<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>


ЗАКОНОМЕРНАЯ СВЯЗЬ ЯВЛЕНИЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ

1. ДИАЛЕКТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ РАЗВИТИЯ

Из предыдущего изложения видно, что важнейшей чертой марксистской философии является признание не только материальности мира, но и того, что материя, природа находится в состоянии вечного беспрерывного и закономерного движения, изменения и развития. Теперь мы должны рассмотреть наиболее общие законы развития.

Законы объективного мира – это законы движения, развития. Предметы и явления могут быть правильно поняты и объяснены только при условии, если они рассматриваются в процессе их возникновения и развития. Шаг за шагом, в одной области действительности за другой наука доказывала развитие всего окружающего нас мира. К концу XIX в. идея развития получила широкое распространение и всеобщее признание.

Однако одного признания принципа развития недостаточно. Важно еще правильно понимать, каковы характер и источник этого развития, каковы те общие законы, по которым совершается всякое развитие. Можно признавать движение, но тем не менее остаться метафизиком. Под влиянием успехов науки, особенно со второй половины XIX в., стали возникать вульгарно-эволюционистские теории, на словах признававшие развитие, но по существу отстаивавшие старый, метафизический взгляд на природу, несколько подкрашенный в соответствии с новыми веяниями времени. Ленин писал, что такое признание идеи развития опошляет истину50.

И действительно, одно дело понимать развитие лишь как такой процесс, который вносит в существующее только какие-то небольшие, частные, чисто количественные изменения, и другое дело под развитием понимать сложный процесс, в котором существующее претерпевает не только количественные, но и глубокие качественные изменения и превращения, когда со временем устаревают, исчезают отживающие формы, уступая место новым, более высоким и совершенным формам. Ясно, что это две прямо противоположные теории развития.

Первая теория – метафизическая, так как с ее точки зрения движение, развитие не ведет к уничтожению, отмиранию старого и возникновению нового. Она отрицает внутренние противоречия в явлениях и вещах, борьбу противоположностей как источник развития. Развитие она понимает только как плавный, постепенный количественный процесс, отрицая качественные скачки, наступающие на известном этапе развития.

Вторая – диалектическая теория, являющаяся единственно научной, так как в соответствии с объективно существующей действительностью она понимает развитие как смену старого новым, как отмирание старого и возникновение нового, вскрывает внутренние противоречия изменяющихся предметов и в развертывании и разрешении этих противоречий видит главную двигательную силу развития.

В наброске "К вопросу о диалектике" Ленин дает яркое и глубокое сопоставление этих двух теорий, двух концепций развития.

"Две основные... концепции развития (эволюции), – пишет Ленин, – суть: развитие как уменьшение и увеличение, как повторение, и развитие как единство противоположностей (раздвоение единого на взаимоисключающие противоположности и взаимоотношение между ними). При первой концепции движения остается в тени с а м одвижение, его д в и г а т е л ь н а я сила, его источник, его мотив (или сей источник переносится во вне – бог, субъект etc.). При второй концепции главное внимание устремляется именно на познание источника "с а мо"движения. Первая концепция мертва, бедна, суха. Вторая – жизненна. Т о л ь к о вторая дает ключ к... "скачкам", к "перерыву постепенности", к "превращению в противоположность", к уничтожению старого и возникновению нового"51.

В этих положениях Ленина показано коренное, принципиальное различие между метафизическими, вульгарно-эволюционистскими представлениями о развитии и марксистской диалектической теорией развития. Раскрывая развитие как закономерную смену старого новым, диалектика приобретает великое революционное значение. Недаром Герцен назвал ее алгеброй революции.

Видеть принципиальное различие этих двух теорий развития очень важно для научного миропонимания и практической деятельности. Метафизическая концепция развития не способна правильно ориентировать науку, научное познание. Если бы развитие было лишь движением без смены старого новым, без внутренних противоречий и перехода из одного состояния в другое, то невозможно было бы объяснить богатейшее, поражающее своей сложностью и красочностью великое многообразие развивающегося мира. Невозможно было бы правильно решить вопросы о том, как из одних частиц материи возникают другие, как происходит превращение химических элементов, как в течение многих миллионов лет на Земле из неорганической материи возникла органическая материя, жизнь, как затем одни виды растений и животных превращаются в другие, как из неощущающей материи возникает материя ощущающая, способная мыслить и т.д.

Диалектическая теория развития указывает правильный путь познания, а следовательно, и верный путь к овладению законами и силами природы. Если развитие есть процесс возникновения нового и исчезновения старого, то задача науки состоит в том, чтобы исследовать, как сама природа, материя в своем собственном движении превращается из одних форм в другие, из низших в высшие, из простых в сложные, творя все многообразие окружающего нас объективного мира. Именно на пути такого объяснения наука достигла поразительных успехов в изучении природы. Современная наука, решая сложнейшие вопросы атомной физики, космогонии, биологии, социологии и т.д., приносит все новые и новые подтверждения истинности диалектической теории развития.

Марксистская диалектика дает ключ к объяснению сложности и многогранности развития объективного мира, показывает богатство его содержания и форм. Она исследует наиболее общие законы развития, процесс отмирания старого и возникновения нового, процесс вечного обновления мира.

Основными законами диалектики являются: закон перехода количественных изменений в качественные, закон единства и борьбы противоположностей, закон отрицания отрицания. Каждый из этих законов отражает какую-то существенную сторону, грань, форму, момент объективного развития.

Закон перехода количественных изменений в качественные объясняет, благодаря каким процессам и как предметы претерпевают качественные изменения и превращения; он показывает, что развитие наряду с формой постепенного, плавного нарастания незаметных количественных изменений включает в себя форму перерыва постепенности, скачка от старого качественного состояния к новому. Закон единства и борьбы противоположностей вскрывает источники всякого развития, его внутренний импульс, двигательную силу, заключающуюся в борьбе противоположных сторон, сил, тенденций, свойственных предметам. Закон отрицания отрицания отражает и характеризует преемственную связь между различными стадиями развития, основное направление, основную тенденцию развития, заключающуюся в поступательном движении от простого к сложному, от низшего к высшему, сложную, "спиралевидную" форму этого движения.

Указанные законы – это только наиболее важные, существенные, основные законы диалектики, которая ими не исчерпывается. Помимо этих законов существует целый ряд категорий, каковы, например, всеобщая связь явлений, причина и следствие, содержание и форма, случайность и необходимость, сущность и явление и др.

Законы и категории диалектики не выдуманы, а извлечены из самой природы и общественной жизни, они отражают объективные законы, существующие независимо от сознания людей. Именно вследствие этого марксистская диалектика дает нам возможность глубже раскрыть и понять сложные и многогранные процессы развития бытия и познания.

Революционная сущность марксистской диалектики неприемлема для защитников старого, для эксплуататорских классов. Один из приемов борьбы противников марксизма заключается в отрицании объективного характера диалектики. Реформисты, мелкобуржуазные социалисты, многие представители различных течений буржуазной философии пытаются доказать, что объективной действительности чужда диалектика, что в лучшем случае лишь в области мышления проявляется действие некоторых ее принципов. Например, французский буржуазный философ М. Мерло-Понти в книге "Приключения диалектики" нападает на диалектический материализм за то, что последний обнаруживает "в объекте, в бытии то, что менее всего способно там находиться, – диалектику". Идеалисты противопоставляют законы бытия законам мышления. В действительности же именно потому, что законы диалектики являются законами объективного бытия, они выступают и как законы "субъективной диалектики", т.е. познания, мышления.

Подлинный научный метод познания, как уже было сказано, – это не сумма каких-то произвольных правил, конструируемых человеческим умом. Так понимают метод лишь идеалисты. Научный метод есть аналог самой действительности, и потому он есть правильный способ изучения, исследования явлений объективного мира. Чтобы правильно, научно подходить к действительности, изучать и практически изменять ее, нужно опираться на ее собственные законы. Марксистская диалектика и дает знание наиболее общих законов развития всей действительности: природы, общественной жизни, а также мышления.

При этом было бы ошибочно сущность диалектического метода видеть в том, чтобы подводить те или иные факты под диалектические законы и понятия. Это вульгарное понимание диалектики. Классики марксизма неоднократно предупреждали, что диалектика не простое орудие доказательства готовых истин, а руководство для исследования реальных явлений и процессов, метод познания объективной истины.

Как будет показано ниже, всякий закон охватывает и выражает сущность, внутреннюю связь огромной массы однородных явлений, то существенно общее, что характеризует всю эту массу явлений. Но каждое отдельное явление имеет свои особые свойства, и действие закона преломляется через эти особые свойства единичного. Поэтому в каждом отдельном процессе, отдельном явлении закон получает специфическое выражение.

Если это относится к любому закону науки, то тем более это нужно принять во внимание, когда мы имеем дело с наиболее общими законами развития. Законы диалектики действуют в любой области: в неорганической и в органической природе; в органической природе они действуют и в царстве растений и в царстве животных; они действуют и в обществе в любую историческую эпоху, они являются и законами мышления в любой области познания: в математике, физике, химии, биологии, политической экономии, эстетике и т.д. Ясно, что, будучи общими для развития столь разных явлений и процессов, законы диалектики проявляются в них по-разному, в зависимости от особой природы каждого из них.

Это очень важно, чтобы не делать ошибочного вывода, будто одно знание общих законов диалектического развития автоматически обеспечивает успех в познании и практической деятельности. Только конкретное применение диалектики как метода к конкретным явлениям с учетом их своеобразия, только тщательное изучение конкретных фактов и условий развития обеспечивает успех познания и практики. Поэтому требование конкретного анализа действительности является одной из важнейших и решающих особенностей марксистской диалектики. Именно поэтому важнейший принцип диалектики гласит: абстрактной истины нет, истина всегда конкретна.

