<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>


Глава 19

В коей провозглашается и доказывается
как, несмотря на то, что видения и изречения, причастные Богу,
суть подлинные, мы можем обманываться относительно них.
Сие доказывается авторитетом Св.Писания.

Что до вещей, о которых говорим, то, хотя видения и речения Бога суть подлинны и всегда верны, не всегда они таковы для нас. Во-первых, из-за нашего повреждённого способа их познавания, и, во-вторых, потому что причины, их порождающие, всякий раз различны. Каковые два основания нашего утверждения мы и апробируем согласно авторитету Св.Писания.

  1. Что до первого, ясно, что те вещи не всегда суть таковы, и не всегда так бытуют в нашем познании, каковы они сами по себе. Причина же сего та, что, поелику Бог безмерен и бездонен, постольку держится в своих провозвестиях, изречениях и откровениях иных путей, понятий и интеллигенций, – много отличных от тех умыслов и способов (действий), которыми обычно располагает наше познание; и столь много более истинных и верных, в сравнении с нашими, что мы сего и представить себе не можем. Сие находим в Св.Писании на каждом шагу, – когда для многих ветхих не исполнились многие пророчества и речения Бога, как они на то надеялись, потому что понимали их на свой лад, не тем способом, а большею частию буквально. Это ясно видно из следующих авторитетных свидетельств:

    1. В Книге Бытия Бог говорит Аврааму, приведенному к земле ханаанской: Tibi dabo terram hanc. Чем хочет сказать: Землю эту дам тебе (15,7). И так повторял неоднократно, и Авраам уже весьма одряхлел и ничего не получил; сказавшему же сие оный раз Богу ответствовал Авраам, говоря: Domine, unde scire possum quod possessurs sum eam? Что означает: Господи, откуда или по какому знаку узнаю, что обладаю ею? (Быт. 15,8). Тогда открыл Бог, что не он лично, но сыновья его по истечении четырёхсот лет, будут обладать ею. Отсюда только пришёл Авраам к разумению обещания, которое само в себе было правдивейшим, потому что Бог, давая её детям его из любви к нему, как бы ему давал. И вот, Авраам был обманут способом разумения. И если бы тогда поступал согласно своему пониманию пророчества, мог бы сильно ошибаться (так как не пришло ещё время), и те, кто, видя его умирающим до того, как он получил её (обещаемую землю), и слушавши, яко Бог должен был дать ему её, смутились бы и посчитали пророчество ложным.

    2. Также его внуку, Иакову, во время, когда Иосиф, сын его, взял его во Египет, по причине голода в Ханаане, – бывшему ему в дороге явился Бог и сказал ему: Iacob, Iacob, noli timere, descendo in Aegyptum, quia in getem magnam te ibi. Ego descendam tecum illuc. Et inde adducam te reventem. Чем хотел сказать: Иаков, не бойся, ступай во Египет, где соделаю тебя в народ мног: и когда тебе оттуда воротиться иди выйти. Аз изыму тебя и выведу тебя, (Быт. 46, 3-4). Но он не сделал этого так, как нам подсказывает наш способ понимания: потому что знаем, яко ветхий святой Иаков умер во Египте и не воротился, и не исшёл живым. И сталось, что это обетование исполнилось в сынах его, которые были выведены оттуда по прошествии многих лет, предводимые Им самим, указующим дорогу. Откуда ясно видно, что всякий, помысливший таковое обещание Бога Иакову, мог держать за верное, что Иаков, как вошел во Египет в живых и персонально (а не представительно), по велению и милости Божией, так без сомнения в живых и персонально выйдет и воротится в том же виде и таким же образом, ибо обещал ему Бог извод и благоволение; и удивились бы и чудились бы, видя его умершим во Египте, – яко не исполнилось на нём то, на что он надеялся. Итак, слово Божие, будучи наиправдивейшим само по себе, относительно Иакова способно ввести во многое заблуждение.

    3. В Книге Судей (20, II) также читаем, что соединившимся всем коленам Израилевым для борьбы против колена Вениаминова – чтобы покарать несомненное между ними зло, к которому они были терпимы – назначил им Бог предводителя для битвы; и так были они уверены в победе, что, будучи побеждаемы и имея павшими своих двадцать две тысячи, зело чудилися сему и, ставши пред Богом, плакали весь тот день, не понимая причины падения, ибо думали, что победят. И когда вопросили Бога, ворочаться им к битве или нет, получили ответ, чтобы шли и сражались против них. И вышли с великою отвагою, предвкушая на сей раз победу, и опять оказались побеждёнными, и пало на стороне их восемнадцать тысяч. Отсель оставались они смущёнными, не зная, что предпринять, – видели бо, что, сражаясь по велению Божию, всякий раз выходили побеждёнными, намного при этом превосходя противника числом и силою, так как у Вениамина было не более двадцати пяти тысяч шестисот мужей, а у них – четыреста тысяч. И так вот заблуждались они из-за своего способа разумения, потому что Слово Божие не бывает обманчивым, ибо не сказал им, что победят, но – чтобы сражались: так как в этих падениях хотел Бог покарать их явную беззаботность и самомнение, которое имели, и так смирить их. И более того, когда, наконец, ответил им, что победят, так и сделалось, хотя победили с довольным коварством и трудом.

