<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>


Глава 13

О пользах, которые обретает душа
в отделении от схватываний воображения;
и отвечает на определённое возражение,
и изъясняет одно различие между схватываниями
естественными и сверхъестественными.

  1. Пользы, которые имеем в опустошении воображения от форм воображаемых, хорошо видны в свете тех пяти вредов, о которых сказано, что причиняются душе, если она хочет удерживать эти формы, – как также говорили мы о формах естественных.

    Но, помимо сих, душа имеет другие выгоды – довольного отдыха и спокойствия для духа. Потому что, оставив то, что естественно имеет, когда освобождается от образов и формы, освобождается также от заботы о том, суть ли они добры или злы, и как должно поступать с одними, а как с другими, и от труда и траты времени духовных наставников, в желании увериться через них, суть ли сии формы добры или злы, того ли они рода или другого; чего нет никакой необходимости знать, так как ничто из этого не имеет значения.

    Итак, время и богатство души, которое тратится на это и на уразумение сего, может быть потрачено на другое, лучшее и более полезное занятие, каковы суть воление [согласное] с Богом и забота о снискании обнажения и нищеты духовной и чувственной, которая состоит в желании действительного вырастания изо всех этих пристрастий к утешениям и схватываниям, как внутренним, так и внешним. Что хорошо совершается в желании и заботе об удалении себя от этих форм, так как отсюда следует такая великая выгода, как присоединение к Богу – который не имеет ни образа, ни формы, ни фигуры – тем большая, чем больше отчуждение ото всех форм, образов и фигур воображаемых.

  2. Но, скажут по случаю, почто, мол, многие духовные советуют озаботиться обеспечением души сообщениями и чувствованиями Бога, и желанием воспринять Его, чтобы иметь, чем одарить Его, так как, если Он не даёт нам, мы ничего не даём Ему. И, как говорит Святой Павел: Не возжелайте загасити духа (1Фесс. 5, 19). И Супруг Супруге: Положи меня, как приманку на сердце твоё, как подсадного на плечо твоё (Песн. 8, 6). Что уже есть некое схватывание. О каковых всех, согласно учению вышеизложенному, не только не следует заботиться, но, более того, хотя бы Бог их посылал, должно отвергаться и отклоняться. И, яко ясно есть что, так как Бог их даёт, то даёт Он их ради добра и производит благое действие, значит мы не должны выбрасывать жемчужины силою, и ещё это есть род заносчивости – не желать допустить [в себе] дел Божиих, так как без них, сами по себе, не можем много значить.

  3. Чтобы ответить на это возражение, необходимо обратиться к тому, что мы говорили в главах [16 и 17] Второй Книги, где большею частью отвечено на это сомнение. Ибо мы говорим там, что благо есть наполнение души схватываниями сверхъестественными, когда они суть от благой части, и душа остаётся пассивной в тот момент, когда они представляются чувствам, а собственные потенции души не совершают никаких действий.

    Откуда понятно, что душе не нужно воли к тому, чтобы допускать их [в себя], потому что, как мы уже сказали, если душа в тот момент желает работать своими потенциями, то скорее своими низкими естественными действиями воспрепятствует сверхъестественному, которое посредством этих схватываний Бог в это время производит в них, нежели извлечёт какую-либо пользу из своих трудов; но, так как эти схватывания воображения в духе даются душе пассивно, так же пассивно должна вести себя здесь душа, ни во что не вкладывая своих действий, ни внутренних, ни внешних. И это значит сберечь чувствования Бога, потому что таким образом [душа] не губит их своим низким способом действий. И это означает также не гасить духа, ибо он гасится, как раз, если душа желает вести себя иначе, чем Бог ведёт её. А именно, в то время, как Бог уделяет ей духа в пассивности [её] – как в этих схватываниях – она хочет вести себя при этом активно, работая с уразумением или исканием чего-либо в них.

    И ясное дело, что если душа в этот момент хочет действовать с усилием, не будет её труд превосходящим её естество, потому что сама по себе не способна на большее; поскольку сверхъестественно не движет она себя, и не может двигнуть, но подвизает её Бог и влагает чудное в неё. Итак, ежели душа хочет тогда действовать с силою, какую имеет в себе, то препятствует своей работой активной той пассивности, в каковой сообщается с нею Бог; и это есть дух, так как полагается в её собственной работе которая иного рода и более низкая, чем та, которую сообщает ей Бог, – ибо та, что Богова, пассивна и сверхъестественна, а та, что душевна, активна и естественна; и она есть гашение духа.

  4. Что она более низка есть также вещь ясная; ибо потенции души не могут сами по себе рефлектировать и оперировать, если только не над некоей формой, фигурой и образом; и это есть кожура и акциденция субстанции духа, который прячется под этой кожурой и акциденцией.

    Каковые субстанция и дух не едины с потенциями души в истинной интеллигенции и любви, если только не в прекращении деятельности потенций; потому что намерение и цель таковой деятельности не заключается только лишь в приятии душой разумной и любовной субстанции этих форм. Отсюда и разница, которую имеем между деятельностью активной и пассивной, и преимущество, каковое имеем между становящимся и уже сделанным, подобно как между тем, что только намереваются получить и достичь, и тем, что уже [получено] и достигнуто.

