому человеку, казалось невозможным проложить мост из настоящего в те времена, когда я был одиннадцатилетним мальчишкой. И все же я очень хотел наладить контакт с тем периодом жизни. У меня не было выбора, как только вернуться назад и вновь погрузиться в жизнь маленького мальчика с его детскими играми. Тот момент стал поворотным пунктом в моей судьбе, но я пошел на это только после значительного сопротивления и с некоторым чувством обреченности. Ибо очень уж унизительно было осознавать, что мне ничего не остается, кроме возможности вернуться к детским играм.

И все же я начал собирать подходящие камни – на берегу реки и на ее дне. Затем принялся за строительство: домики, замок, целая деревня...

Так я и строил понемногу, каждый день после обеда. ...в ходе этой деятельности мои мысли прояснились, и я сумел ухватить идеи, присутствие которых в своей голове до этого осознавал лишь смутно.

Естественно, я задумывался о значении того, что делал, и спрашивал себя: "А в самом деле, чем это ты занимаешься? Строишь кукольный городок и делаешь это так торжественно, словно выполняешь какой-то ритуал!" У меня не было ответа на этот вопрос, лишь внутренняя уверенность, что я нахожусь на пути к открытию собственного мифа. Ибо игра в строительство была лишь началом. Она дала толчок целому потоку фантазий, которые я затем прилежно записывал.

Оказалось, что подобные занятия сообразны моей натуре. И после этого всякий раз, когда в своей жизни я натыкался на глухую стену, я рисовал картину или тесал камень. И каждый раз этот опыт служил rite d'entree* для идей и работ, которые вслед за этим шли сплошным потоком3.

* Ритуал вхождения, инициация (фр.). – Прим. ред.

Гефест как мужчина

Мужчина-Гефест – впечатлительная интровертная личность. Окружающим сложно понять, что происходит в глубине его души, а ему трудно прямо говорить о своих чувствах. Он может стать эмоциональным калекой, коптящим вулканом – или же очень творческим и продуктивным человеком.

Ранние годы

Матери непросто приходится с малышом-Гефестом, поскольку он очень впечатлителен и чувствителен к протекающим внутри него физическим процессам. В его спокойствии есть что-то от взведенной пружины, которая может внезапно распрямиться, и он станет бить ногами от боли и обиды даже из-за какой-нибудь мелочи вроде колик или вздутия живота. Он не принадлежит к числу умиротворенных милых младенцев, очарованных тем, что происходит вокруг, чье внимание легко направить в любую сторону. Иногда даже на ощупь этот мальчик кажется плотнее, чем другой малыш с более мягким характером. У маленького Гефеста есть собственные интересы, и он полностью погружается в то, что привлекает лично его, не обращая внимания на то, что пытаются навязать ему другие.

Все эти черты со временем даже усилятся, если он родился в неблагополучной семье или если его отвергает мать за то, что он не отвечает ее представлениям об идеальном ребенке (как Гера отвергла Гефеста). Он не обладает солнечным ласковым характером, благодаря которому некоторые малыши сразу завоевывают расположение окружающих. Поэтому если его не принимают и не любят таким, какой он есть, этот мальчик становится задумчивым и замкнутым.

В школе он может стать одиночкой, ребенком, который наблюдает за ровесниками со стороны, не находит своего места в играх и никогда не оказывается в центре какой бы то ни было деятельности. Он любит играть один. Этого мальчика больше интересуют вещи и приспособления, чем люди, и ему нужно, чтобы окружающие воспринимали его через то, что он делает. Если учительнице или матери удается выманить его из скорлупы, как правило, это происходит благодаря тому, что она проникается интересами этого ребенка. Иногда для этого достаточно проявить внимание к его творениям и внимательно выслушать объяснения о том, как работает его изделие или как оно сделано.

Маленький Гефест может развить высокую самооценку, если окружающие уважают его индивидуальность, любят таким, какой он есть, и активно поощряют заниматься тем, что его интересует (вместо того чтобы заставлять шагать в общем строю и бранить, что он постоянно идет не в ногу). Благодаря такому отношению он в раннем детстве чувствует себя непринужденно, а став немного старше, успешно развивает свои творческие таланты.

Родители

Мифологический Гефест был отвергнутым ребенком, неприятие может стать и судьбой мальчика-Гефеста. Если его мать, подобно Гере, хочет, чтобы ребенок давал ей основания гордиться собой, – то есть она склонна видеть в нем собственное достижение, этап в некоем соревновании, своего рода фокус "а смотрите-ка, что я могу", – а сын не соответствует ее ожиданиям (так почти всегда и бывает у самовлюбленных, не склонных к материнской чуткости женщин этого типа), она отвергает сына-Гефеста за "несовершенство".

Если жизнь подражает мифу и в том, что ребенок рождается с каким-либо увечьем, тогда возможно даже полное неприятие со стороны матери. Когда мать ищет в ребенке возможность самоутверждения, увечье у малыша наносит болезненный удар по ее эго и женщина чувствует себя униженной. Она может преувеличенно реагировать на незначительный дефект ребенка, сетуя на судьбу и совершенно отвергая малыша, – чем увечит его еще и эмоционально. Если есть возможность поместить его в какое-либо специальное лечебное заведение, она без колебаний этой возможностью воспользуется и навсегда забудет о "проблеме".

Может искалечить этого мальчика также неприятие и жестокое обращение со стороны отца (как это произошло в альтернативном варианте мифа). Поскольку мальчишка-Гефест не обладает врожденной способностью угадывать, чего от него хотят окружающие, не умеет вести себя дипломатично и сдерживать свои бурные чувства, он нередко вызывает гнев у авторитарного отца (особенно если тот, вдобавок, еще и алкоголик). Такой отец вполне способен поколачивать сына, в том числе и за то, что тот вступается за мать, – как это было в случае Зевса и Гефеста. Результатом этих побоев может стать физическое увечье, а также эмоциональные травмы.

Даже в благополучной семье мальчик-Гефест может оказаться самым нелюбимым из сыновей, ибо он отличается от остальных "излишней серьезностью", "излишней впечатлительностью и ранимостью", "замкнутостью" или "необщительностью". Нередко его критикуют за скромные успехи и отсутствие честолюбия и приводят в пример других детей – причем сравнение всегда не в его пользу. Мальчик-Гефест страдает от такого пренебрежения и неприятия вдвойне: во-первых, от самого негативного Замечания, а во-вторых, из-за того, что принимает его близко к сердцу и потом долго предается невеселым размышлениям.

В идеальной для его роста ситуации родители мальчика-Гефеста довольны тем, как работают руки и голова их сынишки. Они ценят ребенка и поощряют к развитию в соответствии с его естественными склонностями, а также учат непринужденности в общении, уважая при этом его интровертную природу.