Диалектика чужда всякого схематизма, втискивающего живое разнообразие конкретного развития в одну или несколько форм. Указывая наиболее общие законы всякого развития, марксистская диалектика требует вскрывать и принимать во внимание неисчерпаемое богатство конкретных форм выражения этих законов в действительности.

Это значит, что общие законы и принципы диалектического развития нужно рассматривать в неразрывном единстве с особенным и единичным, свойственным каждому явлению и процессу. Нужно учитывать бесконечное богатство конкретных форм проявления законов диалектики в действительности.

Поэтому Ленин определял диалектику, отражающую это бесконечное богатство форм развития, как "живое, многостороннее (при вечно увеличивающемся числе сторон) познание с бездной оттенков всякого подхода, приближения к действительности..."52 "Вечно увеличивающееся число сторон" диалектики, "бездна оттенков" ее подхода к действительности – это и есть отражение сложности развивающейся материи, неиссякаемого многообразия ее форм.

К сожалению, под влиянием культа Сталина эти положения Ленина о богатстве содержания и формы диалектики недостаточно учитывались. Изложение Сталиным диалектики в его работе "О диалектическом и историческом материализме" принималось как "высшее достижение философской мысли" и превращалось в догму. Между тем в ней совершенно выпал такой важный и всеобщий закон развития, как отрицание отрицания, диалектика не раскрывалась как теория познания, закон единства и борьбы противоположностей не был показан как "ядро" диалектики, совсем не упоминалось значение диалектических категорий как опорных пунктов познания и т.д. Подлинно творческое развитие идей Маркса и Энгельса в этой области дал Ленин.

Перейдем к более подробному освещению содержания диалектики, ее законов и категорий. Вначале рассмотрим такие категории диалектики, как всеобщая связь и взаимообусловленность явлений. Изложение этих категорий является необходимым для более глубокого рассмотрения основных законов диалектики.

2. ВЗАИМОСВЯЗЬ ЯВЛЕНИЙ. ПРИЧИНА И СЛЕДСТВИЕ

Первое, что бросается в глаза при рассмотрении движущейся материи, это универсальная, всеобщая взаимосвязь и взаимная обусловленность явлений, бесконечное сплетение их.

Взаимозависимость и связь различных явлений, всех сторон каждого явления, связь, дающая единый мировой процесс движения, доказана всем ходом развития научного знания. Наука показала, что мир – единое целое, где отдельные части, явления и процессы неразрывно связаны между собой. Различные формы движения материи переходят друг в друга. Органическая природа связана с неорганической и произошла из нее. Жизнь людей невозможна без взаимодействия с природой. Человеческое общество существует не вне природы, а представляет собой ее специфическую часть, особую форму движения материи, подчиненную не только общим, но и особым, только обществу присущим законам. Различные стороны общественной жизни связаны между собой.

Связь между предметами носит различный характер: одни явления непосредственно связаны друг с другом, другие – через ряд опосредствующих звеньев, но всегда она выступает как взаимосвязь, взаимозависимость, взаимодействие. Взаимосвязь предметов универсальна, каждое явление связано с другим. Как писал Ф.Энгельс,

"вся доступная нам природа образует некую систему, некую совокупную связь тел, причем мы понимаем здесь под словом тело все материальные реальности, начиная от звезды и кончая атомом..."53

Материалистическая диалектика не занимается придумыванием, искусственным изобретением связей, она ставит перед наукой задачу открывать их в самом объективном мире. Постичь предмет – это значит изучить его во всем многообразии его связей, опосредований.

Причинность (каузальность) – одна из форм всеобщей закономерной связи явлений. Все науки стремятся при изучении явлений вскрыть причины их возникновения, развития, преобразования и гибели. Знание явлений, процессов есть прежде всего знание причин их возникновения и развития. Образуя понятия "причина" и "следствие", человек изолирует те или иные стороны единого объективного процесса.

"Чтобы понять отдельные явления, мы должны вырвать их из всеобщей связи и рассматривать их изолированно, а в таком случае сменяющиеся движения выступают перед нами – одно как причина, другое как действие..."54

Причина и следствие – соотносительные понятия. Явление, которое вызывает к жизни другое явление, выступает по отношению к нему как причина. Результат действия причины есть следствие. Причинность – это такая необходимая связь между явлениями, при которой одно неизбежно порождает другое. Например, нагревание воды является причиной ее превращения в пар, ибо всякий раз, когда происходит нагревание, возникает процесс парообразования.

Понятия о причине и следствии выработались в процессе общественной практики и познания мира. Например, в труде человек познал, что трение порождает теплоту.

Категории причины и следствия имеют огромное значение; в них мышление отразило важнейшую закономерность объективного мира, знание которой необходимо для практической деятельности людей. Познавая причины возникновения явлений и процессов, человек, общество получают возможность воздействовать на них, искусственно воссоздавать их, вызывать к жизни или, наоборот, предотвращать их возникновение.

Чтобы уничтожить или предотвратить зло, бедствие (болезнь, засуху, захватническую войну и т.п.), надо знать причину его появления. Незнание причин, вызывающих явления, делает человека бессильным, беспомощным перед этими явлениями. И наоборот, знание причин открывает перед людьми, перед обществом возможность действовать со знанием дела.

Причина во времени предшествует следствию и вызывает его. Но это не значит, что всякое предшествующее явление находится в причинной связи с последующим. Ночь предшествует утру, но она не является причиной утра. Нельзя смешивать причинную связь с временной последовательностью явлений. Суеверный человек склонен считать причиной войны появившуюся перед ее началом комету, солнечное затмение или другое предшествующее ей явление.

Причину нужно отличать от повода. Повод – это событие, которое непосредственно предшествует другому событию, развязывает его появление, но не порождает его. Связь между поводом и следствием существует, но она внешняя, несущественная. Так, поводом для восстания матросов на броненосце "Потемкин" в июне 1905 г. послужила выдача матросам щей из тухлого мяса. Причиной же восстания было обострение противоречий между прогнившим царским строем и народом, рост революционных настроений в армии и флоте. Выдача матросам недоброкачественного мяса явилась поводом, толчком к восстанию, но она связана с восстанием внешне, случайно. Если не это событие, то другое развязало бы восстание.

Причинная связь явлений носит универсальный, всеобщий характер. Все явления в мире, все изменения возникают в результате действия причин. Нет беспричинных явлений. Человек с различной степенью точности познает причинную связь явлений; причины некоторых явлений нам до сих пор неизвестны, но они объективно существуют. Так, медицина еще точно не установила причину раковых заболеваний, но эта причина существует и будет в конце концов обнаружена. Можно давать различные определения причинности, иметь разные мнения о допустимости математической или иной формулировки закона причинности. Но не это разделяет материализм и идеализм в понимании причинности.

Между материализмом и идеализмом идет борьба вокруг причинности потому, что они по-разному решают вопрос об источнике наших знаний о причинности. Материализм признает объективную, не зависящую от воли и сознания причинную связь явлений и более или менее верное отражение ее в голове человека. Идеалисты или отрицают причинную обусловленность всех явлений действительности, или выводят причинность не из объективного мира, а из сознания, из разума.

Положение, что все явления в мире причинно обусловлены, выражает закон причинности. Философы, признающие объективность этого закона, распространяющие его действие на все явления, называются детерминистами (от латинского determino – определяю). Философы, отрицающие закон причинности, называются индетерминистами. Закон причинности требует естественного объяснения всех явлений и исключает возможность объяснения явлений природы и общества с помощью сверхъестественных, потусторонних сил. Последовательно проведенный материалистический детерминизм не оставляет места для бога, чудес и т.п.

В истории философии с отрицанием объективности причинной связи выступил Д.Юм. Положение Юма о том, что знание о причинной связи явлений мы получаем из опыта, верно, но дальнейший ход его рассуждений и понимание самого опыта ошибочны. Он сводил опыт к субъективным ощущениям и отрицал в нем объективное содержание. В опыте мы наблюдаем, что одно явление следует за другим, но Юм полагал, что, во-первых, у нас нет оснований считать, что предшествующее может быть причиной последующего, во-вторых, что нет оснований заключать от прошлого и настоящего опыта к будущему. Вывод Юма сводится к следующему: причинность – это только привычная связь ощущений, а предвидение на ее основе есть ожидание этой связи. Наш прошлый опыт дает нам основание ожидать, что и в будущем трение будет порождать тепло, но у нас нет и не может быть никакой уверенности в объективности и необходимости этого процесса. Причинность, по Юму, – это только определенная последовательная связь ощущений и идей.

Диалектический материализм, опираясь на данные науки, утверждает, что доказательством объективности причинности служит практика. Ф.Энгельс писал:

"...уже одно правильное чередование известных явлений природы может породить представление о причинности – теплота и свет, появляющиеся вместе с солнцем, – однако здесь еще нет доказательства, и постольку юмовский скептицизм был бы прав в своем утверждении, что регулярно повторяющееся post hoc [после чего-нибудь] никогда не может обосновать propter hoc [по причине чего-нибудь]. Но деятельность человека производит проверку насчет причинности. Если при помощи вогнутого зеркала мы концентрируем в фокусе солнечные лучи и вызываем ими такой же эффект, какой дает аналогичная концентрация лучей обыкновенного огня, то мы доказываем этим, что теплота получается от солнца"55.

Тот факт, что при наличии причины не всегда следует ожидаемое действие, не опровергает объективности причинности, а подтверждает ее. Ружье с капсюлем, зарядом и пулей не всегда производит выстрел. Но в каждом случае, когда выстрел при спуске курка не происходит, мы можем вскрыть объективную причину, почему он не произошел (сырость пороха, повреждение капсюля и т.д.).

Кант не был согласен с Юмом, что причинность является только привычной связью ощущений. Он признавал существование причинности, по не в объективном мире, а в нашем рассудке. По мнению Канта, опыт не дает нам причинной связи; причинность существует как априорная, врожденная категория рассудка, на основе которой различные восприятия связываются в суждение.