  2. Таковым способом и многими прочими случается обманываться душам относительно речений и откровений, причастных Богу, потому что принимают разумное таковых буквально и поверхностно. Ибо, как уже давалось понять, главное намерение Бога относительно этих вещей таково, чтобы свидетельствовать и наделить духом, в них (свидетельствах) заключенным, который труден для постижения. И дух сей много более изобилен, нежели буква, и гораздо необычайнее, и выходит за пpeделы её. Итак, кто связан буквой или речением, или формой, или фигурой, схватываемой зрением, не может избежать многих ошибок и не почувствовать себя, вследствие этого, недалёким и сконфуженным, потому что руководится в сём деле чувствами и не даёт места духу в обнажённости от чувств. Littera enim occidit, spiritum autem vivificat, как говорит св.Павел. Что значит: Буква мертвит, а дух живит. (2Кор. 3,6). Для того должно отказаться от грамотности в этих чувственных делах и оставаться в потёмках веры, которая есть дух, коего чувства не в силах ухватить.

  3. Оттого что многие сыны Израилевы понимали слова и пророчества большею частию буквально, не выходило так, как они уповали: и вот, исполнялись из пророчеств только немногие, и в них не верили; и настолько, что обращалось средь них крылатое словцо, почти что поговорка: "насмешка пророков". Потому-то сетует Исайя, свидетельствуя и попрекая таким образом: Quem docebit Dominus scientiam? et quem intelligere faciet anditum ablaetatos a lacte avulsos ad uberibus. Quia manda remada, manda, remanda dicum ibi modicum ibi. In loquela enim labii et linqua altera loquetur ad populum istum. Говоря сим: Кому преподал Бог науку и кому дал понимать провозвестия и слова Свои? Только тем. кто уже отставлен от молока и оторван от груди. Потому вообще говорится, – как знание касательно пророчеств, – обещание, и тут же вновь обещает, ожидание и вновь ожидание; там немного и тут немного; посему шепелявыми устами и на языке странном говорят к народу сему (28, 9-11). Чем ясно даёт понять Исайя, что сим делали насмешку над пророчествами и ради издёвки повторяли эту поговорку: что, мол, ожидание и тут же вновь ожидание. Через то давая нам знать, что никогда они не исполняются для них, потому что вцепились в букву, каковая есть млеко для деток, и в чувства, кои суть перси, – что противно величию духовной науки. По каковому поводу говорится: Кому преподал знание Своих пророчеств? И кому дал понимать учение Своё, если не тем, кто уже отставлен от молока буквы и персей чувства? Ибо ведь оттого, что не понимают ничего, кроме тех молока и коры буквы, и персей чувства, говорят: Обещание и тут же снова обещает, обещание и вновь обещание, ожидание и ещё ожидание, и т.д. Потому что в учении Уст Божиих, а не их, и на языке ином, а не ихнем, говорит Бог.

  4. Итак, не следует внимать им (Устам Божиим) нашими чувствами и языком, памятуя, что таковые суть иные у Бога, и, соответственно духу их, много отличнее нашего понятия и труднее. И настолько суть труднее и отличнее, что и самый Исайя, хотя и был пророком Бога, видя смыслы слов Божиих столь отличными от обычных чувств человеческих, представлялся так же обманутым ими и обращался к народу своему, говоря: Heu, heu heu, Domine Deus, ergone decepisti populum istum et Ierusalem, dicens: Paxerit vobis, et ecce pervenit gladius usque ad animam? Чем хотел сказать: Эй, эй, эй, Господи Боже, быть может обманываешь народ сей и Иерусалим, говоря: Мир придёт к вам, и тут прошёл меч до самой души? (4, 10). И было, что мир, который обещал Бог, должен был быть миром между Богом и человеком через посредство Мессии, должного прийти, а они разумели мир временный. И через то, когда имели войны и труды, казалось им, что они обмануты Богом, так как происходило нечто противоположное тому, на что они уповали. И так говорили, – как говорил также Иеремия: Expectavimus pacem, et non erat bonum. To есть: Ожидали мира, и не имеем благ мира (8. 15). Итак, невозможно было им не обмануться, руководясь только буквальным значением. Посему, кто бы не оконфузился и не заблудился, если бы связал себя буквой в таком, скажем, пророчестве, которое изрёк Давид о Христе – псалом 71, и в целом то, что говорит о Нём, – где говорит: Et dominabitur a mari usque ad mare, et a flumine usque ad terminos orbis terrarium. То есть: И будет владычество Твоё от моря и до моря, и от реки до пределов земли: и в том же Псалме говорит также: Liberavit pauperem a [potente] et pauperem cui non erat adiutor, (стих 12) – чем желает сказать: Избавит бедного от власти сильного, и бедного, у которого нет помощника: ибо явился на свет в состоянии низком, и жил в бедности, и умер в нищете, и не только что временно не владычествовал на земле между живыми, но и связан был народом подлым, вплоть до смерти унижен бывши властию Понтия Пилата; и не только что временно не освободил учеников своих бедных от рук сильных, но оставил их убиению и преследованию за имя Его.