Юность и молодость

Если юному Гефесту посчастливилось найти возможности творческого самовыражения и он начал развивать свои навыки и художественный вкус, тогда юность и молодость знаменуют начало полноценной творческой жизни. Возможно, первых успехов он добьется благодаря наставничеству опытных мастеров, которые, разглядев божью искорку в этом молодом человеке, дадут ему навыки и инструменты для дальнейшего развития таланта. Тогда он может войти в совершенно новый мир – например, поступить в школу искусств и ремесел в большом городе, где у него будет возможность выразить себя в творческой работе, а также найти близких по духу друзей.

Возможно, в детстве у интроспективного Гефеста уже возникало отчетливое ощущение, что он чужой в своей семье. Немного повзрослев, этот молодой человек может покинуть дом и отправиться на поиски своей "подлинной" семьи – людей, похожих на него, работающих руками ремесленников и художников. Если его отвергали и обижали, он может превратиться в угрюмого, злого и унылого подростка, нередко предающегося фантазиям об отмщении. Но Гефест не размахивает кулаками. Вместо этого он разрабатывает сложные планы, как унизить обидчиков. А еще он может направить свой художественный талант на создание граффити и будет разрисовывать стены подземных переходов и домов. Будучи одиночкой, он вряд ли станет членом банды.

Когда несчастный и мрачный юноша-Гефест проходит через период интенсивного физического роста, случается, что люди начинают его побаиваться (особенно если этот парень вдруг вымахивает под два метра и смотрит на вас откуда-то из-под потолка). Однако обычно это получается у него ненамеренно. Гефест склонен сдерживать свои бурные чувства и нередко становится угрюмым, поскольку кипит затаенным гневом. Люди, ощущающие этот гнев, могут остерегаться его, но для Гефеста более свойственно держать гнев внутри или обращать против себя, чем направлять на других.

Что, как правило, спасает молодого отвергнутого Гефеста от серьезной депрессии (сколько бы враждебности и гнева ни накопилось в его душе), – так это трудная физическая работа. Рано или поздно он обнаруживает, сколько облегчения приносит ему возня с мотором автомобиля, обработка дерева или еще какое-нибудь ремесло. После того как он осознает это, любимая работа становится для него источником роста, – она позволяет ему осуществлять свой творческий потенциал и продуктивно использовать психическую энергию, включая энергию гнева.

Работа

Гефест был единственным работающим богом. В своей кузне – аналог художественной студии, механической мастерской или научной лаборатории – он неустанно трудился, создавая красивые и полезные вещи: оружие и доспехи, колесницы, золотых служанок, которые двигались, как живые, и даже Пандору. Никакой мужчина так всецело не погружается в работу, как Гефест, нашедший дело своей жизни. За годы учебной практики в медицинских учреждениях я встречала множество врачей, чья страсть к работе и необычайное мастерство свидетельствовали о присутствии Гефеста в их психике. Среди них были хирурги, приводившие коллег в восхищенный трепет своим мастерством и выносливостью – с ними просто физически не могли тягаться врачи и практиканты, которые были на двадцать-тридцать лет моложе их.

Мы, студенты-медики, удивлялись, как эти люди могут вести хоть какое-то подобие нормальной человеческой жизни. Для одного нейрохирурга шестичасовая операция была вполне обычным делом. Рассказывали, что однажды он оперировал пациента двадцать часов кряду. Сменявшие друг друга ассистенты выбивались из сил, а он выстоял. Некоторые хирурги-кардиологи – особенно в те годы, когда операции, ставшие ныне рутинными, находились на стадии разработки, – казалось, просто жили в клиниках. Во время, свободное от операций и обходов, они отрабатывали новые методы на животных или производили вскрытия, чтобы разобраться, отчего умер тот или иной пациент. Было очевидно, что эти люди горят страстью к работе, – но больше ни в чем эта страсть не проявлялась.

Подобно богу, который создал Пандору и "живых" золотых служанок, хирург занимается тем, что возвращает функциональность человеческому телу. Он (или она) является искусным ремесленником, мастером высочайшего класса. Ассистировать хирургу-Гефесту – все равно что наблюдать работу виртуозного художника. Если этот человек также подобен Гефесту характером, то он обладает глубоким внутренним миром, но не умеет общаться и вести политические игры, – признание такому человеку приносит исключительно его работа. (Другой бог медицинских учреждений – Аполлон. Он присутствует в собранных и красноречивых врачах, виртуозных диагностах и теоретиках. Они умеют прекрасно формулировать свои мысли. Аполлон – очень полезный архетип, способствующий карьерному росту внутри медицинской иерархической системы. Без его помощи мастерство и самоотверженная страсть Гефеста могут не раскрыться в полную силу.)

Более типичная среда для Гефеста – мир творческих людей. Многие люди искусства считают себя "аутсайдерами", страстно увлечены работой и выражают в творчестве свои глубокие и сильные чувства. За годы работы психоаналитиком мне повстречались три особенно ярких представителя архетипа Гефеста: художник, архитектор и скульптор, работающий с металлами. Всех их привел в мой кабинет стресс и желание лучше осознать свои сильные, но не находящие словесного выражения чувства. Подобно Гефестам-хирургам, они полностью отдавали себя работе, трудясь денно и нощно, – однако не получали ни признания, ни должного вознаграждения. Этих мужчин тоже занимали размышления над тем, как осуществить свои смелые замыслы, и они проводили массу времени за разработками и экспериментами, создавая модели будущих произведений, – в точности как хирурги, которые часами оперировали животных, чтобы отработать необходимые для спасения людей навыки.

Для мужчины-Гефеста работа – это нечто большее, чем профессия, источник заработка или возможность обрести статус. Им движет инстинктивное стремление превзойти последние достижения в своей области, – и он отдает этому все силы. Работа придает его жизни глубину и значение. Все, что он знает о боге внутри себя, открывается ему в моменты творческого вдохновения.

Если мужчина-Гефест чувствует, что делает работу своей жизни, если эта работа ставит перед ним все новые сложные задачи, если завершение каждого значимого этапа приносит ему удовлетворение, – тогда он всем сердцем любит свое дело. Он ощущает, что работа непосредственно связана с его внутренней эволюцией, через нее зримо выражается его душа. Если, вдобавок, любимое дело приносит достойный заработок и признание, тогда этому человеку по-настоящему повезло в жизни.