Идеалистические взгляды Юма и Канта на причинность повторяются в различных вариациях позитивистами, махистами, неокантианцами56. Мах писал: "В природе нет ни причины, ни следствия", а "все формы закона причинности вытекают из субъективных стремлений".

С попыткой обосновать индетерминизм выступил астрофизик А.Эддингтон. В своей речи "Крах детерминизма" он пытается убедить слушателей, что упразднение детерминизма не является отказом от научного метода, а увеличивает глубину и точность анализа наблюдаемых явлений57. Может быть, Эддингтон приводит какие-либо новые аргументы в защиту индетерминизма? Нет, он повторяет то, что давно сказал Юм. Вот ход рассуждений Эддингтона. Все выводы, которые мы делаем на основании ощущений, относятся к некоторому предшествующему моменту. Например, мы исследуем химическими методами состав какой-либо соли. Вывод, который мы делаем, по существу относится не к данному веществу (соли), а к тому, которое было до обработки. От следствия мы заключаем к причине (ретроспективное заключение), по настоящему судим о прошлом, но этого якобы делать нельзя. Если Юм опровергал существование закономерности, в частности причинности, главным образом на том основании, что якобы недопустимо заключать от прошлого и настоящего к будущему, то взгляды Эддингтона являются видоизмененным юмизмом: он отрицает закономерность в природе потому, что якобы недопустимо заключать от настоящего к прошлому.

Конечно, когда мы заключаем от настоящего к прошлому, то возможны и ошибки, как и во всяком другом умозаключении. При химическом анализе вещества можно прийти к выводу, что элемент А получен из вещества К, в то время как он получен из другого вещества, участие которого в реакции нами не было предусмотрено. Но практика исправляет эти ошибки, она позволяет нам достоверно выяснить, из каких материалов добыт тот или иной элемент. Например, многократно повторяемые опыты не оставляют у нас никакого сомнения в том, что натрий и хлор поучаются химическим путем из поваренной соли. Практикой проверяется и истинность умозаключений, касающихся выяснения причинных связей.

Современные философы-идеалисты настойчиво подчеркивают мысль, что слово "причина" надо исключить из философской терминологии. Причинность будто бы изжила себя, подобно монархии. Закон причинности идеалисты заменяют законом функциональной связи: нельзя говорить, что явление А порождает явление Б, а надо указывать, что А и Б находятся в зависимости друг от друга всегда сопровождается Б, предшествует ему или следует за ним).

Понятие функции, функциональной связи является одним из основных в науке. Это понятие отражает объективно существующую связь явлений. Две величины могут находиться в следующей связи: если величина X принимает разное значение и если по определенному правилу при этом меняет свое значение величина Y, то эти две величины находятся в функциональной зависимости: Y является функцией от X по формуле Y = f (X). Одна величина – зависимая переменная, другая – независимая. Например, пройденный путь есть функция от времени, поэтому при движении с заданной скоростью с течением времени пройденное расстояние увеличивается.

Некоторые буржуазные философы, в особенности представители марбургской неокантианской школы (Наторп, Кассирер), распространяют идеалистически интерпретированное математическое понятие о функциональной связи на все связи в природе и обществе. Каузальность, т.е. причинность, как объективная связь явлений, растворяется ими в чисто логическом понятии отношения между величинами, а у некоторых философов-идеалистов – между понятиями или ощущениями.

Конечно, отношение между причиной и следствием можно представить в форме функциональной зависимости: следствие есть функция от причины, но при этом затушевывается главное в причинности: причина как реальное явление порождает и обусловливает следствие – другое реальное явление. В форме функциональной связи можно представить самые различные зависимости, в том числе внешние, малосущественные и даже произвольные. Идеалист растворяет причинность в функциональной зависимости под предлогом, что для науки якобы не имеет значения вопрос о том, как возникают явления, имеют ли они причину своего существования, а важно только то, что есть какая-то зависимость между явлениями (или величинами), которую можно выразить определенной формулой. Но эта точка зрения неправильная.

Некоторые идеалисты подменяют причинную связь логической связью основания и следствия. Но причинную связь явлений необходимо отличать связи основания и следствия. Основанием в формальной логике называется мысль, из которой следует какая-либо другая мысль. Например, суждение "в комнате нормальная температура" вытекает как следствие из другой мысли, что термометр показывает 20°С. Показание термометра – это не причина нормальной температуры в комнате, а основание для нашего заключения о температуре в ней.

Причинность (каузальность) – это связь не мыслей в умозаключении, а связь реальных явлений, при которой одно явление вызывает другое. Логическая связь мыслей в нашем рассуждении (связь основания и следствия) есть отражение отношений вещей в действительности, в том числе и причинной обусловленности их. Конечно, из различия между причиной и основанием отнюдь не следует, что в сфере мышления нет каузальности, что там якобы действуют только чисто логические связи, что принцип причинности в мышлении заменяется принципом достаточного основания. Любая мысль причинно обусловлена.

Знание реальной причинной связи служит основой практической деятельности людей. Зная причины и действуя на них, мы можем вызывать желаемые для общества явления и, наоборот, противодействовать, бороться с явлениями нежелательными, вредными.

Принцип причинности подвергается нападкам со стороны некоторых зарубежных физиков, которые утверждают, что современная физика опровергла представление, согласно которому все явления имеют причину своего существования, а зная причину явления и условия ее действия, можно определить вызванные ею следствия. По их мнению, в микропроцессах нет причинной обусловленности. Ни одна микрочастица, например электрон, не подчиняется закону причинности, а свободно выбирает среди разных возможностей путь своего движения.

Но никаких действительных фактов, опровергающих причинность в микроявлениях, нет и быть не может. Физики, отрицающие действие закона причинности в микроявлениях, обычно ссылаются на соотношение неопределенности. Но из соотношения неопределенности в явлениях микромира не вытекает отрицания причинности. Закон причинности утверждает только одно: все явления причинно обусловлены. Как выступает причинность в отдельных конкретных случаях, можно ли одновременно с неограниченной точностью определить и координату и скорость частицы – это уже другой вопрос, решая который нужно учитывать конкретные свойства объектов. В макропроцессах можно определить одновременно и положение и скорость тела, а в микроявлениях – нельзя.

Положение и импульс микрочастицы нельзя одновременно определить с неограниченной точностью. Эта открытая физиками закономерность в движении микрообъектов не укладывается в то представление о причинности, которое было характерно для науки XVII и XVIII столетий и вошло в историю под названием лапласовского детерминизма.

Лапласовская (по имени французского ученого Лапласа), или механическая, форма детерминизма, возникшая на базе изучения механического движения макрообъектов, предполагает возможность одновременного точного знания координаты и импульса. При описании атомных процессов мы сталкиваемся с особыми свойствами частиц (электрон обладает одновременно и корпускулярными и волновыми свойствами), для которых прежние понятия координаты и импульса, выработанные для макрообъектов, не применимы в той мере, как к макротелам.

Современная физика дает богатый фактический материал, подтверждающий универсальность закона причинности и многообразие форм его проявления. Так, например, зная угол, под которым сталкиваются электрон и позитрон (а они при соответствующих условиях превращаются в 2 фотона), и скорости их движения, можно определить (предсказать) направление движения двух образовавшихся фотонов. Это ли не доказательство причинности в микроявлениях? Если бы в микроявлениях не действовал закон причинности, если бы движение микрочастиц происходило как угодно, произвольно, то в одном случае электрон и позитрон порождали бы 2 фотона, а в другом при этих же условиях 1 фотон или 2 протона. Но микропроцессы подчинены законам, в них есть определенная последовательность. Как можно говорить о произволе в движении "элементарных" частиц, когда при определенных условиях два образовавшихся фотона движутся в определенном направлении, которое можно заранее предвидеть, зная угол столкновения электрона и позитрона и скорости их движения?

Объективный характер причинной связи всех явлений действительности обосновывали и защищали материалисты до Маркса и Энгельса, но они ограничивались рассмотрением механической формы причинности, где причина выступает всегда внешне по отношению к следствию.

Признание причинности механической формы движения материи единственным видом закономерной связи явлений в мире приводит к метафизическому пониманию причинности. А в действительности формы причинной связи многообразны. Например, причинность в биологии нельзя свести к причинности в механике, физике и химии. Еще более сложный характер имеет причинность в явлениях общественной жизни.

Материалистическая диалектика преодолела ограниченность метафизического понимания причинности. Она показала, что связь причины и следствия носит характер взаимодействия: не только причина порождает следствие, но и следствие активно действует на причину и изменяет ее. В процессе взаимодействия причина и следствие меняются местами. "То, что здесь или теперь является причиной, становится там или тогда следствием и наоборот"58. Например, развитие капитализма в России послужило причиной отмены крепостного права, но отмена крепостного права в свою очередь явилась причиной дальнейшего развития капитализма.

Взаимодействие причины и следствия означает постоянное влияние их друг на друга, в результате чего происходит изменение как причины, так и следствия. Например, наука и производство развиваются в результате непрерывного взаимодействия друг с другом: изменения в производстве являются причиной коренных изменений в науке, а научные открытия приводят к перестройке техники и технологии производства. Взаимодействие выступает внутренней причиной (causa sui – причиной самого себя) изменений явлений действительности. Мир, как взаимодействие различных явлений, для своего движения, развития не нуждается ни в каком первом толчке, ни в какой потусторонней силе вроде бога и т.п. Вот почему Ф.Энгельс считал верным положение Гегеля, что взаимодействие является истинной конечной причиной (causa finalis) всех вещей. Наше знание не может пойти дальше взаимодействия.

Конечно, взаимодействующие силы, факторы не равнозначны. В системе взаимодействующих сил наука обязана раскрывать определяющие причины.

На взаимодействие причины и следствия оказывают влияние окружающие их явления, совокупность которых носит название условий. Среди условий могут быть такие, которые способствуют порождению следствия, а могут быть и такие, которые предотвращают действие причины. Знание причин и условий их действия дает возможность человеку предвидеть процессы и управлять ими. Расщепление ядер урана в зависимости от разных условий может привести и к взрыву огромной мощности и к медленным выделениям энергии. Это используется людьми в практической деятельности. Излучения, выделяющиеся при невзрывном распаде, применяются в медицине, в сельскохозяйственной науке и других исследованиях.