  5. И должно было понимать эти пророчества о Христе духовно; тогда они и в том, что до чувств, оказались бы правдивейшими. Потому что Христос Господин есть не только одной земли, но и Неба, ибо Бог есть. И что до бедных, которые последовали за Ним, то не только выкупил их и избавил от силы демона, который имел власть, против каковой не имели помощника, но и соделал их наследниками Царства Божия.

    Итак, говорил Бог главным образом о Христе и адептах Его, кои суть Царствие вечное и вечная свобода: а они понимали его по-своему, согласно началам меньшим, до которых Богу мало дела, а именно, как о владычестве преходящем и свободе временной, каковые в глазах Бога ни Царство суть, ни свобода. Откуда, ослепивши себя низостью буквы и не понимая духа и истины её, оставили Жизнь своего Бога и Господина, – как и св.Павел говорит о таковом обычае: principes eius hunc ignorantes et voces propherarum quae per omne sabbatum leguntur, indicatus impleverunt. Чем хотел сказать: Обитавшие в Иерусалиме и начальники их ни Его не узнали, ни поняли слов пророков, кои читали во всякую субботу: и, осудивши Его, исполнили их (Деян. 13, 27).

  6. И до того доходит трудность понимания слов Божиих должным образом, что даже и середь самых учеников Его, – кои ходили с Ним, – были заблуждавшиеся: таковыми были те двое, кто после Его смерти шли в сельцо Эммаус опечаленные, потерявшие надежду, говоря: Nos autem sperabamus quod ipse esset redemturus Israel; то есть: Мы-то надеялись, что выкуплен Израиль (Лк. 24, 21). И так же понимали выкуп и владычество, как временные. Им явился Христос, наш Искупитель, укоряя в невежестве и лености, и грубости сердца, неспособного верить сказанному пророками (там же, 25). И даже во время, когда Он всходил на Небо, и тогда оставались некоторые в сей грубости и вопрошали Его, говоря: Domine, si in tempore hoc resitues reгum Israel? To есть: Господи, дай нам знать, в сие ли время восставляешь Ты царство Израилево? (Деян. 1, 6). Многие вещи изрекает Дух святый, в каковые речения влагает смыслы иные, нежели понимаемые людьми, – как, скажем, те, что в словах, которые Каиафа сказал о Христе: Ведь выгоднее, чтобы один человек умер, нежели весь народ погиб (Ин. 11, 50). Каковые слова не говорил от себя: и говорил он их и понимал с одной целью, а Дух Свят – с иною.

  7. Откуда видно, что хотя бы речения и откровения были от Бога, не можем быть уверены в них, потому что можем во многом и очень легко обманываться в нашем способе понимания: так как все они бездна и глубина духа; и хотеть ограничиться тем, что мы можем в них понять и воспринять нашими чувствами, это всё равно, что хотеть щупать воздух и схватить пылинки, на какие натолкнётся в нём рука: воздух утечёт; и ничего не останется.

  8. Поэтому духовный учитель должен блюсти, чтобы дух его ученика не торопился в желании сотворить себе обитель во всех этих сверхъестественных постижениях, которые суть не более, чем пылинки духа, каковым одним если отдаться, значит остаться вовсе без духа; и отрывать его ото всех видений и речений, ободряя в том, что всегда остается в свободе и сумерках веры, в которых получается свобода духа и изобилие, и, как следствие, знание и разумение, отвечающие Слову Божию.