Очень многие Гефесты не столь удачливы. Чтобы воплотить свой глубоко заложенный инстинкт к труду, мужчине нужно вначале отыскать дело, которое ему по душе, найти возможность развить необходимые навыки и, собственно, найти работу. Кроме того, лучше всего ему работается в одиночку – заработок его не интересует, соображения конкуренции не заботят. Корпоративный мир для него чужд и бессмыслен. Он не умеет продавать себя и плоды своей деятельности. Если он добивается успеха, то лишь благодаря тому, что его работа говорит сама за себя, а также благодаря деловой хватке кого-то из близких (или присутствию соответствующих архетипов в его собственной психике). Учитывая, сколько условий должно быть соблюдено, чтобы Гефест нашел работу по душе, нет ничего удивительного, что очень многие мужчины этого типа не находят для себя достойного дела. В результате многие из них недовольны своей профессией, деморализованы, подвержены депрессиям и нередко пополняют ряды безработных.

Взаимоотношения с женщинами

Женщины играют исключительно важную роль в жизни мужчины-Гефеста, и нередко его судьба всецело зависит от них. Ему нужна женщина, которая будет следить за его личным благосостоянием, служить источником творческого вдохновения, учить искусству общения и представлять его работу во внешнем мире. Многие люди, играющие первостепенную роль в его жизни, – женщины: мать, учительница, руководительница дипломного проекта, владелица художественной галереи, начальница. Он искренне восхищается женщинами, обладающими умом, настойчивостью и красотой, а поэтому его влечет к обладательницам этих качеств и нередко они получают огромную власть над ним. Если женщина сможет ощутить глубину и чувствительность этого мужчины и к тому же пробудит воображение Гефеста, она может произвести на него неизгладимое впечатление. Независимо от того, сколь долгим будет реальное общение, эти взаимоотношения будут жить в его внутреннем мире еще много лет (возможно, воспоминания о них не померкнут никогда). Для большинства мужчин-Гефестов значимые взаимоотношения немногочисленны и редки.

Из-за впечатлительной интровертной натуры общение дается ему нелегко. Случается даже, что он ведет себя в обществе просто неприемлемо. Это не тот человек, который умеет завязывать светские знакомства. Флирт не принадлежит к числу его любимых игр.

Мужчина-Гефест (или гефестова составляющая личности) способен выполнять интересную ему работу, черпая вдохновение в сокровенных глубинах своего существа, где он вступает в контакт с образами и эмоциями коллективного бессознательного человечества. Сила его чувств (особенно по отношению к женщине, с которой он не может общаться ежедневно, а поэтому она никогда не становится для него чем-то обыденным) может подвигнуть его на творчество, идущее из самых глубин души. Видимо, именно это произошло с известным художником Эндрю Вайсом. Этот затворник, почти не выходящий из мастерской, в 1986 году раскрыл перед миром свою "потрясающую тайну"4 (выражение журнала "Тайм"): 246 портретов одной женщины (он называет ее просто Хельга), написанные за пятнадцать лет. Вне всяких сомнений, работы, вдохновленные этой женщиной, не только многочисленны, но и необыкновенно хороши.

Взаимоотношения с мужчинами

Мужчина-Гефест – человек не компанейский. Ему претят поверхностные приятельские отношения, характерные для экстравертов. Мужчины, склонные заниматься общественной работой (те, кто впоследствии становятся работниками корпораций и профессиональных организаций), сразу замечают, что это человек не их породы. Если даже в его характере присутствуют такие архетипы, как Аполлон или Гермес, которые помогают ему влиться в коллектив, архетип Гефеста все равно не позволит по-настоящему почувствовать себя частью общего дела.

Взаимоотношения с мужчинами, которые способны объединяться в группы исключительно из деловых соображений, – не для него. Не любит он и поверхностных знакомств на вечеринках. Поэтому он чувствует себя аутсайдером, – и нередко является таковым. Обычно его также отвергают люди, склонные активно пользоваться "старыми связями", – так что роль аутсайдера нередко приходит к нему не только изнутри, но и извне.

У Гефеста нередко возникают определенные проблемы с мужчинами, наделенными властью и авторитетом. Это может быть отец, учитель, начальник. Если кто-то пытается его "построить" (примерно теми методами, какими в американском флоте "салаг превращают в настоящих мужчин"), обычно из этого ничего не выходит, – и тогда разгневанный авторитет может просто вышвырнуть Гефеста прочь. На Гефеста не действуют исходящие извне требования соответствовать чужим стандартам, – отчасти потому, что он сориентирован на внутренний мир, а отчасти – потому, что гнев и осуждение людей, стремящихся перекроить его по своему образцу, пробуждают в его душе встречный гнев, который он подавляет и накапливает. Из-за этого кипящего внутри гнева Гефесту еще труднее делать то, что от него требуют. А люди с авторитарным характером склонны преувеличенно реагировать на любое поведение, которое они воспринимают как неуважение или строптивость, – чем только усугубляют ситуацию.

Однажды бог войны Арес безуспешно пытался силой привести Гефеста на Олимп. Гефест прогнал Ареса, бросая в него горящие головешки. Подобно богу, Гефест-мужчина не терпит насилия и, если оно направлено против него, "вспыхивает" огнем враждебности. Даже бог войны, известный своей неуемной силой и яростью, не смог принудить Гефеста к тому, чего тот делать не хотел, – не годится такой подход и в отношении мужчины-Гефеста, даже молодого.

И наоборот, Дионис напоил Гефеста вином и уговорил поехать вместе с ним на осле. Дионис и не пытался прибегнуть к силе. Он нашел другой способ преодолеть упрямство Гефеста и преуспел там, где Арес потерпел поражение. Он вошел на территорию бога кузни, смягчил его непреклонную позицию при помощи вина, и Гефест вдруг стал сговорчивым – от воинственного настроения не осталось и следа.

Миф находит параллели в жизни: Гефест и Дионис действительно часто становятся друзьями. Бывает, что только другому закоренелому аутсайдеру удается завязать близкое знакомство с мужчиной-Гефестом. Совместная выпивка во многих случаях служит объединяющим мужчин ритуалом. Групповая инициация при помощи алкоголя – не для Гефеста. Но он вполне может сблизиться с индивидуумом, который любит красоту, знает, что такое боль, и не боится проявлять свои чувства, – а мужчина-Дионис именно таков. Более экстравертный и экспрессивный Дионис способен высказать, эмоционально изобразить и артистично сыграть то, что остается невысказанным в Гефесте. Такая способность взаимно дополнять друг друга составляет основу для глубоких и прочных взаимоотношений – Дионис может стать одним из немногих друзей Гефеста.

Сексуальность

Глубина и замкнутость – эти слова характеризуют все аспекты жизни Гефеста, в особенности его сексуальность. Он моногамен и верен – и ожидает от партнерши того же. Слишком часто его ждет та же судьба, что и бога Гефеста: он обнаруживает, что любимая женщина его предала. Он сам отчасти виноват в неверности возлюбленной, ибо уделяет ей недостаточно внимания – пусть даже всегда носит ее образ в своем сердце. Типичный Гефест слишком увлечен работой, посвящает любимой мало времени, он не общителен и может подолгу не заниматься сексом.