В зависимости от условий одно и то же явление может порождаться различными причинами, и, наоборот, одна и та же причина может приводить к различным следствиям. Так, огромная выделяющаяся при невзрывном распаде энергия может быть получена и в результате расщепления ядер урана и в результате синтеза ядер водорода в ядра гелия.

Причинными взаимосвязями явлений, несмотря на их многообразие, не исчерпывается все богатство закономерных связей в мире. Как писал В.И.Ленин, "каузальность, обычно нами понимаемая, есть лишь малая частичка всемирной связи, но... частичка не субъективной, а объективно реальной связи"59. Явления вступают друг с другом в различные отношения: временные, пространственные, атрибутивные и т.д., которые связаны с каузальностью, но не сводятся к ней.

3. ЗАКОН КАК ФОРМА СУЩЕСТВЕННОЙ СВЯЗИ ЯВЛЕНИЙ.
ЕДИНИЧНОЕ, ОСОБЕННОЕ И ВСЕОБЩЕЕ

Мы рассмотрели закон причинности и его значение. Но что такое закон, какие связи носят название закономерных?

В самой общей форме закон есть определенное необходимое отношение между вещами, явлениями или процессами, вытекающее из их внутренней природы, из их сущности. Понятие закона является одной из ступеней познания человеком единства, связи и взаимозависимости явлений объективного мира. Оно выработалось в результате длительного развития науки и философии.

Не всякая связь между явлениями есть закон. Закон есть такая внутренняя связь, которая носит существенный характер. Закон есть существенное в движении явлений. Понятия закон и сущность – однопорядковые, одностепенные. Например, периодический закон Менделеева вскрывает существенную внутреннюю связь между атомным весом (теперь зарядом атомного ядра) элемента и его химическими свойствами. Под сущностью разумеются внутренние, устойчивые связи. Сущность, как внутреннее, противопоставляется внешней, изменчивой стороне действительности. Когда говорится, что явление – это внешнее, а сущность – внутреннее, то внешнее и внутреннее противопоставляются друг другу не в пространственном смысле, а в отношении значимости для характеристики предмета.

Далее. Закон есть необходимое отношение между явлениями. Закономерные связи при определенных условиях действуют обязательно, с необходимой силой. Закон падения тел, открытый Галилеем, потому является законом, что не одно тело и не случайно падает на землю с ускорением 9,8 м/сек, а все тела и всегда. Закон не может не действовать, если имеются все требуемые им условия60.

Закономерные связи являются результатом причинной обусловленности явлений. Если бы явления не были причинно обусловлены, то ни о какой закономерности и речи быть не могло. Могла ли быть строгая последовательность в смене времен года, если бы не существовали ее причины – Движение Земли вокруг Солнца и наклон земной оси к плоскости ее орбиты?

Но причинность не исчерпывает всех закономерных связей. Причинность, как мы выше отмечали, является лишь частичкой объективной взаимосвязи, многообразные формы которой раскрываются наукой.

Существенность и необходимость закономерной связи определяют и другие особенности закона. Закон есть всеобщее в явлениях. Это значит, что определенная необходимая связь, выражаемая законом, присуща не отдельным единичным явлениям, а всем явлениям или процессам данного рода. Закон природы или общества потому и называется законом, что он выражает всеобщность: если есть определенные условия и причины, они везде и всегда с железной необходимостью вызывают соответствующие явления, следствия. Закон всемирного тяготения отражает такое свойство, которое присуще всем без исключения телам в природе. Закон Бойля – Мариотта выражает свойство, присущее не всем, а только разреженным газам, находящимся в условиях, далеких от сжижения. Но он выражает существенное свойство газов. Связь, которую он устанавливает, носит для этих условий необходимый характер, она всеобща для этих газов, потому что всякий раз, когда газы находятся в таких условиях, между их объемом и давлением существует строго определенное отношение.

В зависимости от того, насколько обширный круг явлений ими охватывается, законы могут быть более или менее общими. Есть законы, действующие во всех явлениях природы (закон сохранения и превращения энергии), а есть и такие, которые присущи отдельным формам движения материи, например биологической. Законы общественной жизни по степени общности также различны: одни действуют во всех формациях, другие присущи только той или иной формации. Наиболее общие законы, присущие и природе, и обществу, и мышлению, изучаются философией.

Закон как всеобщее существует не помимо единичных явлений, не вне их, а только в связи с единичными явлениями, процессами и т.д.

Всеобщее есть объективно существующая общность реальных предметов. Эта общность выражается в единстве их свойств, признаков и черт. Под единичным (или отдельным) разумеются отдельные предметы, явления, процессы, события, происходящие в природе и обществе. В качестве единичного может выступать и целая группа предметов, явлений, когда она рассматривается отношению к другой, более общей группе, объединенной определенной общностью.

Наряду с категориями всеобщего и единичного наукой выработано понятие особенного, которое является как бы связующим звеном между единичным и всеобщим. По отношению к единичному особенное является всеобщим, а по отношению к всеобщему – единичным. Например, пшеница – единичное, злак – особенное, растение – всеобщее. Злак как особенное является всеобщим по отношению к пшенице и единичным в отношении к растению.

Всеобщее и его отношение к единичному по-разному истолковываются различными философскими направлениями. Для объективного идеализма характерна абсолютизация всеобщего: всеобщее предшествует единичному и творит его. Так, например, Гегель писал: "...Всеобщее есть основание и почва, корень и субстанция единичного"61. По Гегелю, плод вообще и минерал вообще существуют независимо и раньше единичных плодов и минералов.

Другие философы, наоборот, отрицали объективность всеобщего и признавали реальное существование только единичного. Всеобщее они рассматривали как результат деятельности мысли человека. Так, например, Д.Локк писал: "Общее и универсальное не принадлежит действительному существованию вещей, но изобретено и создано разумом для собственного употребления и касается только знаков, слов или идей"62. Точку зрения, что всеобщее выражает то, что в действительности не существует и никогда не происходит, поддерживают феноменалисты и позитивисты.

Как объективному идеализму, так и феноменализму и позитивизму свойствен метафизический отрыв всеобщего от единичного, который приводит либо к мистическому представлению о творческой силе и всемогуществе всеобщего, либо к субъективно-идеалистическому взгляду, рассматривающему всеобщее (в том числе и закономерности природы и общества) как результат творчества человеческого сознания.

Материалистическая диалектика признает объективность как единичного, так и всеобщего, причем реально они существуют только в неразрывной связи между собой. Ленин отмечал, что

"отдельное не существует иначе как в той связи, которая ведет к общему. Общее существует лишь в отдельном, через отдельное. Всякое отдельное есть (так или иначе) общее. Всякое общее есть (частичка или сторона или сущность) отдельного. Всякое общее лишь приблизительно охватывает все отдельные предметы. Всякое отдельное неполно входит в общее и т.д. и т.д. Всякое отдельное тысячами переходов связано с другого рода отдельными (вещами, явлениями, процессами)"63.

Связь единичного и общего обнаруживается всюду. Химик, изучая какой-либо химический элемент, например водород, устанавливает его связи с другими элементами. Он находит, что водород есть газ. Общее (газообразность) существует только в единичном (водороде, кислороде, азоте и т.д.). Оно есть только одно свойство единичного (водорода) и не исчерпывает всего богатства предмета. Водород, как и любое другое единичное, обладает бесчисленным количеством свойств. Единичное явление имеет свойства и общие с другими явлениями и специфические, особенные, присущие только этому явлению и отличающие его от других явлений. При этом общее и особенное существуют в нем в неразрывной связи.

Познать всеобщее можно только путем изучения и сопоставления большого числа единичных предметов. Познание есть восхождение от единичного через особенное к всеобщему.

В процессе объективного развития единичное может превращаться во всеобщее, единичное явление может стать общей закономерностью развития. Переход от единичного через особенное ко всеобщему можно видеть в обществе на примере развития форм стоимости. Простая форма стоимости (при которой стоимость одного единичного товара получает свое выражение в стоимости другого единичного товара) была первоначальной формой обмена, когда он носил характер единичных и случайных актов. С развитием общества обмен становится более регулярным и простая форма стоимости переходит в развернутую, когда стоимость товара получает свое выражение в стоимости нескольких товаров, играющих роль эквивалента. И, наконец, обмен из единичных актов превращается во всеобщность, появляется всеобщая форма стоимости: все товары обмениваются на один, выступающий в роли всеобщего эквивалента. Простая, развернутая и всеобщая формы стоимости относятся друг к другу как единичное, особенное и всеобщее.

Понимание взаимосвязи и взаимопереходов единичного, особенного и всеобщего имеет огромное познавательное и практическое значение. Вместе с тем оно помогает борьбе против догматизма и ревизионизма в оценке явлений общественной жизни.

Ревизионист игнорирует всеобщее в явлениях, абсолютизируя единичное и особенное. Но всякое единичное включает в себя как момент всеобщее, которое реально существует. Единичные явления объединены общей закономерностью, познание которой необходимо для понимания развития явлений и практического руководства. Марксизм-ленинизм дает знание общих закономерностей движения к социализму. Задача коммунистических партий различных стран состоит в творческом применении всеобщей истины марксизма-ленинизма к конкретным условиям своей страны. Только такое сочетание общего и единичного ведет научному пониманию действительности и обеспечивает правильное руководство в грандиозном деле социалистического переустройства общества.