    Откуда также следует, что если душа хочет использовать свои потенции активно в таковых схватываниях сверхъестественных – которым (как мы сказали) Бог уделяет духа в пассивности [души], – то, как минимум, оставит сделанное, чтобы возвратиться к деянию, и ни сделанным воспользуется, ни своими действиями не сотворит ничего, кроме воспрепятствования сделанному, потому что (как сказали) не может самостоятельно заполучить духа, которого Бог уделяет душе без её активности. И так напрямую загасит духа, которым Бог субстантивирует сказанные схватывания воображения, если душа стяжает в них сокровище себе. Итак, она должна их оставить, держа себя пассивно и отрицающе; ибо тогда Бог двинет душу к большему, которого она не могла бы достичь сама. О чём свидетельствует пророк говоря: Поставлю ногу на стражу мою, и утвержу шаг над моими припасами и буду наблюдать то, что мне говорится (Авв. 2, 1). Что есть, как если бы сказал: Возвышусь надо всей стражей моих потенций и не дам шага вперёд в моих действиях, и так смогу наблюдать, что мне говорится, то есть понимать и ощущать то, что мне сообщается сверхъестественно.

  5. И то, чему радуется Супруг, подразумевая любовь, которую питает к Супруге, и которая, как правило, предполагает подобие одного любовника другому, в главном их. И поэтому он говорит ей: чтобы положила его на сердце своё, как манок (Песн. 8, 6) – куда все стрелы любви из колчана (которые суть действия и побуждения любви) попадают в цель – для чего всё, что есть в нём, является манком; и так все начинают быть для него, и так уподобляется душа ему посредством действий и побуждений любви, вплоть до преображения в него. И говорит, чтобы положила также его на плечо, как приманку, поскольку в нём действует любовь, ибо в нем питается и нежится Возлюбленный.

  6. Постольку всё, о чём душе следует заботиться во всех схватываниях, которые приходят ей свыше, как воображаемых, так и всякого иного рода (не больше видений, чем речений или чувствований, или откровений), это не прилепляться к букве и кожуре, то есть всё, что означает или представляет или даётся понять, только обращает к любви Божией, которая внутренне причиняется душе. И в этом же ключе следует обращать внимание на чувства: не на вкус или сладость, или фигуру, но только на чувства любви, которые ей причиняются.

    И лишь для того это благое действие может иной раз [совпадать] с теми образами и схватываниями, которые вызывают любовь, чтобы вложить в дух побуждение любви. Потому что хотя не производит затем такого эффекта, когда вспоминается, как в первый раз, когда сообщилось, теперь, когда вспоминается, то обновляет любовь и даёт возвышение разума в Боге, главным образом через припоминание некоторых фигур, образов или чувств сверхъестественных, которые обычно запечатлеваются в душе способом долговременным, и не оставляют душу никогда. А те, что так запечатлеваются в душе, почти всякий раз, когда душа обращает на них внимание, причиняют ей божественные действия любви, сладости, света и т.д., один раз меньшие, другой – большие, так что через них они запечатлеваются. Итак Бог сотворяет их по великой Своей Милости, потому что имеет в Себе неисчерпаемый кладезь добра.

  7. Сии фигуры, производящие такие действия, живо укореняются в душе: не так, как другие образы и формы, закрепляемые в фантазии. Итак, нет необходимости душе обращаться за ними к своим потенциям, когда желает припомнить [сии формы], ибо видно, что она имеет их в самой себе, подобно тому, как видится образ в зеркале. Когда случается какой-либо душе иметь в себе сказанные фигуры формально, успешно сможет припоминать их действием любви, о котором говорили, потому что не мешают союзу любви в вере, так как она не желает напитаться обликом, но пользуется любовью, тут же оставляя фигуру; и так [в пассивном припоминании эта фигура] скорее ей поможет.

  8. Трудно даётся знание того, когда эти образы запечатлеваются в душе, а когда в Фантазии. Потому что те, которые в фантазии, бывают много чаще. Так как некоторые персоны обычно привносят в воображение и фантазию видения воображаемые, и весьма часто они представляются одним и тем же способом, – либо потому что этот орган у них слишком ухватлив, и стоит им только подумать, тут жe представляется и рисуется им в фантазии какая-либо заурядная фигура, либо потому что влагаются они в них бесом; либо также потому что их влагает Бог, без того, чтобы они запечатлевались в душе формально.

    Могут, однако, быть распознаны по их действиям, ибо те, что суть натуральны или от беса, хотя весьма соответственны, не имеют никакого благого эффекта и не дают душе духовного обновления, но она их лишь сухо наблюдает. Хотя те, которые всё же суть благи, при воспоминании производят некое благое действие, из тех, которые они причинили душе в первый раз. Однако формы, которые запечатлелись в душе, всегда, когда обращаются к ним, производят в душе некоторое действие.

  9. Имеющий таковые впечатления легко распознает те и другие, так как для имеющего опыт разница между ними совершенно ясна. Скажу только, что те, которые формально запечатлеваются в душе на долгое время, случаются более редко. Однако, будь то те или эти, добро есть душе но хотеть ничего постигать, кроме Бога в надежде верою.

    А тем, которые возражают, говоря, яко заносчивостью представляется отбрасывание этих вещей, если они суть добры, скажу, что скорее воздергная скромность использует их наилучшим образом (как уже сказано) и руководится ими с большей безопасностью.



<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>
Библиотека Фонда содействия развитию психической культуры (Киев)
 
  Locations of visitors to this page
LightRay Рейтинг Сайтов YandeG Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

 

Besucherzahler

dating websites

счетчик посещений

russian brides

contador de visitas

счетчик посещений