Он способен сублимировать сексуальное пламя в творчество и склонен к долгим периодам воздержания, даже состоя в браке. Работа превращается для него в своего рода возлюбленную – она отнимает у него время и половую энергию.

В сексе внутренний духовный опыт имеет для мужчины-Гефеста намного большее значение, чем чувственное удовольствие от физического акта. Вполне возможно, что он, в отличие от партнерши, не воспринимает секс как общение или единение. Однако партнерша становится для Гефеста источником внутреннего опыта, – и он воистину дорожит ею.

Женщину-Афродиту вполне может привлечь глубина Гефеста и восхитить его творческий потенциал. Но этот мужчина часто не понимает, что она – красивая женщина, имеющая много поклонников. Когда Гефест обнаруживает, что у нее есть другие любовники, он воспринимает это как чудовищное предательство. Проблема в том, что с самого начала он сделал типичное для интроверта предположение, что настоящая любовь может быть только одна. Бывает также, что подобная женщина просто соблазнит его, а потом предаст.

Гомосексуальный Дионис способен подобным же образом соблазнить и предать Гефеста, причем в этой ситуации немалую роль может сыграть алкоголь. Однако Гефест не представлен в социальной культуре гомосексуалистов: ему не по душе поверхностные связи и групповое самоотождествление, а поэтому его не привлекают ни корпорации, ни иные социальные группировки. В свою очередь, гомосексуальные сообщества тоже отвергают Гефеста, поскольку он не вписывается в их образ жизни.

Брак

Для мужчины-Гефеста брак одновременно исключительно важен и проблематичен. Его внешнее благополучие и душевный комфорт напрямую зависит от того, на ком он женится и как будут складываться отношения в браке. Оставшись холостяком, он может оказаться в эмоциональной изоляции. Согласно традициям (и стереотипам), большинство мужчин, и в особенности интровертный Гефест, считают, что о взаимоотношениях с окружающими должна заботиться жена. Она приглашает гостей, устраивает праздники, строит планы на отпуск, поддерживает связи с родственниками и помнит важные даты.

Жена мужчины-Гефеста может также играть ключевую роль в продвижении его работ в мире. Художник или ремесленник Гефест, привыкший к уединению в мастерской, нередко нуждается в хорошем агенте. Часто его жена либо лично занимается продажей работ, либо налаживает сотрудничество с агентом, галереей или магазином.

Согласно мифам, женой Гефеста была Афродита (и она постоянно изменяла ему). Кроме того, он безуспешно пытался оплодотворить Афину, оказавшую ему активное сопротивление. Наконец, Гефест был творцом золотых служанок (а также Пандоры). Эти три мифологические модели взаимоотношений отражают три типа браков, характерных для Гефеста.

Гефест и Афродита

Женщин, архетипически подобных богине любви Афродите, привлекает глубина взаимоотношений, которую может дать Гефест. Если он к тому же создает прекрасные произведения искусства, она может испытывать также чувственно-эстетическое влечение к его работе. Кроме того, Гефест видит в этой женщине свою личную Афродиту и проецирует на нее этот образ – в его присутствии она действительно чувствует себя богиней.

Они оба интенсивно живут здесь и сейчас. Однако в разлуке он способен носить взаимоотношения в себе в качестве внутреннего опыта, а ей это обычно не удается. Мужчина-Гефест может по-своему "уйти" и сосредоточить всю свою страсть на работе, ожидая, что любимая при этом сохранит ему верность. Если эта женщина не направляет свою сексуальность в творческую деятельность или архетип Геры-жены не занимает важное место в ее психике, у нее вполне может закрутиться роман, пока Гефест поглощен работой.

Гефест и Афина

Из всех олимпийских божеств самый ясный ум у Афины, богини мудрости и рукоделия. Она может с одинаковой легкостью разработать план и осады города, и изготовления прекрасного полотна. Женщина-Афина очень правильно оценивает ситуацию и предпочитает успешных мужчин – либо таких, которые могут преуспеть с ее помощью. Ревность для нее не проблема. Мужчина-Гефест любуется и восхищается тем, как Афина управляет финансами и налаживает связи, необходимые для успеха в жизни, – это ее искусство даже кажется ему таинственным. Похоже, именно такой союз существует между Эндрю и Бетси Вайс. Бетси – бизнес-менеджер для Эндрю. Когда раскрылся секрет Эндрю Вайса и стала очевидной его одержимость изображением Хельги, реакция Бетси была типичной для уверенной в себе Афины: "Он очень скрытный человек. Он не сует нос в мои дела, я – в его. И этот подход оправдал себя. Посмотрите на эти картины. О Боже! Это же просто замечательно! И как их много!"5

Если верить прессе, она продала это собрание за 10 миллионов долларов.

Гефест и Пандора

Гефест уже был великолепным мастером, когда по просьбе Зевса создал Пандору, первую смертную женщину. Это была не единственная женщина, сотворенная богом кузни. Гомер отмечает, что Гефесту помогали по дому созданные им золотые служанки, которые не только умели говорить, ходить и работать руками, но также обладали интеллектом и были искусны во многих делах.

Подобным образом, когда немолодой угрюмый Гефест берет в жены уступчивую и восприимчивую женщину моложе себя (архетип Персефоны), он может воспитать из нее жену, которая будет вести себя как золотая служанка Гефеста.

Вполне возможно, он даже не будет воспитывать ее намеренно. Неопределенный характер (что свойственно Персефоне) и неброская внешность представляют собой "экран", на который "проецируются" его образы. Восприимчивость и стремление стать такой, какой хочет видеть ее муж, носит одновременно сознательный (она хочет угодить ему и поэтому внимательно относится к его предпочтениям) и бессознательный характер (в силу психической восприимчивости, эта женщина раскрывает перед ним именно те стороны своей личности, которые больше всего соответствуют его представлениям о ней).

Кроме того, она может быть "изобретением" его ума и сердца, что навлечет на Гефеста множество бед. Будучи интровертом и чаще всего не умея реально оценивать женщин, Гефест иногда влюбляется в им же самим созданный образ женщины и вдобавок предполагает, что она испытывает к нему такие же сильные чувства, как он к ней. Учитывая глубокую натуру Гефеста и склонность к моногамии, а также сильнейшую жажду близости и приятия, которую пробуждает в нем любовь, ошибочное предположение, что эта женщина именно такова, как он вообразил, обращается для него личной катастрофой. Она может превратиться для него в самую настоящую Пандору со всеми присущими той чертами: женским обаянием, половой привлекательностью, бесстыдством, лукавством, лживостью и двуличием.