Догматик обращает внимание только на общее в различных явлениях, игнорирует единичное, или специфическое, особенное. В силу этого все явления он стремится подогнать под одну схему, отвлекающуюся от условий, конкретной обстановки и специфических особенностей развития явлений в той или иной стране, в ту или иную эпоху. Но без знания этих особенностей нельзя понять и действие общих закономерностей. Догматик, усвоив формулы, в которых выражено всеобщее, не обращает внимания на применение этих формул к конкретной изменяющейся обстановке. А в этом требовании конкретного подхода заключена суть требований диалектического метода. Игнорирование специфики единичного и особенного приводит к тяжелым ошибкам и извращениям. Как можно правильно руководить строительством социализма в какой-либо стране, не учитывая специфических особенностей этой страны (ее истории, традиций, национальных особенностей и т.д.)?

Коммунистическая партия Советского Союза в своей деятельности показала образцы правильного понимания и решения проблем общего и особенного. Блестящим образцом такого диалектического понимания является Программа КПСС. Исходя из общих положений марксизма-ленинизма, она дает конкретный анализ современной эпохи, определяет пути движения нашего общества к коммунизму.

Поскольку закон отражает всеобщее в явлениях, а не все свойства явлений, постольку единичное явление богаче закона. Закон социальной революции, устанавливающий неизбежность перехода на определенном этапе развития от одной общественно-экономической формации к другой, не исчерпывает всего богатства содержания социальных революций в различные эпохи в различных странах. Любая отдельная социальная революция богаче, многообразнее этого закона.

Закон есть прочное, устойчивое, повторяющееся, тождественное в явлениях. Явления одновременно и сходны и различны. Всегда можно найти одну или несколько сторон, по которым сходны самые различные предметы действительности. Диалектика отрицает абсолютное тождество явлений, но она признает относительное тождество (совпадение явлений по каким-то отдельным сторонам, свойствам). Закон отражает то, в чем многообразные явления тождественны между собой. Так, закон стоимости выделяет такое свойство товаров, по которому они все сходны. Это свойство повторяется во всех товарах независимо от их природных качеств и от того, кто, когда и где их производил.

Тождественное существует только в различном, а различное не исключает тождества, единства явлений по каким-либо сторонам, свойствам. Наука, открывая закономерные связи явлений, устанавливает тождество в различном, различие в тождественном. Так, биология, открыв клеточную структуру живых организмов, установила их единство, но она же одновременно указывает, что это тождественное в организмах – клетки – различно по своей структуре в разных типах организмов. Или, например, историческая наука открыла закон, что все общества, где частная собственность на средства производства является основой общества, развиваются путем классовой борьбы, но сама классовая борьба на различных ступенях общественного развития различна. Не всякое сходное, тождественное является законом, а только такое, которое выражает сущность явлений.

Законы объективны. Они не создаются сознанием и волей людей, а существуют независимо от них. Признание объективного характера закономерностей – существеннейшая черта философского материализма. "Мир, – писал В.И.Ленин, – есть закономерное движение материи, и наше познание, будучи высшим продуктом природы, в состоянии только отражать эту закономерность"64. Законы науки являются отражением объективных законов природы и общества.

Диалектический материализм стоит на позициях последовательного детерминизма. Все предметы и явления движутся, изменяются, развиваются по определенным объективным законам, каждое событие имеет причины.

Философы-индетерминисты отрицают объективность закономерностей. С точки зрения индетерминизма, явления не определяются причинами и необходимостью, а зависят от бога, "высшего разума", воли или цели. Индетерминизм выступает в различных формах, но в конечном счете он ведет к замене научного взгляда на мир религиозным. Как писал Ленин, "изгнание законов из науки есть на деле лишь протаскивание законов религии"65.

Теология (от греческого "теос" – бог) открыто говорит о том, что явления природы возникли и движутся по велению бога, порядок в мир вносится "творцом". Этот религиозный взгляд в разных вариациях пропагандируется философами-идеалистами. Так, например, одно из направлений современной философии – персонализм исходит из того, что первоосновой бытия является "верховная личность", "творец мира", бог; все законы природы и общества считаются проявлениями божественной воли.

Отрицают объективный характер закономерностей и кантианцы. Они считают, что законы природы устанавливаются нашим рассудком. В самой природе, в мире явлений нет необходимости, существенности и общности, опыт нам не дает их. Суждения о внешнем мире приобретают всеобщий характер якобы потому, что в основе их лежат всеобщие априорные категории рассудка.

Идеалистический взгляд, согласно которому разум диктует законы природе, нашел широкое распространение в позитивистской философии. Так, махист Пирсон писал:

"...закон в научном смысле слова есть, по существу, продукт человеческого духа, не имеющий смысла помимо человека. Он обязан своим существованием творческой мощи его интеллекта. Имеет больше смысла утверждать, что человек дает законы Природе, чем, обратно, что Природа дает законы человеку"66.

Неопозитивист Витгенштейн утверждает, что закон причинности – это только форма закона, родовое название, а не выражение объективной связи явлений: "События будущего, – пишет он, – не могут быть выведены из событий настоящего. Вера в причинную связь есть суеверие"67. Суждения, которые в науке называются законами, являются якобы лишь лингвистическими предложениями и не отражают поведение самих физических объектов68.

Отрицая объективность законов, философы-идеалисты иногда рассуждают так. Закон есть существенное в явлениях, но ведь сам человек, исходя из своих потребностей, одно делает существенным, а другое несущественным. Как мы можем знать, говорит прагматист Шиллер, что составляет сущность человека? Для богослова существенно в человеке то, что он имеет душу, для врача – что он имеет тело, для повара – что он имеет желудок, а для прачки – что он носит белье69. С разных точек зрения все это существенно для человека в такой же мере, как и то, что он зарабатывает деньги. Вывод из этих рассуждений делается такой: сущность предмета определяется субъектом, нашим взглядом на предмет. Что существенно для самого предмета, мы знать не можем, да и сама постановка вопроса о сущности предмета якобы бессмысленна. А раз не признается объективная сущность, то не признается и объективная закономерность.

Но в действительности сущность предмета не определяется мнением или практическими интересами людей. Например, человек, как любой другой объект познания, имеет множество сторон, свойств, которые могут привлекать к себе интерес исследователя. Однако каждый из этих интересов не определяет сущности человека. Последняя может быть понята лишь в том случае, если мы выясним особенности человека, выделившие его из мира животных. Тогда окажется, что человек обладает таким существеннейшим качеством, которое отличает его от всех других животных: человек делает орудия производства, трудится, сущность человека определяется совокупностью исторически определенных общественных отношений.

Конечно, предмет подчиняется действию многих законов, ибо он находится в многочисленных связях, отношениях с другими предметами. Разные отрасли научного знания изучают разные законы, которым подчинен один и тот же предмет. В воде химика интересует ее химическое строение и реакции с другими веществами, физик же изучает воду с другой стороны: изменения ее агрегатных состояний, теплопроводность, электропроводность и т.д. Поэтому физика и химия открывают разные законы, действующие в одном предмете. Но ни химия, ни физика не создают закономерностей, а только изучают их. Наличие многих закономерностей у одного и того же предмета не может служить аргументом для доказательства их субъективности, зависимости от человека, от его потребностей и мышления.

Законы природы и общества не проявляются в чистом виде, а в своем проявлении осложняются многими обстоятельствами. Действие того или иного закона наталкивается на целый ряд противодействующих сил и тенденций, через которые он пробивает себе дорогу. Например, экономический закон капитализма тенденции нормы прибыли к понижению вытекает из относительного уменьшения переменного капитала по отношению к постоянному. Это уменьшение в свою очередь вытекает из технического прогресса, из роста органического состава капитала. Но одновременно, благодаря действию ряда причин, падение нормы прибыли выступает лишь как господствующая тенденция.

То же можно сказать и о законе обнищания пролетариата в капиталистических странах. Действию этого закона противостоит действие другого закона – закона классовой борьбы пролетариата, а также борьба двух систем – капитализма и социализма. В силу этого закон обнищания пролетариата проявляется неравномерно в различных странах. Ограбление народов колоний и подкармливание за их счет верхушки рабочего класса в метрополиях также оказывает влияние на неравномерность действия закона обнищания пролетариата.

Объективную закономерность в природе и обществе некоторые идеалисты подменяют целесообразностью, метафизически противопоставляя закон и цель друг другу. Еще в древнегреческой философии существовал взгляд, согласно которому все явления возникают ради какой-то конечной цели, целевой причины (causa finalis), якобы независимой от действующих причин. Этой целью будто бы определяются и деятельность людей, жизнь общества, и все движения в природе. Сама вселенная устроена ради какой-то высшей цели (бога). Объяснение мира, исходящее из конечных целей, к которым якобы стремятся все явления природы, носит название телеологии.

Телеология возникла как оправдание теологии. Богословами философами-идеалистами было выдвинуто даже специальное физико-телеологическое доказательство существования бога. Целесообразное, разумное устройство природы, говорят сторонники этого доказательства, свидетельствует о разумности породившей ее причины, т.е. доказывает существование мыслящего и разумного существа, бога. Немецкий философ Лейбниц учил, что в мире существует предустановленная богом гармония, согласованность, а сам наш мир является лучшим из всех возможных миров70.

Поэт Г.Гейне в произведении "Путешествие по Гарцу" едко высмеял телеологию, согласно которой в природе все до такой степени разумно и целесообразно устроено, что деревья "зелены оттого, что зеленый цвет полезен для глаз... бог также сотворил рогатый скот потому, что мясные супы подкрепляют человека, ослов сотворил затем, чтобы они служили людям для сравнений, а самого человека – чтобы он ел мясные супы и не был ослом".

Телеологический взгляд на природу был подвергнут критике материалистами. Демокрит, Эпикур, Лукреций, Бэкон, французские и другие материалисты противопоставили телеологии принцип причинной обусловленности явлений в природе. При этом материалисты XVII и XVIII вв. телеологическому объяснению мира противопоставляли механистическое понимание причинности, в чем сказалась ограниченность метафизического материализма. Так, плотность предохраняющей тело животного кожи они объясняли сокращением пор под действием холодного воздуха. Неразвитость биологической науки не давала возможности правильно объяснить факты относительной целесообразности в живой природе.