    Потому что невозможно человеку недуховному мочь судить о делах Божиих или постичь их разумом, и, следовательно, не есть то духовное, когда судят согласно чувствам. И так, хотя бы они и подлежали какому-либо чувству, остаются непонятны. Как хорошо сказал о сём св.Павел, говоря: Animaels autem homo non percipit ea quae sunt spitirus Die; stultitia enim est illi, et non potest intelligere, quia de spiritalilis esaminatur. spiritualis qutem indicat omnia. Чем желал сказать: Животный человек не воспринимает вещей, которые суть Духа Божия, потому что они – безумие для него, и не может разуметь, потому как духовны; но дух судит обо всём (1Kop. 2, I4-I5). Отсюда берутся смелость и отвага иметь связь с Богом и позволять себе это на путях сверхъестественного постижения в сфере чувств, – яко животный человек разумеет лишь то, что пользуют чувства, духовный же не связывается и не ведётся чувствами.

  9. И, чтобы лучше увидели это, приведём здесь несколько примеров. Рассмотрим случай, когда некий святой, много огорчаемый по причине преследования от врагов его, пенял на то Богу, и потому ответствовал Бог, говоря: "Освобожу тя ото всех врагов твоих". Это пророчество могло быть наивернейшим и, со всем тем, человек сей мог быть побеждаем врагами своими и умереть от рук их. И вот, понимающий его в преходящем получается обманутым, потому что Бог может говорить об истинных (и главнейших) избавлении и победе, каковые суть спасение, в котором душа пребывает свободной и победительницей надо всеми её врагами много более истинно и совершенно, чем если она здесь избавлена от них. Итак, пророчество это много более истинно и изобильно, чем человек может себе представить [хотя бы и проникал в смысл его всю свою жизнь]. Потому что Бог всегда вкладывает в слова Свои смысл весьма принципиальный и пророческий, а человек способен понимать на свой лад и в своём расположении к меньшим (или младшим) началам, – и вот, оказывается обманутым. Подобное сему можем видеть в пророчестве, которое высказал о Христе Давид в псалме втором, говоря: Reges eos in virga ferrea, et tamquam uas figuli confringes eos. То есть: Упасёт все те народы жезлом железным и сокрушит их как сосуды глиняные (Пс.2,9). В коем рече Бог согласно изначальному и совершенному господству – оно же вечно – в котором исполняется пророчество, а не согласно младшим началам – они же суть временны – в которых оно не исполнилось о Христе во всю его временную жизнь.

  10. Приведём и другой пример. Была одна душа с великим желанием – стать мученицей. Случилось же так, что Бог ответил ей, говоря: "Ты будешь мученицей", – и поселил в глубинах её великую отраду и уверенность, что так и будет. И, со всем тем, случилось, что не умерла мученицею, а обещание было правдивым. Почему же тогда не исполнилось? А потому, что исполнялось и могло исполниться согласно основному и существенному мученичества: в том, чтобы быть ей одарённой любовью, наградой мученичества исконной; и так получила душа поистине то, чего она желала по форме, и что Он ей обещал. Ибо то лишь по форме душа якобы желала какого-то особого рода смерти, на деле же хотела послужить Богу мученичеством и воспользоваться Его любовью, как мученица. Потому что, какою смертью умереть, ничего не значит без той любви, которую – и исполнение, и награду мученичества – даёт ей иными средствами, более совершенными; каковые, несмотря на то, что не умерла в мучениях, вполне удовлетворили душу, так как получила то, что желала.

    Потому что таковые желания, когда рождаются от живой любви, – и другие, им подобные, – хотя и не исполняются тем способом, каким они рисуются и понимаются, исполняются по-иному и гораздо лучше, и более к чести Бога, чем их умеют испросить. Отчего и говорит Давид: Desiderium pauperum esaudivit Dominus. То есть: Пожелания бедных исполняет Господь (Пс. 9, 17). И в Притчах говорит божественная Премудрость: Desiderium suum iustis davitur. Справедливые получат, чего желают. (10,24). Откуда, поскольку видим, как многие святые испрашивали у Бога многие вещи, и не получили в сей жизни, чего желали, веруем, что ежели справедливо и правдиво желали, то исполнились их желания в иной жизни совершенно.

    Каковые, если так истинны, тоже обещались Богом в сей жизни, говорящим им: "Ваше желание исполнится"; и не тем способом, о каком думали.

  11. Таковым и иными способами могут слова и видения, исходящие от Бога, быть точными и правдивыми, а мы можем обманываться в них, поскольку не умеем понимать их высоко и в главном, и в тех намерениях и смыслах, которые вложил в них Бог. Итак, более целесообразно и безопасно приводить души к умеренности в отношении этих сверхъестественных явлений, приучая их, как уже говорили, к чистоте духа в вере тёмной, каковая есть средство единения.



<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>
Библиотека Фонда содействия развитию психической культуры (Киев)
 
  Locations of visitors to this page
LightRay Рейтинг Сайтов YandeG Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

 

Besucherzahler

dating websites

счетчик посещений

russian brides

contador de visitas

счетчик посещений