Дети

У бога Гефеста детей нет, и часто мужчина-Гефест тоже предпочитает их не заводить – особенно если у него самого было несчастливое детство. Как Гефест будет относиться к собственному ребенку, предсказать сложно. Тут решающее значение имеет то, возникнет ли между ними связь с самого младенчества. (Вероятность возникновения связи значительно возрастает, если он присутствует при родах и начинает заботиться о ребенке с первых же секунд его жизни.) Если связь возникает, она перерастает в глубокую привязанность – Гефест буквально срастается с малышом. Ему нравится, когда ребенок находится рядом, даже если они не играют и не разговаривают.

Дети часто видят в нем отстраненного задумчивого мужчину, который раздражается всякий раз, когда его отрывают от дела, сердится, когда они шумят, и предъявляет к ним не по возрасту высокие требования. Однажды дочь мужчины-Гефеста рассказала мне, что, когда ей было всего шесть лет, папа попросил, чтобы она сварила ему кофе, и очень рассердился, обнаружив, что девчушка не умеет делать это.

Между отцом-Гефестом и его детьми возникает ряд предсказуемых проблем, которые усугубляются его хроническим недовольством, депрессией и властностью. Например, он редко говорит о чем-то прямо и ясно. Дети приучаются ходить вокруг него на цыпочках, интуитивно догадываться и логически просчитывать, как он отреагирует на те или иные их действия.

Нередко дети не признают авторитет отца-Гефеста, поскольку его аргументы бывают весьма субъективными и вдобавок он не умеет их толком высказать. Кроме того, он, как правило, не любит перемен, а дети и подростки меняются постоянно. В результате возникают трения.

Гневливый властный Гефест, отец послушной дочери, может сделать из нее "золотую служанку", которая безропотно делает, что ей велят. Такая дочь всецело в его власти. Он подавляет ее самостоятельность, требует покорности и ограничивает во всем. В результате возрастает вероятность, что позже мужчины будут над ней издеваться или помыкать ею. Сыновья открыто бунтуют против гневливого властного Гефеста. Несговорчивые от природы дочери тоже могут бунтовать – чаще всего за пределами его территории.

Как сыновьям, так и дочерям Гефеста нередко не хватает отцовского наставничества в жизни, поскольку этот человек слишком индивидуалистичен и интровертен, чтобы помогать детям продвигаться в мире. Сам Гефест обычно шагает не в ногу с обществом и не обладает "старыми связями", которые мог бы использовать во благо детям. К тому же он не способен служить для них ролевой моделью для достижения успеха.

Хотя у многих детей возникают проблемы с отцом-Гефестом, возможны также очень близкие позитивные взаимоотношения, если отец не гневлив и привязан к детям. Если мастерская Гефеста становится для детей уютным святилищем, где можно заниматься творчеством и просто быть рядом с папой, тогда они проводят с отцом много времени и это общение оказывает на них позитивное влияние. Их творческий потенциал, уверенность в себе и самооценка возрастают благодаря общению с ним: они делают что-нибудь вместе, учатся приемам его работы, а затем создают что-то самостоятельно.

Средний возраст

Первая половина жизни обычно полна трудностей, поскольку Гефест не соответствует принятому в обществе образу мужчины: конкурентоспособного, логичного и экстравертного человека, который с удовольствием принимает любой вызов и стремится добиться успеха в жизни. В то время как большинство мужчин в первой половине жизни делают то, что от них ожидают (заботятся о карьере и создают семью), оставляя внутреннее путешествие на вторую половину, Гефест с самого начала сориентирован на внутренний мир и испытывает потребность выразить свои затаенные сильные чувства.

Если, несмотря на неумение идти в ногу со всеми, ему удается сделать карьеру и создать семью, тогда вторая половина жизни обычно оказывается для него счастливее первой. На этом жизненном этапе Гефест впервые может получить преимущество перед своими ровесниками. Ему пришлось бороться за право оставаться собой и одновременно выполнять задачи, которые ставит внешний мир, – и он преуспел и в том, и в другом. (Более экстравертный мужчина приспосабливается к миру легче: ему не приходится прилагать особые усилия, чтобы в первой половине жизни делать то, чего ждут от него окружающие. В процессе приспособления его личность страдает, что ведет к внутренним конфликтам и депрессии во второй половине жизни.)

Однако гневливый, пребывающий в постоянной депрессии мужчина-Гефест, который своим отношением пугает и отталкивает окружающих, или же сам закрывается от них, может прожить до середины жизни, не имея ни близких друзей, ни удовлетворительной работы. Тогда на этом этапе его тоже ждут перемены – но перемены к худшему. Если он проанализирует свою жизнь и сравнит себя с другими сверстниками, его может ждать мучительный кризис среднего возраста, способный привести к важным переменам в его жизни. (Смотрите далее разделы, посвященные психологическим проблемам и путям развития.)

Старость

Преклонные годы, когда "вырисовывается общая картина жизни", не сулят особых неожиданностей. Осуществивший себя мужчина-Гефест под конец жизни может с удовлетворением вспоминать годы, проведенные за творческой работой в избранной им "кузне". Он в совершенстве отточил навыки своего ремесла и стал всеми признанным мастером. С другой стороны, мужчин-Гефестов непропорционально много среди отвергнутых обществом отщепенцев.

Психологические проблемы

Большинству мужчин-Гефестов приходится столкнуться с ощущением, что их не принимают окружающие, что они не соответствуют общественным стереотипам (или ожиданиям) относительно того, каким должен быть мальчик, а затем мужчина. Гефест, выходец из неблагополучной семьи, где над ним издеваются, вырастает еще больше склонным к одиночеству, чем если бы рос в нормальной семье. Обладая замкнутым интровертным характером, он обычно не может компенсировать недостаток одобрения и приятия со стороны близких популярностью или успехами в школе (для этого необходимо присутствие также других архетипов в его характере).

Став взрослым, Гефест по-прежнему встречается с проблемами адаптации к обществу. Благодаря работе он может осознать, что является человеком продуктивным и творческим и окружающие ценят его. Но поскольку он не умеет общаться и вести политические игры, этот путь тоже оказывается для него нелегким. Так что можно ожидать, что у него возникнут определенные психологические проблемы.

Эмоциональное увечье: последствие неприятия со стороны окружающих

Мать Гефеста, лишенная материнских чувств Гера, с самого рождения отвергла ребенка, поскольку он оказался увечным. Ей стало стыдно за несовершенство сына, и она вышвырнула его прочь, – в точности такова участь новорожденных, которых находят в мусорных контейнерах, чьи матери видят в младенце лишь постыдную ошибку, о которой следует забыть. Такую же судьбу, – но только в метафорическом смысле, – разделяют многие другие малыши, не отвечающие ожиданиям родителей и отторгаемые эмоционально.

Младенцы, которых не берут на руки и не ласкают, плохо растут и (как это было обнаружено во время войны в Англии) умирают, даже если их регулярно кормят и содержат в чистоте. В свое время мне довелось проходить практику в двух разных окружных больницах, куда нередко приносили плохо набирающих вес, апатичных младенцев, которые "не хотят расти". Их главной проблемой было неприятие и пренебрежение со стороны матери.