Материалистическая диалектика, опровергнув телеологический взгляд на мир, дала правильное, рациональное объяснение Цели и ее отношения к объективным закономерностям. Природа не ставит целей. Правда, в органическом мире мы сталкиваемся с так называемой целесообразностью, с приспособленностью растений и животных к окружающей среде и органов друг к другу, с "целесообразной" структурой органов. Так, животные меняют окраску в зависимости от времени года: заяц зимой белый, а летом – серый. Но "целесообразная" приспособленность не тождественна сознательной, целенаправленной деятельности. Ни животные, ни тем более растения не ставят себе никаких целей. "Целесообразность" в органическом мире – это приспособленность к среде, являющаяся закономерным результатом стихийного действия физических, химических и биологических факторов.

Правильное объяснение "целесообразности" в природе дал Дарвин, показавший относительность и односторонность целесообразного строения живых организмов. Приспособленность животных и растений к среде возникла в результате естественного отбора: все неприспособленное погибает в борьбе за существование. Целесообразная приспособленность растений и животных есть результат взаимосвязи организма и условий его существования. Она относительна и вне этих конкретных условий теряет значение. Белая окраска зайца целесообразна и полезна в условиях зимы, но без снежного покрова земли она становится вредной для него.

Последовательно проводя детерминизм, материалистическая диалектика не исключает ни целей, ни свободы действий человека. Больше того, только при детерминистском взгляде возможна строгая и правильная оценка роли цели и целенаправленной деятельности людей. В природе действуют друг на друга слепые, бессознательные силы, а общие законы проявляются путем взаимодействия таких сил. В природе нет сознательной цели. Общество развивается в результате действия людей, одаренных сознанием, ставящих себе цели. Человек производит изменения в природе не просто в силу своего присутствия; своим трудом он заставляет природу служить его целям. Эта особенность деятельности человека абсолютизировалась идеалистами, которые отрывали сознательную цель в человеческой деятельности от породивших ее объективных закономерностей, распространяли понятие цели на природу.

Цели, которые ставит человек в своей практической деятельности, могут соответствовать, а могут противоречить закономерностям объективного мира. По мере того как человек все более точно познает законы природы и общества, он ставит все более правильные, научно обоснованные цели.

Так, целью своей революционной борьбы пролетариат ставит свержение капитализма и установление справедливого строя – коммунизма. Эта цель классовой борьбы пролетариата причинно обусловлена, она вытекает из познанных объективных закономерностей развития общества.

Когда цели человека вытекают из познанных законов развития материального мира, тогда практическая деятельность по постижению этих целей успешна. При этом знание законов дает человеку возможность предвидеть как близкие, так и отдаленные последствия своего активного вмешательства в естественный ход процесса. Если же цели человека покоятся на знании только внешних, несущественных связей, то практическая деятельность может оказаться безуспешной. Правильная, научная постановка цели и правильный выбор средств для ее осуществления дают возможность людям использовать объективные законы для достижения господства над силами природы и общества.

Признание объективного характера законов, таким образом, отнюдь не означает бессилия человека перед силами природы и общества. Фатализм так же чужд материалистической диалектике, как и субъективизм. Законы природы и общества нельзя уничтожить, но это не значит, что люди бессильны изменить условия, на почве которых возникают те или иные законы, и тем самым вместе с изменением условий изменить и действие законов. Так, вместе с уничтожением условий существования капиталистического общества прекращается действие законов капитализма. Вместо них на почве новых условий возникают новые законы, законы социализма.

В зависимости от различных условий меняется форма проявления закона. Одни и те же законы проявляются в самых различных формах. Существуют вечные законы природы, но и они в зависимости от различных условий меняют форму своего проявления. Ф.Энгельс писал:

"Вечные законы природы также превращаются все более и более в исторические законы. Что вода при температуре от 0 до 100°С жидка – это вечный закон природы, но, чтобы он мог иметь силу, должны быть налицо: 1) вода, 2) данная температура и 3) нормальное давление. На луне вовсе нет воды, на солнце имеются только составляющие ее элементы, и для этих небесных тел указанный закон не существует"71.

Многие физические, химические и биологические законы имеют силу только для условий, имеющихся на Земле. На других небесных телах существуют другие условия и, следовательно, действуют другие законы.

"Если мы желаем говорить о всеобщих законах природы, применимых одинаково ко всем телам, начиная с туманности и кончая человеком, то у нас остается только тяжесть и, пожалуй, наиболее общая формулировка теории превращения энергии... Но сама эта теория превращается, если последовательно применить ее ко всем явлениям природы, в историческое изображение изменений, происходящих одно за другим в какой-нибудь мировой системе от ее возникновения до гибели, т.е. превращается в историю, на каждой ступени которой господствуют другие законы, т.е. другие формы проявления одного и того же универсального движения, – и, таким образом, абсолютно всеобщим значением обладает одно лишь движение"72.

Итак, действие законов зависит от условий. Формы проявления законов меняются в различных конкретных условиях. Человек, познав законы и многообразные формы их проявления, может изменять условия и использовать законы для своих практических нужд. Он может обуздать стихийные силы природы и общества, овладеть ими. Он может создавать одни условия действия закона и устранять другие, получая таким образом различные результаты. Практическое значение познания человеком законов природы и общества в том и состоит, чтобы овладеть ими, использовать их в интересах и целях общества, господствовать над силами природы и общества, целесообразно управлять ими.

Познание и практическое использование законов природы и общества сталкиваются со многими трудностями. Закон нельзя увидеть или осязать, он не постигается непосредственно чувствами. Как говорят, законы небесной механики не начертаны на небе. Открытие закона – результат длительного процесса абстрагирующей деятельности человеческого мышления, результат познания.

В науке существует понятие так называемой статистической закономерности, которая действительна только для целого ансамбля явлений, а не для каждого отдельного элемента этого ансамбля, как в динамической закономерности. При статистической закономерности среди массы явлений хаотически распределен какой-либо общий признак. Эта закономерность проявляется и может быть обнаружена в большом числе случаев, в массовом потоке фактов. Суммирование большого числа случаев, единичных явлений приводит к тому, что исчезают их случайные отклонения в ту или иную сторону: случайности погашают и уравновешивают друг друга. Так, например, сумма стоимости товаров совпадает с суммой цен их. Но эта закономерность не может быть обнаружена в каждом отдельном товаре, цена которого то выше, то ниже его стоимости: "...вполне естественно, – пишет Ленин, – что в обществе разрозненных товаропроизводителей, связанных лишь рынком, закономерность не может проявляться иначе как в средней, общественной, массовой закономерности, при взаимопогашении индивидуальных уклонений в ту или другую сторону"73. Подобно этому давление газа на стенку сосуда подчинено определенной закономерности и имеет постоянную величину. Однако движение каждой отдельной молекулы внутри сосуда носит случайный характер, на основе знания статистической закономерности нельзя предсказать точное направление движения каждой молекулы газа в сосуде.

Статистический закон имеет все признаки закона: объективность, необходимость, всеобщность, он распространяется на все ансамбли одного и того же типа и выражает существенную и необходимую связь явлений. Чтобы вскрыть статистическую закономерность, надо изучить большую массу случайностей. Существует закон больших чисел, выражающий диалектику связи необходимости и случайности. В силу этого закона совокупное действие большого числа случайных факторов приводит к результату, не зависящему от отдельного случая.

Среди ряда зарубежных философов и естествоиспытателей имеется тенденция отрыва статистической закономерности от динамической. Этот отрыв выражается прежде всего в утверждении, что явления, в которых действует статистическая закономерность, не подчинены никаким динамическим закономерностям. Законы квантовой механики носят статистический характер. Поэтому, говорят физики-индетерминисты, поведение отдельного электрона не детерминировано никакими объективными закономерностями.

Статистическая закономерность отнюдь не означает, что отдельное явление ансамбля не подчинено вообще никаким объективным законам. Движение каждой отдельной единицы ансамбля в том или ином направлении, ее отклонение в ту или другую сторону причинно обусловлено. Цена какого-либо товара может быть значительно выше его стоимости, но это превышение имеет свои причины, например большой спрос и отсутствие конкурента в данный момент.

В мире нет таких явлений, которые подчинялись бы либо только статистическим, либо только динамическим закономерностям. В каждом явлении переплетается действие многочисленных и различных законов, ибо явления находятся в многочисленных связях с другими явлениями: с одними явлениями они связаны статистической закономерностью, а с другими – динамической. Динамическая закономерность не исключает статистической, а статистическая не исключает динамической. Например, движение молекулы газа в сосуде связано с другими молекулами статистической закономерностью, но эта же молекула вместе с другими, находящимися в сосуде, подчинена той динамической закономерности, которая определяет положение сосуда в пространстве. Связь явлений, устанавливаемая статистически, причинно обусловлена.

4. НЕОБХОДИМОСТЬ И СЛУЧАЙНОСТЬ

Последовательное проведение принципа детерминизма связано с правильным решением проблемы соотношения необходимости и случайности. Не уяснив этого соотношения, нельзя понять действия объективных законов.

Как было уже ранее сказано, закономерные связи объективно обусловлены, существенны и необходимы. Необходимо то, что вытекает из сущности, из внутренней связи вещей и неизбежно должно произойти. Противоположностью необходимости является случайность. Случайность неустойчива, она внутренне, необходимо не связана с сущностью процесса. Случайное явление может быть, а может не быть, может произойти так, а может произойти иначе. Необходимость имеет причину в самой себе, случайность – в другом. Например, победа нового общественного строя, социализма, – явление необходимое, вытекающее из сущности всего предшествующего общественного развития, оно обязательно произойдет во всем мире, причина этого явления кроется во внутренних закономерностях развития общества. Случайно, что семя какого-либо растения было занесено в такую область, куда раньше семена этого вида растений не попадали. Случайно, что это семя нашло там условия для своего произрастания. Причина этих явлений находится вне семени: ход развития семени не заключает в себе причин перенесения его в ту или иную область; не от семени зависит, в какие условия оно попадает, какие помехи оно встретит на месте своего произрастания. Совсем не обязательно, чтобы данное семя попало в данную область, чтобы оно нашло там благоприятные условия и т.п. Когда семя какого-либо растения созреет, его дальнейшее существование зависит от многих случайностей.

