<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>


Глава 20

О преимуществах, которые воспоследуют душе
в отстранении её от веселий, приносимых вещами преходящими.

  1. Должен поэтому духовный смотреть в оба, чтобы не укоренились сердце и радость его в вещах преходящих, опасаясь, чтобы малое не выросло во многое, взрастая шаг за шагом; так как малое переходит в большое, и из ничтожного начала в конце получается дело великое; как одной искры довольно, чтобы сжечь лес и весь мир. И никогда не останется маленькой привязанность, если не вырубить её тотчас, думая, что вперёд успеешь. Потому что, если не достаёт духа, чтобы прекратить её, когда она так мала и ещё только в начале, то когда она умножится и крепко укоренится, как думаешь и полагаешь, что справишься с нею? Преимущественно [же потому должен духовный быть бдительным в малом], что сказал Наш Господь в Евангелии, яко неверный в малом, таковым же будет и в великом (Лк. 16, 10). Ибо тот, кто избегает малого, не впадёт в большее. Сверх того, в малом имеется великий вред, так как оно уже атакует окрестности и крепостные стены сердца; и как гласит пословица, тот, кто начал, уже наполовину сделал. О чём предупреждает нас Давид, говоря, что даже если изобилуем богатством, не отдаём ему сердца (Пс. 61, 11).

  2. То есть даже если человек не творит сего ради Бога и совершенства христианского, то ради выгод преходящих, которые из сего вытекают (опрочь духовных) должно освобождать своё сердце ото всякого веселья, согласно сказанному; так как не только освобождаешься при этом от чумных вредов, о которых говорили в предыдущей главе, но, помимо этого, оставлением радости о благах преходящих стяжаешь доблесть щедрости – каковая [доблесть] является одним из главных качеств Бога, – которая никак не совмещается со скаредностью. Сверх того, обретаешь свободу души, ясность разума, отдохновение, покой и уверенность мира в Боге, и поклонение, и угождение истинное [свободы] в воле богарадной. Обретаешь большую радость и развлечение в творениях необладанием ими, – каковых не сможешь получить, если имеешь целью обладание собственностью; потому что является она предметом заботы, которая, подобно аркану, привязывает дух к земле и не даёт сердцу простора.

    Приобретаешь более ясное представление о вещах (в отречении от них) для доброго уразумения истины их, как естественного, так и сверхъестественного; радость же о таковых весьма отлична от веселья, получаемого с великой спесью и заносчивостью тем, кого они осаждают; потому что удовольствие от них отвечает их истине, в противность соответствию кажимости их; [одно – от лучшего в них, другое же – от худшего; одно – согласно субстанции, другое согласно чувственному восприятию акциденций; ибо чувство не в состоянии ни схватить, ни постигнуть большего, чем акциденция; а дух, очищенный от замутнения и специфичности акциденций, проницает истину и ценность вещей, потому они суть его предметы]. Веселье же заволакивает рассудок, подобно облаку, потому что невозможно иметь произвольного веселья в тварном без произволения на обладание им, так как не может быть радости, – как только является страсть, – чтобы не имелось также привычное стяжание в сердце; а отрицание и очищение от такового веселья оставляет рассудок ясным, как воздух, когда рассеивается туман.

  3. Радуется, стало быть, во всех вещах, не имея радости специфической о них, как если бы имел их все; и, напротив, как только рассматривает их в ключе частного применения собственности, теряет всякое удовольствие во всех них в общем.

    И так бывает, что, не имея ничего в сердце, обладает всем. как говорит св.Павел, в великой свободе (2Кор. 6, 10). Напротив, между тем как обладает ими в какой-то степени волей осажденной, не владеет ничем и не имеет ничего, скорее вещи обладают им через сердце; за что, как пленник, наказывается. Откуда, сколько веселья желает иметь в твари, необходимо столько же имеет толчеи и терзаний в своём осаждённом и захваченном сердце.

    Освобождённому не докучают заботы, ни во время молитвы, ни после неё, и так, без потери времени, он с лёгкостью приобретает многое имение духовное; а другому приходится упорно кружить и кружить на аркане, которым схвачено и привязано его сердце, и лишь со рвением и насилу может только на малое время освободиться от этого аркана помыслов и веселья, которыми осаждено его сердце. Должен, стало быть, духовный, первым движением, когда является радость о вещах, сдерживать её, согласуясь с предположением, которое мы здесь привели, что нет вещи. которой бы следовало радоваться человеку, если только не на службе Богу и не в заботе о Его чести и славе во всех вещах, посвящая их только этому и отказываясь в них от тщеты, не усматривая в них удовольствия или утешения для себя.

  4. Находится и иная великая и принципиальная польза в освобождении радости от тварного, которая состоит в оставлении сердца свободным для Бога; что является началом, располагающим для всех милостей, которые Бог оказывает, и коих не оказывает Бог без этого расположения. А тем, кто хотя бы временно, оставляет одну радость ради Его любви и совершенства Евангельского, дарует сотню радостей [за одну] в сей жизни, как в том же Евангелии обещает Его Величество (Мтф. 19, 29).

    Хотя, однако, духовный должен гасить радости тварные в своей душе не ради заинтересованности в награде, а единственно из-за неудовольствия, которое выказывает Бог относительно сих радостей. Ибо, как видим в Евангелии, только за то, что некий богач радовался что стяжал достатков на многие лета. Бог столь разгневался, что сказал ему, яко в сию же ночь должна быть приведена душа его для расчёта (Лк. 12, 20). Откуда, должны мы верить, что всякий раз, когда мы радуемся тщетно, Бог видит это и замышляет некое наказание и житьё горькое, каких заслуживаем, и кары жестокие, которые иной раз стократы превышают радости, коими радуемся. Так что, хотя истина есть то, что молвит св.Иоанн в Апокалипсисе о Вавилоне, говоря, что сколько веселилась и была в наслаждениях, столько дадено ей мучений и наказаний (18, 7), но это не к тому, чтобы сказать, что не получит наказаний больше, чем имела веселья, если они будут, – ибо за краткие неги даются вечные муки, – но чтобы дать понять, что не остаётся дело без своей особой кары, ибо тот, кто за слово тщетное карает, не простит тщетной радости.



<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>
Библиотека Фонда содействия развитию психической культуры (Киев)
 
  Locations of visitors to this page
LightRay Рейтинг Сайтов YandeG Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

 

Besucherzahler

dating websites

счетчик посещений

russian brides

contador de visitas

счетчик посещений