Даже если отвергнутый ребенок выживает физически, психологическая травма приводит к эмоциональному увечью. Такой ребенок тревожен и недоверчив, ему изначально недостает веры в то, что мир хорош и добр. Он с самого начала жизни становится одиночкой, поскольку нет ни одного человека, с кем у него установилась бы эмоциональная связь.

Согласно другим вариантам мифа, Гефеста покалечил и вышвырнул с Олимпа Зевс, разъяренный тем, что ребенок вступился за мать и встал между ним и Герой. В этом случае причиной неприятия со стороны родителя послужило неприемлемое поведение ребенка. По данной версии Гефест стал калекой вследствие жестокого обращения. И опять-таки, жизнь достаточно часто буквально воспроизводит миф, если женщина живет с мужчиной, который не является отцом ребенка и недоволен его присутствием – либо потому, что воспринимает малыша как соперника, либо потому, что тот просто раздражает его. В таком случае жестокое обращение с ребенком – не редкость. Лишенный защиты со стороны матери, подвергающийся издевательствам со стороны отца, такой ребенок может благополучно пережить физические издевательства, но останется увечным эмоционально – глубоко в его душе затаится страх и злоба.

Мальчик-Гефест может получить эмоциональное увечье в результате самых разных переживаний, связанных с отношением родителей. Это может быть все что угодно, начиная с крайних случаев (неприятие со стороны матери или побои) и заканчивая более тонкими психологическими факторами вроде холодности матери или осуждения со стороны отца. Насколько сильно все это скажется на ребенке, зависит не столько от масштабов трудностей, с которыми ему пришлось столкнуться, сколько от его субъективного опыта. Позже, рассмотрев ситуацию более объективно, он может даже признать, что все это было "не так страшно", однако чувствительность к отторжению в сочетании с интровертной натурой может привести к сильным реакциям и болезненным переживаниям. Возможно, этот мальчик просто очень ранимый, что значительно усугубляет проблему.

Его личные черты усиливают действие болезненных факторов. Более экстравертный или импульсивный ребенок, подвергшись издевательствам, сам начнет обижать тех, кто слабее его, или расскажет кому-то о своей беде и за него вступятся. В отличие от этих детей, Гефест уходит в себя и ничем не выказывает обиду, гнев и страх. Он ни с кем не говорит о своих проблемах, и это может стать причиной эмоциональной зажатости, неспособности выражать свои эмоции и отчужденности по отношению к окружающим. В зрелом возрасте детские проблемы могут повториться: Гефест встречает неприятие со стороны женщин, расположения которых он добивается, и неодобрение со стороны мужчин, наделенных властью.

Искажение реальности – проблемы интроверсии эмоций

Скрытность и ранимость приводит к тому, что Гефест часто искажает "то, что произошло на самом деле", – а это оборачивается проблемами как для него, так и для окружающих. Точка зрения Гефеста на ситуацию определяется скорее эмоциональным воздействием, которое она оказала на него, чем фактами или намерениями других участников.

Незначительные обиды, которые другой и не заметил бы, могут очень ранить Гефеста. Если он совсем не обсуждает инцидент или не может принять версию другого человека, "происшествие" сводится к тому, как воспринимает его он. Если по прошествии месяцев или даже лет Гефест заговорит об этом, другой участник события может даже не вспомнить, о чем речь, и будет тронут, опечален, потрясен или даже рассержен отношением Гефеста.

Также какой-нибудь совершенно незначительный жест другого человека может пробудить в Гефесте сильные чувства, вызвав в душе нежность, которая будет согревать его много лет. И опять-таки, не исключено, что сам человек, совершивший этот поступок, не придавал своему жесту практически никакого значения.

При интровертировании чувств в памяти сохраняется именно внутренняя реакция на внешнее событие. Человек помнит не факты, но эмоции, окрашивающие событие. Конечно, в большей или меньшей степени это свойственно всем, но Гефесту – в особенности.

Неумение добиваться успехов в мире

Гефеста сбросили с Олимпа, который является символом высот власти. И потом, посещая Олимп, он, очевидно, оставался чужаком среди богатых красавцев, населяющих вершину. Точно так же обстоят дела у мужчины-Гефеста. Образ Гефеста в кузне наводит на мысль о сталеваре, стеклодуве или кузнеце у горна: аристократ из рабочего класса, не обладающий авторитетом в мире, где правят бизнесмены. В обществе не очень чтят мужчин, которые работают руками, а не головой, – как искусных ремесленников, так и неквалифицированных работяг. Вершина Олимпа населена мужчинами, которые ничего осязаемого не делают: они только заключают сделки и вкладывают деньги.

Гнев переполняет многих Гефестов с юности, когда они понимают, что "никем не станут". Такой же гнев может объять мужчину, когда он осознает, что желанная женщина не удостоит его даже взглядом только потому, что он принадлежит к рабочему классу, или когда он понимает, что не может дать своему ребенку что-то необходимое лишь потому, что это ему не по карману. Если такому мужчине не удается найти любимую работу и если он всегда только подавляет свой гнев (что характерно для Гефеста), он может впасть в депрессию и с головой погрузиться в горькие размышления. В этом он отличается от Посейдона и Ареса, которые в подобных обстоятельствах взрываются, выплескивая гнев на других.

Шутовство: проблемы низкой самооценки и чувства собственной неполноценности

Вне кузни бог Гефест превращался в шута. Боги Олимпа покатывались со смеху при виде Гефеста, неуклюже ковыляющего по роскошному залу дворца и наливающего им всем нектар из огромной чаши. Когда Гефест поймал Афродиту с Аресом в незримую сеть и позвал богов стать свидетелями измены, они тоже только потешались над ним, вместо того чтобы возмутиться.

Филипп Слэйтер, автор книги "Величие Геры", представляющей собой психологическую интерпретацию греческой мифологии и греческой семьи, полагает, что своей клоунадой Гефест "отрекается от мужественности":

Гефест передает интерперсональное послание: "Вам нечего меня бояться, во мне нет ничего такого, что могло бы пробудить в вас зависть или возмущение. Я просто бедный хромой клоун, и вы можете смеяться надо мной, сколько угодно"6.