Метафизики рассматривают случайность и необходимость как взаимоисключающие друг друга: необходимое не имеет отношения к случайности, а случайность абсолютно исключает необходимость. Для метафизического материализма характерно отрицание случайности и признание господства в природе и обществе чистой, абсолютной необходимости. Еще Демокрит говорил, что все свершается только по необходимости: "Люди измыслили идол [образ] случая, чтобы пользоваться им как предлогом, прикрывающим их собственную нерассудительность"74. Субъективной категорией считали случайность и французские материалисты XVIII в. Так, Гольбах писал, что в природе, обществе и человеческом мышлении все подчинено абсолютной необходимости. Ничего иного по сравнению с тем, что существует, быть не может: "...Все, что мы наблюдаем, необходимо или не может быть иначе, чем оно есть..."75 Ни одно живое существо может действовать иначе, чем оно действует, ни один атом случайно не встречается с другим. Говорить о случайности, по мнению Гольбаха, значит не знать законов природы. Отрицание случайности аргументировалось тем, что в мире объективно существует причинность, которая якобы исключает всякую случайность. Случайным явление может-де считаться лишь до тех пор, пока не вскрыта причина его существования. Как только обнаружится причина явления, случайности якобы приходит конец. Отсюда вывод: случайность – субъективная категория, выражающая наше незнание предмета. Материалисты прошлого неправильно полагали, что признание объективности случайности неизбежно приведет к идеалистическому взгляду на мир, к индетерминизму.

Крайности сходятся, и в данном случае отрицание случайности фактически приводит к низведению необходимости до степени случайности. Сказать, что все абсолютно необходимо, равносильно противоположному утверждению: все одинаково случайно. Объявить все необходимым – значит растворить необходимость как специфическую форму связи явлений в массе случайностей. Если все необходимо, то число листьев на этом дереве – явление столь же неотвратимое, как и закон всемирного тяготения.

Французские материалисты XVIII в., отрицая случайность, в действительности все события в истории общества объясняли случайными обстоятельствами. Гольбах писал:

"...мы должны быть уверены, что нет столь малой или отдаленной причины, которая не оказывала бы иногда на нас огромнейшего и неожиданнейшего влияния. Может быть, в бесплодных равнинах Ливии собираются первые зародыши бури, которая, уносимая ветрами, прибудет к нам, сгущая нашу атмосферу и воздействуя на настроение и страсти человека, а человек в силу сложившихся обстоятельств может влиять на множество других людей и по своему произволу решать судьбу многих народов"76.

Так, случайное обстоятельство (песчинка из Ливийской пустыни) может определить ход общественного развития, вызвать войны, бедствия народов. Французские материалисты случайные причины возводили до степени необходимых и вследствие этого сами впадали в идеализм и фатализм.

Метафизический материализм, отрицающий случайность, бессилен в борьбе против фатализма, воспитывающего покорность перед стихийными силами природы и общества, как перед волей мистического рока, судьбы.

Существование необходимости в природе и обществе отрицают современные позитивисты. Витгенштейн утверждает, что нет такой необходимости, в силу которой должно произойти одно, потому что произошло другое. По его мнению, существует только логическая необходимость – необходимость следования одного суждения из другого; эта необходимость не отражает никакой объективной закономерности, а возникает из природы языка.

Однако практическая деятельность людей доказывает объективное существование как необходимости, так и случайности в природе и обществе. Но недостаточно просто признать объективное существование необходимости и случайности. Ведь можно так рассуждать: необходимость существует сама по себе, а случайность – сама по себе; одни связи и события только необходимы, а другие только случайны; науке нет никакого дела до случайностей, хотя они и существуют, она изучает только существенное, устойчивое, обязательное. Такого взгляда придерживался, например, метафизик X. Вольф.

Но необходимость сама проявляет себя через бесчисленные случайности, как общее проявляется через единичные явления. И задача науки состоит в том, чтобы в кажущемся хаосе случайностей открыть, обнаружить скрытую необходимость, закономерность.

Материалистическая диалектика глубоко и всесторонне раскрывает взаимосвязь случайности и необходимости, их переход друг в друга в процессе развития материи. Случайность есть форма проявления необходимости и дополнение к ней.

"...То, – пишет Энгельс, – что утверждается как необходимое, слагается из чистых случайностей, а то, что считается случайным, представляет собой форму, за которой скрывается необходимость..."77

Представим себе, что какой-либо мелкий собственник, скажем, владелец кондитерской лавки в капиталистической стране, разорился, стал пролетарием. Это часто бывает. Сам кондитер думает, что это событие чисто случайное, не имеющее никакого отношения к необходимости. Да и действительно случайно, что этот, а не другой кондитер разорился; ведь в другом месте при несколько иных обстоятельствах другой кондитер до конца своей жизни может прожить владельцем лавки. Можно найти целый ряд случайных обстоятельств, которые вызвали разорение именно этого кондитера, например то, что по соседству открылся большой кондитерский магазин с более дешевыми товарами, вследствие чего наш кондитер лишился своих покупателей, и т.п. Но за этим событием, как за всякой случайностью, скрывается необходимость. Разорение мелких собственников (торговцев, ремесленников, крестьян) в условиях капиталистического общества с развитой индустрией – необходимый, неизбежный процесс, закон капитализма. Эта необходимость пробивает себе дорогу через массу случайностей (разорение тех или иных отдельных мелких собственников). Без этих единичных и, следовательно, случайных по отношению к общему ходу экономического развития явлений не может проявиться экономическая необходимость.

Случайность не есть беспричинность. Все случайности имеют свои причины. Кондитер разорился потому, что появился серьезный конкурент. Когда имеется причина и условия для ее действия, то следствие необходимо вытекает из нее. Причинность – всеобщая форма связи явлений. Но условия для действия данной причины могут быть, а могут не быть. Сами причины различны: есть такие, которые вытекают из внутренней логики процесса развития и являются, следовательно, необходимыми; есть и причины случайного характера, которые могли и не иметь места.

Естественная смерть в результате старости и одряхления не случайна. А смерть здорового человека в результате удара автомобиля могла и не иметь места при ином стечении обстоятельств, если бы человек вышел из дому на минуту раньше или позже или по дороге встретил бы товарища и задержался с ним. Случайность появляется в точке пересечения разных причинно обусловленных явлений. Пересечение этих явлений именно в данной точке необязательно; оно – результат стечения многих обстоятельств. Отсутствие одного из них исключило бы его возможность.

Случайность и необходимость в процессе развития переходят друг в друга. Например, отдельные случаи превращения пленников в рабов встречались и до существования рабовладельческого строя, но они не были характерными и необходимыми, не вытекали из внутренних потребностей родового строя. Но когда производительные силы развились до такого уровня, что возникло производство прибавочного продукта, обращение в рабство стало не единичным, а общим явлением, господствующим экономическим отношением античного общества.

Наука не отрицает существование случайности. Случайность объективно существует и изучается наукой. Но наука не должна останавливаться на этом: обязанность науки за случайностями раскрыть необходимость, закономерность, проявляющуюся в случайностях.

Случайность, являясь объективно существующей, оказывает большее или меньшее влияние на ход развития явлений. Историю делают люди, обладающие различными способностями и стремлениями. Когда созревает какая-либо общественная необходимость, то всегда найдутся люди, которые будут ее претворять в жизнь. Но как они будут ее осуществлять, это зависит и от многих случайных обстоятельств: от способностей, наклонностей, характера деятелей, ставших во главе движения. По отношению к общему историческому процессу случайно, что именно эта личность возглавила данное движение, но поскольку она уже встала во главе этого движения, она окажет влияние на него, наложит свой отпечаток на те или иные события.

Случайности по-разному оказывают влияние на нашу жизнь: одни благоприятны, другие пагубно действуют, одни ускоряют ход развития процесса, другие осложняют и замедляют. На разных ступенях развития общества жизнь людей в различной степени зависела от случайностей природы. Жизнь первобытного человека почти всецело зависела от случайностей природы; добывание средств к жизни во многом зависело от случайных обстоятельств: удачной охоты и т.д. Одно какое-либо стихийное бедствие (засуха, ливень, вторжение других племен) могло привести к гибели племени. С развитием производительных сил общества и науки люди все больше и больше выходили из-под власти случая.

При социализме впервые в истории люди получают возможность все больше и больше управлять общественными процессами, сознательно использовать законы в интересах всего общества. В руках народа при социализме находятся все могучие средства производства, возрастающая роль науки, которые дают возможность устранить пагубное действие многих случайностей природы. При социализме познанные законы развития природы и мощная техника производства служат господству человека над стихийными силами, используются в интересах народа.

5. ВОЗМОЖНОСТЬ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

Чтобы глубже понять действие законов природы и общества, проявление необходимости через случайности, пути и средства использования человеком объективных законов для своих практических целей, нужно рассмотреть и проблему возможности и действительности, условия превращения, перехода первой во вторую.

Категория возможность выражает способность материи в процессе движения принимать различные формы. Любое явление при известных условиях может изменить форму своего существования, перейти, превратиться в другое явление (например, низшие формы переходят в высшие). Эта возможность определяется тем, что все вещи, явления, процессы находятся в непрерывном движении, изменении, которое происходит по определенным от сознания и воли людей не зависящим законам. Одно явление может стать другим, оно содержит в себе эту объективную возможность.

Но в каком направлении может произойти изменение данного предмета, каким другим он может стать? Это зависит от определенных условий, обстоятельств.