Мужчина-Гефест, который воплощает в жизнь этот образ, обычно становится клоуном ненамеренно. "Идущий не в ногу со временем" интроверт, он постоянно делает что-то нелепое, вызывая у окружающих смех или пренебрежение. Это именно тот мальчишка, чья одежда становится предметом насмешек всего класса. Он никогда не знает, что сказать красивой девочке, а когда все-таки что-то говорит, эти слова становятся причиной всеобщего веселья, и потом их еще долго цитируют. Он преувеличенно реагирует на провокации, после чего его безжалостно изводят. Возможно, он скоро выясняет, что попытки "сохранить лицо" ведут лишь к еще большему унижению, а клоунада помогает сгладить ситуацию. Когда в южных штатах чернокожих называли "ниггерами" и, случалось, линчевали, некоторые черные спасались от издевательств, превращаясь в скромного хромого старину "Гефа". Мужчина-Гефест, ведущий себя подобным образом, часто психологически находится в таком же положении, – он чувствует себя всеми отвергнутым одиночкой, за которого никто не вступится.

Но такой способ решения проблем обычно ведет к саморазрушению. Каждый случай самоуничижения влечет за собой падение самоуважения и уважения со стороны других. К тому же всегда находится человек, которому просто нравится унижать людей, и начинает докучать Гефесту.

Некоторые мужчины-Гефесты поступают более тонко, надевая маску, или "публичную личину", дружелюбия – этакий "мистер Добродушие". А под маской скрывается гнев или депрессия, обусловленная тем, что он отвергнут родителями. Наиболее распространенный пример тут находит параллели во взаимоотношениях Гефеста с Герой и Зевсом: он не знает отцовской заботы, поскольку его отец эмоционально закрыт или вообще отсутствует в семье, и не знает материнского тепла, поскольку его мать – самовлюбленная эгоцентричная женщина.

Гнев, обращенный внутрь, – проблема депрессии

Депрессия может быть серьезной хронической проблемой мужчины-Гефеста, чья интровертная природа чаще подталкивает его к подавлению обиды и гнева, чем к открытому проявлению этих чувств. Отторжение и неприятие со стороны окружающих, неспособность добиться успеха в жизни (типичные проблемы этого образа), очевидно, могут служить поводом для гнева и огорчений: у человека есть все причины прийти в ярость, но он сдерживается. Когда человек подавляет эти чувства и направляет их внутрь, возникает депрессия.

Вредные привычки

Мужчина-Гефест может использовать алкоголь, чтобы притупить свои чувства и меньше переживать. Кроме того, алкоголь вселяет в него добродушие и облегчает общение. Многие мужчины из рабочего класса, которые много работают физически и скрывают свои тонкие чувства в силу индивидуальных склонностей и культурных требований, специально напиваются, когда им приходится пройти через какие-нибудь особенно болезненные переживания. Обильная выпивка, сопровождающаяся похмельем, позволяет притупить душевную боль и одновременно пройти через физические страдания. Кроме того, считается, что это по-мужски: уйти на недельку в запой, чтобы оправиться от душевного потрясения.

Вечерняя выпивка после работы, чтобы притупить душевную боль, которой человек не склонен ни с кем делиться и которую не склонен проявлять, служит как эмоциональный анальгетик. Алкоголь, используемый в данном случае в качестве лекарства, может сам по себе превратиться в проблему. Некоторые мужчины точно так же используют телевизор: часами сидят перед экраном, чтобы притупить свои чувства и уклониться от полноценного общения.

Склонность платить непомерную цену за примирение

Познавший унижения эмоционально травмированный ребенок часто становится домашним миротворцем, – роль, которая может закрепиться за ним на всю жизнь. Едва ощутив нарастание напряжения, он обычно предпринимает что-либо для разрядки ситуации. Таким образом Гефест предотвращает взрыв гнева со стороны родителя, внушающего ему страх. Нередко ребенок или взрослый человек даже не осознает, что предчувствует скандал, и дальнейшие действия тоже предпринимает неосознанно. Просто, когда ситуация становится все более взрывоопасной, в душе Гефеста пробуждается тревога и у него возникает потребность каким-то образом разрядить напряженность.

Чтобы умиротворить страшного родителя, травмированный ребенок-Гефест может пожертвовать теми частями своего существа, которые сулят опасность. Обычно он подавляет свои чувства, загоняя гнев и враждебность глубоко внутрь. Цена, которую этот ребенок платит за мир, непомерно велика: он утрачивает связь с собственными чувствами и не может терпеть гнев в других людях. Став взрослым, Гефест платит тем, что отказывается от искренности и нетерпимо относится к проявлению чувств другими людьми, – что негативно сказывается на любых близких взаимоотношениях.

Проблемы для окружающих

Женщине может быть трудно общаться мужчиной-Гефестом, если она хочет чтобы он рассказывал ей о своих чувствах и планах. Гефест соответствует стереотипу сильного молчаливого мужчины. Поскольку он чувствует глубоко и напряженно, вокруг нередко создается весьма беспокойная атмосфера, но попытки вызвать его на разговор ни к чему не приводят.

Кроме того, когда женщину рассказывает о себе, она никогда не может понять, как Гефест воспринимает ее слова. Вначале создается впечатление что он никак не реагирует на разговор, но много лет спустя может оказаться, что беседа его очень обеспокоила или тронула.

Можно попытаться изменить его и сделать более общительным. Возможно это принесет определенные плоды, – но скорее всего не принесет. Обычно женщине, состоящей в браке с Гефестом, приходится примириться с мыслью что попытки наладить общение с мужем ни к чему не приведут и от них лучше отказаться.

Жестокость во взаимоотношениях

Сильный молчаливый гневливей мужчина, который страдает ощущением собственной несостоятельности, слишком много пьет и выплескивает гнев на самых близких людей, – вот портрет человека, чьим детям затем потребуется помощь психолога. Хотя Гефест обычно сдерживает свой гнев, "загоняя его в бутылку", если эту бутылку хорошенько встряхнуть, ярость может сорвать пробку. Дочери такого человека нередко удается разглядеть чувствительность и боль отца, или она знает о Талантах, которые не получили развития или признания. Вырастая, эта женщина испытывает слабость к подобным мужчинам, – она надеется, что сумеет помочь такому человеку обрести смысл жизни, и готова терпеть издевательства с его стороны. Эти женщины склонны терпеть жестокость со стороны мужчин – как некогда терпели их матери.

Роли меняются

Если мужчине-Гефесту не удается зарабатывать деньги, поскольку он – не пользующийся популярностью художник или потому, что он работает в таком месте, где его умения не востребованы, а лично его не ценят, тогда главной добытчицей в семье может стать любимая женщина этого человека. Нередко муж и жена меняются ролями, когда нужно вести какие-либо переговоры. Если она мыслит более логично и лучше умеет общаться, ей приходится представлять во внешнем мире их обоих.

При такой смене ролей она либо получает удовольствие от собственной компетентности и принимает сложившиеся обстоятельства, либо недовольна ситуацией и обижается на мужа. Он тоже, в свою очередь, либо благодарен жене, либо недоволен происходящим. Учитывая факт, что общественные стереотипы относительно того, "как всё должно быть", исключительно сильны, взаимоотношения, противоречащие традиции, обычно служат источником стресса для обоих.

Пути развития

Люди часто отвергают или не ценят мужчину-Гефеста за то, что он "идет не в ногу" со временем, и в результате он чувствует, что с ним изначально что-то не так. В таком случае рост начинается в тот момент, когда он начинает понимать: "что-то не так" вовсе не с ним, а с отношением к нему окружающих. Затем следует самопознание и повышение самооценки через деятельность, соответствующую его истинной природе, и рост за пределы архетипа Гефеста через развитие других аспектов личности. Последние две задачи полезно осуществить каждому мужчине-Гефесту.

"Познай себя"

Мужчине-Гефесту нужно всем сердцем принять наставление Аполлона "Познай себя". Начать можно с того, чтобы осознать, насколько много в нем черт Гефеста, и понять, что это для него означает. Ему следует разобраться, насколько он соответствует или не соответствует ожиданиям других людей; вспомнить случаи, когда он играл роль шута, пытаясь вести себя, подобно красноречивым, общительным и праздным олимпийцам; и для контраста также вспомнить свои ощущения, когда он был полностью поглощен творческой работой (как правило, это работа руками). Объективное знание об архетипе и субъективное знание о себе поможет такому человеку понять, что дает ему ощущение собственной компетентности и значимости.

Если Гефесту в жизни пришлось пережить травматические ситуации или плохое обращение, ему важно пройти психотерапию, поскольку этому человеку от природы свойственно не проявлять свои чувства, отстраняться от людей и погружаться в депрессию, подавляя свой гнев. Кроме катарсиса, психоанализ даст ему способность сопереживать людям и ставить себя на их место, а также поможет научиться общаться и выражать свои мысли в словах.

Познай других

Даже у самого интровертного Гефеста обычно есть близкие люди. Б отличие от комфортно чувствующего себя в отшельничестве Гадеса, Гефест глубоко и остро реагирует на поведение людей, и окружающие способны оказывать на него сильное эмоциональное влияние. Поэтому ему необходимо учиться воспринимать взаимоотношения субъективно. В частности, Гефесту нужно понять, что "я так чувствую" – это не обязательно то же самое, что "произошло на самом деле". Его субъективные реакции столь сильны и глубоки, что они ведут к искажению реальности: он очень своеобразно воспринимает слова и действия других людей по отношению к себе. Только в ходе диалога – которого он обычно избегает – можно прояснить недоразумения и недопонимание. Диалог дает средства, позволяющие неравнодушным друг к другу людям оценить, какие между ними существуют различия. Такой объективный взгляд для Гефеста особенно важен, поскольку он склонен принимать собственную субъективную картину мира за реальность. Экстраверт обычно с самого начала располагает более полной информацией о контексте той или иной ситуации. А субъективно воспринимающему реальность интроверту приходится составлять общую картину со слов другого человека, – а это возможно только в ходе диалога.

Развитие архетипов-помощников

Если юный Гефест получит высшее образование, то, вероятно, у него разовьются навыки общения (Гермес), объективный взгляд на мир (Аполлон) и, возможно, даже амбиции (Зевс). Эти аспекты личности очень помогут ему находить мотивацию и эффективно функционировать в мире (в том числе, на работе). Они дают Гефесту возможность приобрести и развить навыки, позволяющие найти работу по душе, договориться о достойной оплате, добиться признания, найти свое место, продать свои творения. Одним словом, они помогают ему следовать своей природе и творчески работать руками. Однако эти более ценимые в мире архетипы могут и не развиться, а мир часто не жалует Гефеста. Тогда мужчина (или женщина) может всю жизнь заниматься делом, которое никогда не станет чем-то большим, чем работа ради заработка, как бы высоко он ни поднялся по служебной лестнице. Лично для него это занятие не будет иметь особого значения, а поэтому не принесет глубокого удовлетворения и не даст возможности для творческого самовыражения. Будучи искусным ремесленником, Гефест получит больше удовлетворения, чем работая в самом роскошном офисе; научные исследования ему намного интереснее, чем работа в отделе продаж; труд хирурга намного увлекательнее, чем управление хирургическим отделением.

Стать чем-то большим, чем Гефест

Когда Гефест находит дело по душе, возникает еще одна проблема: он настолько погружается в работу, что не развивает другие грани своей личности и даже не оставляет для них места. Другие потенциалы в нем заперты, и, даже если он отождествляет себя с позитивными качествами Гефеста, этот архетип его ограничивает. В таком случае мужчине нужно пробудить в себе потребность стать чем-то большим, чем Гефест, чтобы высвободить время и энергию и предпринять шаги для роста.

Избранник Афродиты

Афродита, богиня любви и красоты, выбрала себе в мужья Гефеста. Он не боролся за эту женщину, однако завоевал или добился ее. Точно так же любовь к красивым вещам может от рождения присутствовать в душе мужчины, не являясь результатом образования или даже привычки жить среди красивых вещей. Это дар богини любви и красоты, которая таким образом "выбирает" его. Затем, когда Гефест делает любые вещи, как бы функциональны они ни были, красота и любовь обязательно проявятся в форме, пропорциях, материале. Сделать иначе противно его природе ремесленника и эстета. Чтобы сохранить верность этим внутренним стандартам и достичь новых вершин мастерства, он должен чтить этот союз. Другие могут не ценить либо мастерство, либо эстетическую составляющую работы Гефеста, – и у него самого может возникнуть соблазн недооценивать одну из сторон. Но тогда он утратит радость и удовлетворение от труда. Когда работа рождается от союза Гефеста с Афродитой, он в процессе творчества ощущает прикосновение божества. Гефест становится вдохновенным инструментом, благодаря которому красота проявляется в материи.

Новые родители для Гефеста

Если миф отобразится в жизни, Гефесту могут потребоваться "приемные родители" – люди, которые заменят ему отца с матерью, помогут ему утвердиться, оценят, обучат и, возможно, даже помогут материально. Если кто-то из настоящих родителей отвергает Гефеста за то, что он не отвечает их ожиданиям, это очень ранит его, – но рана может затянуться, если другие люди его оценят, заменив отца или мать. Часто Гефесту нужны "земные" родители, которые научат его работать руками и таким образом заменят "небесных" родителей, отвергающих его за неумение стремиться к успеху и карабкаться по общественной лестнице.

В конечном счете Гефесту нужно найти и развить в себе способность поддерживать и ценить себя и собственные дела. А затем, если он будет работать над развитием своих талантов, миф о Гефесте обещает, что ему удастся преодолеть все несчастья, унижения и препятствия.



<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>
Библиотека Фонда содействия развитию психической культуры (Киев)
 
  Locations of visitors to this page
LightRay Рейтинг Сайтов YandeG Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

 

Besucherzahler

dating websites

счетчик посещений

russian brides

contador de visitas

счетчик посещений