Обнаружить, вскрыть возможности, таящиеся в явлениях природы и общества, и условия превращения их в новую действительность – это важнейшая задача науки и практической деятельности людей. Возможность в силу заложенной в бытии необходимости, закономерности превращается в действительность.

Действительность78 есть осуществленная возможность. Возможность выражает тенденцию закономерного движения бытия (природы и общественной жизни).

В зависимости от различных условий одна и та же возможность может осуществляться в разных формах. Так, развитие капитализма в ряде стран пошло по прусскому или по американскому пути.

Формы осуществления возможностей зависят от многих обстоятельств. Например, возможность сбора хорошего урожая зерна в каком-либо районе в текущем году основана на многих закономерных факторах (сортовые семена, улучшенная обработка почвы, выбор правильной системы земледелия и т.п.), но эта возможность связана и с многими случайными обстоятельствами (количество осадков и солнечных дней в этом году, состояние погоды во время уборки и т.д.). Поэтому при выявлении возможностей надо учитывать как необходимые, так и случайные факторы, определяющие эту возможность.

Возможность противоположна невозможности.

Излюбленной манерой современных идеологов буржуазии, волюнтаристически79 подходящих к истолкованию мира, является попытка выдать невозможное за возможное и, наоборот, возможное за невозможное. Так, например, игнорируя закон конкуренции и анархии производства при капитализме, они стараются доказать возможность "планируемого", "организованного", "бескризисного" капитализма. Невозможное выдают за возможное. С другой стороны, наиболее реакционные и агрессивные круги буржуазии отрицают возможность мирного сосуществования государств с различным общественным строем, хотя оно и представляет единственную альтернативу разрушительной термоядерной войне.

Возможность и невозможность надо рассматривать конкретно. В зависимости от изменений условий и возникновения новых законов невозможное может стать возможным, например, создание материально-технической базы коммунизма в СССР было невозможным сразу после Октябрьской революции. Тогда, когда КПСС выполнила свою вторую программу и социализм одержал полную победу, возникли необходимые условия для постепенного перехода к коммунизму и для создания его материальной базы.

Возможность и действительность относительно противоположны как две стороны развития: как исходный момент и результат развития. А так как развитие представляет собой цепь событий, то каждое звено в ней является исходным моментом по отношению к одному и результатом по отношению к другому. Феодальный строй на определенной ступени своего развития содержал в себе возможность капиталистического, а капиталистический – социалистического строя. А при наличии социалистической системы возникла возможность для стран, освободившихся от колониального ига, некапиталистического пути развития. Но за ее реализацию народам этих стран нужно бороться.

Хотя возможность и действительность переходят друг в друга, их надо строго различать. Принять возможное за действительное – значит впасть в грубую ошибку, ввести в заблуждение себя и других. Если бы все возможное было одновременно и действительным, то не существовало бы никакого развития в природе и обществе. Смешение возможного и действительного в политике приводит к самообману и серьезным ошибкам.

Если последовательно рассуждать вслед за субъективистами, то пришлось бы признать все возможным. В мире существуют случайности; поэтому, рассуждают субъективисты, все может случиться, все возможно: если сегодня Земля вращается вокруг Солнца, то завтра возможно, что Солнце будет вращаться вокруг Земли. Поэтому и все желаемое возможно. Субъективистское понимание возможности несостоятельно, оно противоречит фактическому развитию явлений природы и общества.

В практической деятельности надо опираться не на то, что все возможно ("все может случиться"), а на реальную возможность, которая вытекает из существующей и действующей закономерности и из наличных условий. Существование объективной закономерности необходимо, но еще недостаточно для возникновения той или иной реальной возможности. Нужны условия, которые способствовали бы проявлению этой закономерности именно в данной форме.

Существуют разные возможности. Не следует смешивать два рода возможностей: абстрактную (формальную) и реальную. Наличие определенной закономерности обусловливает лишь абстрактную, формальную возможность, которая в данной конкретно-исторической обстановке еще не может превратиться в действительность, потому что отсутствуют необходимые предпосылки для ее реализации. Например, возможность экономического кризиса перепроизводства заложена в противоречиях товара вообще – в разделении акта купли и продажи во времени и пространстве, в раздвоении товара на товар и деньги, в развитии функции денег как средства обращения. Но в условиях простого товарного хозяйства возможность кризиса перепроизводства носит абстрактный, формальный характер. Хотя и в условиях простого товарного производства можно продавать, не покупая, но реальной угрозы экономического кризиса не возникает. Если даже какой-либо мелкий собственник (или группа их) будет продавать, не покупая, то ощутимой задержки в сбыте товаров не произойдет; рынок не будет переполнен товарами, производителю не придется увольнять рабочих, ибо у него их нет. Возможность экономического кризиса перепроизводства становится реальной в условиях капиталистического общества, где деньги превращаются в капитал, а труд становится наемным. Здесь производство носит общественный, а присвоение – частный характер, и разделение акта купли и продажи и возникающие на этой основе задержки в сбыте товаров приводят к кризису и потрясению капиталистического общества: к расстройству торговли, к сокращению производства, к росту безработицы, к разорению мелких собственников, к банкротству промышленных, торговых и банковских фирм и т.д.

Многие буржуазные идеологи, приукрашивая империализм, пишут о богатых возможностях, которые таит в себе капитализм для простых людей. Они говорят, что в капиталистическом обществе любой человек может стать миллионером, которому все доступно. Но эта возможность – чисто формальная. Рабочему нужна не формальная возможность стать капиталистом, а реальная возможность освободиться от эксплуатации, иметь работу, хорошее жилище, питание, возможность культурного развития и быть полноправным хозяином своей страны. Для успешной практической деятельности человек, передовой общественный класс должны обнаружить нужную им реальную возможность, определить пути ее претворения в жизнь и действовать согласно этим путям.

Возможность не есть нечто застывшее и неизменное. Ее развитие есть результат действия законов. Так, возможность победы социалистической революции в странах капитала развивается в связи с развитием капитализма и обострением его противоречий.

Как известно, всякий закон в природе и в обществе не выступает в чистом виде, а проявляется как тенденция. Действие того или иного закона наталкивается на целый ряд противодействующих сил. Поэтому явления действительности таят в себе противоречивые возможности, каждая из которых опирается на определенные тенденции закономерного развития. Среди борющихся возможностей в конце концов побеждает, превращается в действительность какая-либо одна. Например, современная международная напряженная обстановка, создаваемая империалистами, таит в себе возможность новой мировой войны. Но вместе с тем в современных условиях существует и другая возможность – предотвращения войны. Первая вытекает из того, что империализм порождает войны. Вторая основывается на иной закономерности: империализм перестал быть всеохватывающей мировой системой, возникли, развились и окрепли социалистические страны, изменилось соотношение классовых сил на мировой арене в пользу социализма, расширяется зона мира, выросло движение борцов за мир. Все это говорит о том, что нет фатальной неизбежности войны. "Объединенными усилиями могучего социалистического лагеря, миролюбивых несоциалистических государств, международного рабочего класса и всех сил, отстаивающих дело мира, можно предотвратить мировую войну"80. Обе возможности (и возможность войны и возможность ее предотвращения) реальны, но противоположны. Превращение одной из них в действительность означает ликвидацию другой. При этом одна возможность (предотвращение войны) выражает основную тенденцию прогрессивного развития, растут и умножаются ее силы, а другая опирается на реакционные агрессивные круги капиталистического общества, которые встречают все большее сопротивление со стороны борцов за мир и демократию.

Какая же из существующих и борющихся возможностей станет действительностью? Это зависит от многих обстоятельств. Чтобы возможность прочного мира превратилась в действительность, чтобы предотвратить новую войну, необходимы бдительность и организованность сил мира, демократии и социализма, их активная и решительная борьба единым фронтом против сил агрессии.

Если не будет всех необходимых условий, то и реальная возможность не превратится в действительность. Семя содержит в себе возможность превращения в растение, но для этого в определенное время года его надо бросить в разрыхленную почву, нужны тепло и влага. Из многих семян не вырастают растения по причине отсутствия необходимых условий.

Среди возможностей имеются такие, которые носят необходимый характер и рано или поздно неизбежно реализуются (например, победа социалистической революции во всех странах обязательно произойдет). Но и такие возможности превращаются в действительность, лишь когда созреют все необходимые условия (для победы революции необходимы определенные объективные и субъективные факторы). Наука вскрывает таящиеся в природе и обществе возможности, изучает условия, при которых они реализуются, и тем самым указывает пути устранения неблагоприятных для человека возможностей, содействует превращению желательных возможностей в действительность.

Возможность может превращаться в действительность и без вмешательства человека. Так обычно происходит в природе, где необходимые для реализации возможности условия складываются независимо от деятельности людей.

В общественной жизни превращение возможностей в действительность осуществляется через практическую деятельность людей. Познав лежащую в основе возможности закономерность, человек своей практической деятельностью может ускорить превращение этой возможности в действительность, направить развитие по желаемому пути. Изучение возможностей, таящихся в существующем положении вещей, нахождение среди них той, которая отвечает потребностям передовых сил общества, во многом определяют успех практической деятельности.

Объективный подход к явлениям окружающего мира, выявление всех условий, необходимых для реализации возможностей, – это важнейшие элементы диалектического научного анализа явлений.

Когда созрела та или иная объективная возможность в обществе, то ее реализация зависит от практической деятельности людей. Например, в течение двух десятилетий наша страна должна решить главную экономическую задачу – создать материально-техническую базу коммунизма. XXII съезд КПСС наметил конкретный путь выполнения этой задачи, определил место рабочего класса, колхозного крестьянства, советской интеллигенции в ее решении. Творческим трудом советского народа эта возможность, как и многие другие, превращается в действительность.



<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>
Библиотека Фонда содействия развитию психической культуры (Киев)
rate your site LightRay Каталог Agates Рейтинг Сайтов YandeG


Visual Basic Рейтинг сайтов Наука / Образование

 

Besucherzahler

dating websites

счетчик посещений

russian brides

contador de visitas

счетчик посещений